» » » онлайн чтение - страница 7

Текст книги "Сальса для двоих"


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 15:13

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Диана Рейдо


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Резкий порыв ветра помешал Венди отбить очередной мяч, и тот улетел в воду. Волна, откатывающаяся от берега, приняла мяч и повлекла его за собой. Венди со смехом вбежала в воду.

Она думала, что поймает мяч, вернется к компании, и игра продолжится. Но ее действия послужили сигналом к тому, что купание можно считать открытым. Венди услышала за своей спиной плеск, хохот и шлепки по воде. Почти сразу же ее опередили братья, которые устремились на большую воду, затеяв гонки.

Диего поймал мяч и с силой зашвырнул его на берег, после чего поплыл вслед за Антонио и Хулио. Вскоре Венди уже не могла держать в поле зрения всех одновременно. А тут и Мигель подхватил ее на руки, подбросил, и Венди со смехом шлепнулась в воду, замочив голову.

Веселье продолжилось, когда компания собралась в море неподалеку от берега и возобновила игру в волейбол. Венди помнила, что у воды кожа обгорает быстрее, но эта важная мысль оставалась где-то на периферии ее возбужденного сознания.

Наигравшись, Венди, Мигель и прочие почувствовали нешуточный аппетит. Мокрые, с взъерошенными волосами, роняя капли морской воды на покрывала, они устроились вокруг корзинок и тарелочек с провизией. Скорость, с которой исчезала еда, очаровывала Венди.

К ее легкому неудовольствию, Диего захотелось выяснить подробности жизни Венди «в далекой британской стране», то есть в Шотландии. Она попыталась отвечать с набитым ртом, но Мигель пришел ей на выручку и перехватил инициативу. Прожевав ветчину с перцем, Венди все же присоединилась к разговору о ней же самой.

Этот разговор, как очень быстро поняла Шефф, разительно отличался от беседы в ресторане с семейством Мигеля.

Людям, которые собрались сегодня на пляже, не было особого дела до вероисповедания Венди. Наоборот, двое из испанцев заинтересовались фестивалем, который она планировала посетить.

Также никто не выказал удивления или пренебрежения, узнав, что Венди работает в области Интернета. Антонио и Диего принялись наперебой обсуждать преимущества компаний, у которых есть толковое, профессиональное Интернет-представительство, то есть свой собственный сайт.

Никто не спрашивал о семейном положении Венди, о ее родителях, о том, чем занимаются ее родственники. Сама Венди, общительная и непосредственная, интересовала собравшихся здесь людей куда больше, чем общепринятые нормы и всевозможные правила.

Венди почувствовала, что тот кусочек ее души, который подвергся вчера в ресторане основательной заморозке, постепенно оттаивает. К ней возвращалось чувство доверия к людям. Венди знала за собой некую особенность – она была открытой вне зависимости от того, как к ней относился собеседник, замышлял ли он подвох, вел ли себя настороженно. А она привыкла доверять людям и ничего поделать с собой не могла.

И теперь Венди казалось, что сегодня ее жизненная позиция, которая едва не пошатнулась, разрушив кое-какие внутренние устои, берет неплохой реванш.

«Все же я права, – с улыбкой думала она, – во всех случаях нужно слушать себя… ну, и оставаться собой, разумеется».

* * *

Время понемногу шло, и наконец начало темнеть. Все засобирались, однако Мигель не торопился к мопеду, в отличие от своих приятелей.

– Эй, – окликнул его Диего, – а вы что же, остаетесь?

– Да подождем чуть-чуть. – Мигель зевнул. – Слишком жарко ехать сейчас.

– Будет тебе!

– Правда, не вру. Венди еще не привыкла к нашему климату. Посидим пока… на звