154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 5

Текст книги "Сальса для двоих"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 15:13

Автор книги: Диана Рейдо


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

9

Все же Мигель настоял на том, чтобы они в первый день пребывания Венди в Малаге отправились в ресторан с местной кухней. К великому изумлению Венди, она узнала, что Мигель никогда раньше не бывал в суши-барах и не пробовал роллов. Теперь он попросил отсрочки.

– Мне нужно время, чтобы подготовиться к этому суровому испытанию.

– Как ты умудрился не потерять гастрономическую девственность в отношении суши?

– Женщина, что за терминология? – поразился Мигель.

– Не обращай внимания. Это я так… Но как же получилось, что ты до сих пор не попробовал это чудеснейшее лакомство?

– Чудеснейшее?

Брови Мигеля были скептически вздернуты.

– О да! Плюс ко всему суши крайне выручают…

– Это в каких же случаях?

– Когда хандра, – вздохнула Венди. – Когда настроение на нуле, серое небо за окном, а с шотландского неба безостановочно льется хмурый дождь.

– Какой ужас. Как ты можешь там жить?

– А где же мне жить? – заинтересовалась Венди.

– Например, ты вполне можешь жить в Испании, – гостеприимно предложил Мигель.

– Да ты что, шутишь так?

– Вовсе нет.

– Как же я буду здесь жить? Где, а, главное, на что?

– Это все вопросы решаемые, – протянул Мигель.

Венди была сторонником прямоты в обсуждении щекотливых вопросов. Но тут даже она засомневалась, стоит ли рубить откровения с плеча.

Она просто поинтересовалась:

– Кем решаемые?

– Ну, я не вижу, почему бы тебе не остаться здесь, со мной.

– Где?!

– В моем доме. В Малаге. В Испании.

– Здорово придумал. Мигель, еще и суток не прошло, как я здесь. Мы едва начали общаться…

– Понимаю. Секс ведь еще не повод для знакомства, верно?

– Что ты! Я вовсе не это имела в виду. Пожалуйста, не обижайся. Просто… Это ведь серьезные вещи, согласись?

– Пожалуй, что и соглашусь.

– Мы ведь не так давно знакомы…

– А я уже говорил тебе. Мне кажется, что я знаю тебя куда дольше, чем мы на самом деле знакомы.

– Удивительно.

– Не нахожу здесь ничего удивительного. Так мы еще вернемся к этому вопросу?

– Да… Думаю, да. Но попозже, – Венди полувопросительно подняла тонкие брови.

– Договорились. Только имей в виду, Венди, что у меня на тебя серьезные виды.

– Виды?..

– Да. И я так просто не отступлюсь.

– Возможно… Будем собираться?

– Конечно. Одевайся.

– И что мне одеть? – весело спросила Венди.

– Что-нибудь красивое, – подмигнул ей Мигель. – Поедем в местный ресторан, это здесь неподалеку. Но это очень хороший ресторан. Вся моя семья его обожает.

– Понятно, – со вздохом сказала Венди и ушла выбирать из своего немногочисленного гардероба что-нибудь «очень красивое». Подсказка Мигеля ничуть не упрощала ей задачу. Какой это ресторан, что туда принято надевать, есть ли у них дресс-код… Придется выкручиваться, полагаясь на собственное воображение.

Это было затруднительно, потому что Мигель караулил Венди под дверью и поминутно напоминал ей, что она собирается уже «уйму времени».

Венди подкрасила губы золотисто-карамельной помадой с легким красноватым оттенком, тщательно подвела глаза и нанесла тушь на ресницы, а потом, выбрав самое свое воздушное и невесомое нижнее белье, надела поверх него красное платье.

Это платье было ее козырной картой, тузом в рукаве в планах завоевания сердца Мигеля. Карта не пригодилась, так как завоевание было скоропалительным и неожиданным. Но Венди надела его с удовольствием. По ее расчетам, глаза половины мужчин в этом ресторане должны будут быть прикованы к ее стройной фигуре, облаченной в яркий муслин. Плечи и руки были открыты, вырез был в форме верхней части сердца, а юбка, доходящая до колен, разлеталась легкомысленным колоколом.

Несколько недорогих витых позолоченных браслетов завершали эффектную картину.

Мигель присвистнул, когда Венди наконец вышла из своей комнаты, и прокомментировал шутливо:

– Смотри, как бы мне не устроили из-за тебя в ресторане вендетту.

– Ты о чем? – не поняла Венди.

– Думаю, многие захотят тебя украсть. И придется мне сражаться за тебя.

– Что ж, думаю, это только добавит сегодняшнему вечеру неповторимого испанского колорита.

Венди лукаво усмехнулась. Брови Мигеля поползли вверх.

– Идем, несчастная, пока я совсем не заморил тебя голодом.

– Идем, – согласилась Венди и взяла сумочку.


До ресторана они доехали за считанные минуты. Мигель припарковался почти перед самым входом, потом галантно открыл дверцу автомобиля перед Венди.

Пройдя внутрь, Венди с любопытством разглядывала обстановку. Здесь было много темного дерева (в основном мебель), золотисто-коричневые стены, связки красного перца, свисающие с барной стойки, и приглушенное освещение.

Мигель выбрал столик, который находился чуть ли не в центре зала.

– Может быть, пройдем куда-нибудь в уголок? – тихо спросила Венди. Ее светлокожая внешность уже успела привлечь внимание. Венди могла сколько угодно шутить на эту тему, но чувствовала она себя при этом не слишком комфортно.

– Зачем? – поинтересовался Мигель. – Пусть все видят, какая у меня красивая невеста!

– Невеста?..

Он с гордостью кивнул.

– Погоди, погоди… Не так быстро. Ты ведь, кажется, даже не заговаривал об официальном предложении. Так с чего вдруг такой ответственный и серьезный статус?

– Ну да, не заговаривал. Еще не успел. Но, знаешь…

– Что?

Если бы Венди уже не села на тяжелый стул из темного дерева и не придвинула его к круглому столу с толстой столешницей, накрытой белоснежной скатертью, она, наверное, подбоченилась бы. Такой вызов читался в ее голосе.

– Знаешь, у меня почему-то именно такое ощущение, – тихо сказал Мигель.

– Какое?

– Что ты совсем моя.

– Твоя невеста? – уточнила рациональная Венди.

– И это тоже.

Перед Венди появилось меню. Чтобы как-то скрыть свое смущение и обескураженность, она принялась торопливо перелистывать пергаментные страницы.

Но очень скоро ей вновь пришлось поднять глаза. Она плохо ориентировалась в названиях блюд, и уж совершенно точно не представляла, что скрывается за тем или иным пышным определением.

Мигель угадал ее замешательство.

– Разреши, я сам для тебя закажу.

– Разрешаю, – кивнула Венди.

– Скажем… Скажем… Молодая телятина с грибным суфле, шпинат, свежевыжатый сок, овощной салат и какой-нибудь десерт. Хочешь шоколадный торт?

Венди расплылась в улыбке.

– Конечно, хочу! Ты себе можешь представить ситуацию, в которой я отказалась бы от шоколадного торта?

– Нет, не могу. Два куска?

– Два, наверное, не стоит, – с сомнением произнесла Венди, – а вот от мороженого я бы не отказалась.

– Отлично, – обрадовался Мигель. – У нас подают самое лучшее в мире мороженое!

– Ну, тогда я хочу клубничное, апельсиновое и еще какое-нибудь экзотическое.

Мигель принялся перечислять подошедшему официанту заказываемые блюда, а Венди тем временем продолжила разглядывать обстановку.

Вернее, не столько обстановку, сколько других гостей ресторана, снующих мимо официантов, колоритного бармена с огромными черными усами за стойкой.

В дверях ресторана послышался смех, и в помещении стало как будто бы более оживленно.

Мигель поднял голову и посмотрел в ту сторону.

Что-то пробормотал себе под нос по-испански.

– Что такое? – встрепенулась Венди.

Нескольких жалких часов, посвященных занятиям испанским в течение минувшего месяца, явно недостаточно было для того, чтобы слету понимать слова Мигеля.

– Я говорю, какое удивительное совпадение.

– Совпадение?

– И не менее удивительная встреча.

Мигель смотрел в направлении дверей. А оттуда к ним направлялись женщины, которые энергично обсуждали что-то на испанском языке, вдохновенно жестикулировали, вовсю улыбались Мигелю и то и дело кивали ему головой.

Венди заинтересовалась:

– Так ты их знаешь?

Мигель наконец улыбнулся, но в его улыбке искушенный физиономист успел бы разглядеть легкую затаенную горечь.

– Еще бы мне не знать. Это моя родная матушка. Мама и две моих сестры.

– Мама?..

– Именно. Так что, как видишь, мы сегодня, похоже, будем ужинать в тесном семейном кругу.

Венди широко раскрыла глаза и шумно выдохнула:

– Да, вот это совпадение…

Тем временем семейная троица уже поравнялась с их столиком, и Мигель поднялся навстречу матери и сестрам.

– Мама, как замечательно видеть вас всех здесь сегодня вечером! – сказал он, и Венди обратила внимание, что понимает каждое его слово.

Мигель говорил по-английски.

– Мама, познакомься. Это моя гостья из Шотландии, Венди Шефф. Она живет в Глазго. Я был там в командировке, помнишь? Я рассказывал тебе о Венди.

– Помню, – величественно кивнула мать, которая тоже говорила по-английски. Венди недоуменно таращила глаза на англоговорящую семью. – Здравствуйте, Венди.

По незаметному кивку Мигеля официант принес дополнительные стулья к их столику.

– Добрый вечер, – вежливо поздоровалась Венди.

– Венди, – продолжил Мигель, – это моя мама, Леона. А это мои сестры. Старшая – Виктория. Младшую зовут Асусена.

Три пары темных глаз пристально взглянули на Венди. Та смутилась, но произнесла:

– Добрый вечер, Виктория, добрый вечер, Асусена. Мне очень приятно познакомиться с вами. Мигель не говорил мне, что у него такая большая семья.

– Ну, не такая уж и большая, – Леона, сохраняя прямую спину и царственную осанку, села. – Мигель – единственный сын, к моему сожалению. Но, к счастью, он оправдывает мои надежды.

Было принесено еще три меню, красиво исполненных на пергаментной бумаге, и женщины углубились в них. Венди, воспользовавшись моментом, тихонько шепнула на ухо Мигелю:

– Почему вы все говорите по-английски?..

Леона громко объявила:

– Мы много времени проводили в Европе. Думаю, будет проще, если все мы за столом будем говорить на одном языке. Вы ведь не говорите по-испански, Венди, я правильно понимаю?

– О… Я только начала изучать этот замечательный язык… – начала было объяснять Венди, но Леона уже отвернулась, кивнув. Кивок этот, впрочем, был настолько мимолетным и незаметным, что Венди даже подумала – а не померещился ли он ей? Может быть, Леона даже не стала слушать ее? Что ж, по меньшей мере, это невежливо. Ведь она, Венди, не выказывала нерадушного отношения.

Венди сдвинула брови в легком недоумении. Кажется, ей не слишком-то здесь рады?.. Но ведь это их не звали в этот ресторан. Или звали? Нет, Мигель вряд ли бы позвал свою семью поужинать вместе с ними, и при этом не предупредил бы ее о намеченном мероприятии.

Словно прочитав мысли своей спутницы, Мигель поинтересовался у Леоны:

– Мама, а как так получилось, что сегодня вечером мы все встретились в одном ресторане?

– Почему ты об этом спрашиваешь? – улыбнулась Леона.

– Ну, потому, что Малага не является таким уж маленьким городом.

– Уж не хочешь ли ты намекнуть, что мы следили за тобой? – с возмущением произнесла мать. – Да, я знала, что сегодня к тебе прилетает гостья, но это все, что я знала о твоих планах.

Мигель примирительно взял узкие ладони матери в свои крепкие руки:

– Ну, разумеется, это всего лишь простая случайность.

«Или дьявольски проницательная интуиция», – подумала Венди, которой не оставалось ничего, кроме как мысленно веселиться… Сейчас она уже чувствовала себя не в своей тарелке. Куда-то испарилось волшебство вечера. Очарование ресторана, вкусные запахи уже не прельщали ее. Рядом с собой Венди чувствовала тепло Мигеля, его рука лежала на белоснежной скатерти совсем близко с ее рукой. Но Венди теперь не ощущала поддержки Мигеля…

Но тут их столик принялись с молниеносной быстротой обслуживать сразу несколько официантов. Разливалось по бокалам вино, раскладывались большие плоские блюда и сверкающие столовые приборы, ставился на стол хлеб, от которого исходил чудесный аромат. Хлеб, похоже, был только что испеченным. Венди даже показалось, что от хлеба исходит едва заметный пар.

На столе появилось мясо, овощи, многочисленные соусы и подливки. Даже пряности были тут. Мигель пояснил для Венди:

– Это для того, чтобы желающие могли добавить что-то в свою еду по вкусу. У нас всех разные вкусы. Я люблю слишком уж острые и жгучие блюда.

– Вы что тут, на особом счету, в этом ресторане? – машинально спросила Венди.

Вместо Мигеля ей ответила Леона, в голосе которой, впрочем, тепла пока не прибавилось:

– Наша семья, а не только Мигель, на очень хорошем счету. Но не только в этом ресторане, а во всей Малаге, Венди. Вы знали об этом?

Венди попыталась пошутить:

– И по всей Испании, надеюсь, тоже?

– И по всей Испании, само собой разумеется, – невозмутимо ответила Леона. – Наш род не слишком-то древний, и это, безусловно, минус. Но наш род известный, славный.

– Это плюс?

Очевидно было, что юмор Венди ценился где угодно, но только не сегодня вечером, не за их столиком, и даже, кажется, не Мигелем…

– Юная леди, я не вижу поводов для сарказма. Сейчас наша семья известна, как семья предпринимателей. Мигель возглавляет свою собственную компанию. Я горжусь им вдвое больше. Он мог возглавить семейный бизнес по производству и поставкам вина, но у него личный заводик. А семейным бизнесом теперь управляет Виктория. Ее отец, мой муж, рано ушел из жизни. Нам пришлось брать все в свои руки. Асусена, как только окончила университет, возглавила отдел маркетинга и рекламы в нашей семейной фирме. Должна сказать, что мои девочки прекрасно справляются. Также они избавляют меня от необходимости самой заботиться о будущем фирмы. Ну и, кроме всего прочего, они обеспечивают сами себе внушительное приданое.

Венди молча жевала ароматное мясо, почти не чувствуя вкуса.

Мигель заботливо наклонился к ней:

– Подлить тебе еще вина?

Она молча кивнула, так как рот был занят. Сейчас ей хотелось не смаковать красную жидкость с чуть терпким вкусом и нотками оранжевого солнца, уже клонящегося к закату. В данный момент Венди с удовольствием пила бы это вино залпом.

Лишь бы расслабиться. Лишь бы не испытывать этого нежданного, неприятного чувства неловкости. Да что это с ней, в конце концов? Она взрослая девушка, и не должна смотреть кому-то в рот или преданно заглядывать в глаза. И встречается она с Мигелем, а не со всей его семьей.

Глубоко вздохнув, Венди попыталась взять себя в руки, а эмоции взять под суровый и жесткий контроль. В конце концов, прохладные отношения с родственниками Мигеля не добавят в их чувства ни романтики, ни страсти.

Венди была в этом уверена. Мигель заботливо смотрел на сестер, нежно смотрел на мать. Он наверняка был самостоятельным мужчиной, принимающим решения независимо от мнения других людей, успешным бизнесменом, но он также был и хорошим сыном, любящим братом.

Венди решила спокойно есть, наслаждаться ужином и попытаться хоть немного понять эту семью.

Леона и Виктория негромко перебрасывались фразами, а Венди, пользуясь случаем, из-под опущенных ресниц украдкой рассматривала своих собеседниц, то и дело отпивая вино из бокала.

Все трое – Леона, Виктория, Асусена – были очень похожи. Тонкие лица, смуглый загар, глубоко посаженные темные глаза. Леона и Виктория могли похвастаться горбинками на носу, в то время как у Асусены был прямой греческий носик. Помимо этого, у Асусены была, конечно, самая свежая и молодая кожа.

Леона выглядела прекрасно, но в ее лице уже читался возраст. Хотя Венди не могла определить толком, сколько же лет матери Мигеля. Она вообще была не сильна в определении возрастов. Так сколько же Леоне?.. Пятьдесят?.. Ближе к шестидесяти? Виктории не дашь больше тридцати, хотя она и старшая дочь, а ведь Мигелю – тридцать пять…

И Леона, и Виктория были накрашены красной помадой, глаза подведены черным, в ушах болтались причудливые гроздья красных камешков. Их стиль был скорее деловым, если не считать ярких, броских красок одежды. А вот Асусена была одета куда свободнее. Чуть больше кружев, каблуки повыше, покороче юбка, и, конечно, куда более причудливые фасоны вещей, отлично на ней сидящих.

Венди так увлеклась разглядыванием сестер и мамы Мигеля, что очнулась только тогда, когда ее уже третий раз переспросили, будет ли она доедать мясо.

– Официант не может подать тебе следующее блюдо, – пояснил Мигель. – Ты витаешь в облаках, душа моя? Что с тобой? Ты ведь уже приземлилась на землю Испании. – Он громко засмеялся собственной шутке.

На этот раз к смеху за столом присоединились и Леона, и Виктория с Асусеной. Но, смеясь, Леона неодобрительно переглянулась с дочерьми.

«Надо понимать, – лихорадочно соображала Венди, – смеются они потому, что пошутил Мигель, а вот неодобрение вызвали его ласковые слова в мой адрес, кажется? Но почему? Почему? Что им иметь против меня? Или опять я чересчур мнительна? Вижу неприятности там, где их и в помине нет. Мало ли, чем они руководствуются… А я уже вижу в их взглядах лишь неодобрение».

– Я, наверное, не буду следующее блюдо, – торопливо ответила она.

– Это можно уносить?

– Да, можно.

– А почему больше не хочешь есть? Наелась?

У Венди почему-то пропал аппетит, куда как разгулявшийся во время купания в джакузи.

– Да, огромное спасибо, конечно же, я наелась!

– Быстро ты, – покачал головой Мигель.

– И потом, эта жара… – Венди сделала жалобное лицо.

– Тяжело приходится?

Она кивнула.

– Бедная моя. Но у тебя ведь еще и торт, и мороженое были заказаны. Ничего больше не сможешь съесть?

Ну, разумеется! Как она могла забыть про мороженое? Мигель так его разрекламировал в начале вечера… А торт? Шоколадный? Да это же святое! Тем более талии Венди ничего не сделается. Она потратила сегодня немало калорий…

Венди минутку подумала.

– Знаешь… – протянула она. – Наверное, я все же попробую проглотить еще кусочек.

– Конечно, поешь! Надо как следует поесть. Тогда я не отменяю заказ на торт и мороженое.

– Ни в коем случае. И налей мне еще вина, пожалуйста.

«Может, с вином все легче проскочит в желудок?.. – О, да, а потом вызовет там бурное веселье», – сама себе ответила Венди.

Леона снова неодобрительно переглянулась с Асусеной. Асусена фыркнула, тут же, впрочем, прикрыв рот ладошкой.

Венди соображала, показалось ли ей это, или же нет. С тем количеством вина, которое она уже успела поглотить, ни в чем нельзя было быть уверенной.

А, с другой стороны, ведь не на пустом месте ей все это кажется? Зачем она стала бы придумывать неодобрение и отсутствие симпатии со стороны родственниц ее знойного мужчины?

Венди предполагала, о чем сейчас думает Леона снисходительно. Мол, у этой шотландской девчонки мало того, что ветер гуляет в голове, так еще и семь пятниц на неделе. То она хочет, то она будет есть, то не будет, то без торта обойтись не сможет, хотя только что в нее уже не лезло вкуснейшим образом приготовленное мясо.

Да, и, помимо всего прочего, вам не кажется, что эта самая Венди Шефф слишком много пьет? Хлещет дорогое испанское… или какое оно там… вино, как воду.

Венди вздохнула.

Ну и каша в голове у нее под вечер. Мерещится непонятно что. Да и ясности мыслей не прибавляется. Должно быть, сначала ее утомил перелет. А потом они с Мигелем потратили слишком много сил, проводя время в его ванной комнате, а затем и в спальне…

Но зато каким сладким было это долгожданное времяпрепровождение! Она словно заново родилась.

Впервые за долгое время Венди Шефф наконец-то почувствовала себя дома…

И дело было совсем не в продуманности, комфортности и уюте дома Мигеля. Конечно, нет. И даже не в гостеприимстве. Наверное, оно по большей части было в заботе, в его внимании и чуткости…

Конечно, Мигель был не первым мужчиной, который стремился заботиться о Венди, окружать ее заботой и вообще всячески лелеять. Нет. Чего стоила одна только забота от ее бывшего мужа, Вильяма.

Но удивительным было то, что забота со стороны Мигеля казалась само собой разумеющейся. Ее хотелось принимать, нежиться в ней, кутаться в нее, как в пелерину тончайшего шелка. Заботу хотелось дарить взамен, не взвешивая, не сравнивая, кто, сколько и когда ее проявлял по отношению к другому.

Словом, у Венди наконец-то появилось и до сих пор длилось ощущение, что она наконец-то попала домой.

10

Горячее давно было съедено. Остатки вина алели на дне бокалов, а кружочки нарезанных перцев и веточки зелени сиротливо лежали на большом блюде. Мигель задумчиво брал по колечку перца с блюда, так же задумчиво осматривал, клал в рот и медленно пережевывал.

Венди сумела-таки расправиться со своим жарким. Но теперь перед ней стояла тарелочка с огромным куском шоколадного торта, а мороженое в вазочке на высокой изогнутой ножке таяло и становилось сладкой лужицей. Венди не успевала отковырнуть кусочек торта и хотя бы попробовать его. Она сидела, выпрямившись, как на экзамене, и отвечала на вопросы.

Когда один вопрос оказывался удовлетворенным, Венди тут же подкидывали следующий вопрос. Да, это было похоже на самый настоящий экзамен. Хотя могло бы быть просто теплой и дружелюбной беседой английской гостьи с радушной семьей ее спутника…

Могло бы быть. Но не было. Венди даже не пыталась уже списывать все на свою кажущуюся мнительность. Ее бомбардировали и баррикадировали вопросами, уточнениями, недоумениями. Мигель то ли не видел в происходящем ничего предосудительного, то ли считал, что Венди прекрасно справится со всем сама, то ли попросту не хотел перечить матери и сестрам.

Которые, на удивление, хотели знать о Венди слишком многое.

Наверное, сам Мигель не задавал Венди такого количества вопросов… Вернее, говорили они о многом, говорили они часто, и он охотно интересовался как ее текущими делами, так и какими-то прошлыми событиями. Но расспрашивать ее с таким пристрастием ему никогда не приходило в голову.

– …Венди, а сколько вам лет?

– Двадцать три.

– О, вы еще так молоды. Как же ваши родители отпустили вас в далекую неизвестную страну? – Это Леона.

«Боже, какой анахронизм».

Вслух:

– Разве? Я уже несколько лет как закончила университет. К тому же, согласно законодательству нашей страны, я уже несколько лет как совершеннолетняя.

Подбадривающая улыбка Мигеля…

– Допустим. Но вы, Венди, не ответили мне на вопрос о том, как же вас отпустили родители.

Легкий румянец на щеках Венди, в глазах – столь же легкое недоумение.

– А как они могут меня не отпустить? Во-первых, я давно живу самостоятельно. Во-вторых, мама и папа живут и работают в Лондоне. Сами понимаете, что они не могут контролировать мои действия.

Черт, звучит как оправдание. Ну-ка, отхлебни немного вина. Нет, пожалуй, не стоит. На щеках и без того уже горят красные пятна. Мне кажется, или я в полицейском участке? Мне кажется, или это и впрямь допрос с пристрастием? О, боже, почему эти женщины не могут оставить меня в покое? Почему мы не можем просто спокойно поужинать? Ведь такая прекрасная погода, жара уже не столь сильно давит… И такой замечательный ресторан, роскошный интерьер, вкусная еда…

Еда. Кстати, о еде!

Торт. Мой торт.

Венди взялась было за ложечку в который раз, но, едва она занесла ее над толстым слоем настоящей шоколадной глазури, последовал новый вопрос:

– Что же, значит, ваши родители не придают должного значения семейственности?

– Ну, почему же… Мы празднуем вместе Рождество. А еще я навещаю их в Лондоне, когда у меня выдается несколько свободных дней. Должна сказать, что это бывает нечасто…

– Представить себе не могу, как это я не виделась бы с мамочкой каждую неделю! – Это Асусена. Возмущение в ее взгляде, голосе. Надо же… А кажется вполне взрослой девицей. Одета, по крайней мере, она вполне современно. И уж точно не скажешь, что в одежде она руководствуется вкусами мамочки или еще кого-то из близких родственников.

Беглый осмотр, незаметное разглядывание… Да. Особым послушанием от наряда Асусены явно не веет. Впрочем, ладно. Сейчас суть не в этом.

– Дело в том, что я действительно много работаю. В последнее время требовалось еще и подработками заниматься. А это тоже занимало какое-то время.

– Что же, Венди, вы плохо зарабатываете?

– Нет, вовсе нет. Просто… Мне нужно платить за квартиру, я снимаю отдельную квартиру одна. Без соседок, без других квартирантов. Кроме этого, я посылаю деньги родителям…

– Так, значит, плохо зарабатывают ваши родители, Венди?

Легкое пожимание плечами.

– Не думаю… Просто я считаю своим долгом… Нет, то есть, конечно же, мне в радость о них заботиться. Они в свое время много сделали для меня. Оплатили мое обучение в университете. Сейчас, я считаю, время позаботиться об их комфортной жизни.

«Вот так вот. Наверняка они должны оценить теперь, какая я хорошая дочь. Может, хоть в чем-то мне удастся произвести на них хорошее впечатление?»

Предположение было поспешным, предположение было чересчур оптимистичным. Выводы из слов Венди, мгновенно последовавшие со стороны Леоны, были неверными.

– Таким образом, – подытожила она, – в вашей семье отношения зиждутся на чувстве долга? Вы не связаны крепкими узами близости и доверия?

«Что за кошмарная женщина? Почему она все неверно истолковывает? Раз за разом».

– Ну что вы, Леона, конечно же, нет!

– Я так и думала…

– Я очень люблю родителей. Поэтому и стараюсь помогать им по мере возможности. Они в Лондоне платят за большой дом, и не всегда есть возможность скопить, скажем, на достаточно дорогой отпуск. Да мало ли трат? Как следует одеться, купить хорошую бытовую технику или электронику…

Венди устало вздохнула. Возможно, ей удалось донести до Леоны хотя бы самую малость собственного видения ситуации. Или она опять напрасно заговорила о деньгах, о дорогих вещах?.. Вместо совместных праздников и семейной болтовни она привела в пример бытовую технику.

Выражение лица Леоны ясно дало понять Венди, что та не слишком-то ошибается насчет их взаимопонимания…

– А вы единственный ребенок в семье, Венди?

– О, нет, не единственный. У меня есть младшая сестра. Я ее очень люблю. Ее зовут Кэтрин.

– А ваша сестра, Кэтрин, разве она не помогает родителям?

– О, она еще недостаточно освоилась, встала на ноги. Она совсем недавно закончила колледж. Пробовала себя в качестве ассистента по маркетингу, но ей не очень понравилось. Теперь пошла на курсы фотографов. Рассчитывает, что когда их закончит, то сможет зарабатывать, занимаясь фотографией. Ну, там, знаете, банкеты, фотосессии…

– Гламурный бизнес? – брови Леоны высоко подняты, она переглядывается с младшей дочерью. Потом взгляд переводится на Венди:

– Что же вашу сестру не устроило в профессии маркетолога?

Ну, конечно же, ведь Асусена занимается и рекламой, и маркетингом в их семейном деле. Наверняка им непонятно, как занятие, в котом преуспела Асусена, может не нравиться другим людям.

– Кэтрин – творческий человек, – Венди делает попытку объяснить, – она надеется найти себя в процессе фотографии. Похоже, ей очень нравится учиться на этих курсах. Она ждет не дождется, когда сможет закончить его и приступить к будущей работе.

Асусена перехватывает инициативу:

– Скажите, Венди, а учиться на маркетолога вашей сестре нравилось?

– Да, – растерянно отвечает Венди, – насколько я помню, Кэтрин с удовольствием училась в колледже.

Теперь уже Асусена переглядывается с Леоной.

«Кажется, сестренка получилась в моем описании каким-то перекати-поле, безответственной особой. Но ведь я говорила о ней совсем не это?.. Или именно в таком свете я все и представила?..»

– А вы сами чем занимаетесь, Венди?

– Я работаю редактором сайта.

– Кем?..

– Отвечаю за наполнение сайта корпорации, в которой работаю. В мои обязанности входит и редактирование статей для выкладывания на сайт, и поддержка сайта, и размещение рекламных баннеров наших партнеров… Это очень интересная работа, мне нравится! – увлеченно говорит Венди.

– А вы что-то производите на этой работе?

– В каком смысле?

– Вы создаете что-то?

– Нет… – растерянно говорит Венди. – Сама не создаю, но… Ведь поддержка сайта – это кропотливый и ответственный процесс. От меня зависит, как корпорацию воспримут гости сайта, которые зайдут на него в поисках информации, какую информацию они увидят…

Не дослушав, Леона подытоживает:

– Иными словами, вы ничего не производите. Удивительная работа… Современные молодые девушки вообще выбирают для себя странные занятия.

– Кем же работают ваши дочери? – не выдерживает Венди.

Правда, она почти сразу же прикусывает язык.

Но Леона уже отвечает с невозмутимым видом:

– Асусена, как уже говорилось, отвечает за продвижение нашей фирмы на рынке, рекламирует нашу замечательную продукцию. Виктория, помимо управления фирмой, также занимается подбором сотрудников, работой с персоналом.

– Мне моя работа нравится, – тихо отвечает Венди, – я чувствую себя полезной людям.

– А подработка ваша с чем связана?

– Да, в общем-то, с тем же самым… Только там я отвечаю за дизайн сайтов.

Леона морщит свой аристократический, с горбинкой, нос:

– Сайты, дизайн, контент… Все, что связано с Интернетом, не производит на меня особого впечатления. Ведь это же… как его? Виртуальность? Где это, что это? Разве это можно пощупать?

– Ну, мама, я же говорил тебе, что с Венди мы познакомились именно в Интернете, – смеясь, вставляет в разговор Мигель.

Кажется, он воспринимает происходящее, как оживленную и непринужденную беседу.

На лице Леоны ясно читается ее отношение к Интернету, всевозможным занятиям в нем, а также к легкомысленным сетевым знакомствам. Венди даже ожидала услышать что-то вроде «Что и требовалось доказать! Разве можно в наше время в Интернете подцепить приличную девушку? Сынок, то, что сидит с нами за одним столом, вряд ли можно назвать по-настоящему приличной девушкой!»

Противореча драматизму собственных мыслей, Венди неожиданно зевнула, широко открыв рот и едва успев прикрыть его ладошкой.

Мигель засмеялся и сжал ее руку:

– Милая, ты устала? Ничего, скоро мы поедем домой. Доедай торт, пожалуйста. О, да ты и не начинала? Ну, тогда для начала хотя бы попробуй его…

«Да я бы с удовольствием», – мрачно подумала Венди.

– А чем вы занимаетесь еще, Венди, помимо того, что работаете над сайтом, над дизайном, и отправляете деньги родителям?

– Ну, вообще-то у меня большое количество увлечений, – осторожно сказала Венди.

– Увлечений? Каких?

«Наверное, стоит сказать – кулинария, домоводство, вышивка крестиком, вязание на спицах? Мастерское натирание полов мастикой! Ооо!..»

– Я смотрю фильмы, – начала она, – иногда хожу в театр, на концерты. Занималась икебаной, учила немецкий язык. Много читаю.

– А теперь решили взяться за испанский?

– Конечно! Раз мы с Мигелем… Эээ… встречаемся. Да и к тому же никогда не помешает знать лишний язык.

– О, да, лишний, – Леона подчеркнула интонацией последнее слово, – лишний язык никогда не помешает знать. Вот, например, Виктория у нас знает, кроме своего родного языка и английского, еще и итальянский, французский, греческий и финский.

Венди с уважением уставилась на Викторию.

– Я переводчик, – мягко пояснила та. – Точнее, была им. По первому образованию я переводчик.

Надо сказать, это были едва ли не первые слова Виктории за обеденным столом. В перекрестном допросе Венди она не принимала особого участия. Ее живые темные глаза невозмутимо наблюдали то за одним участником беседы, то за другим, а также подолгу останавливали свой взгляд на брате.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации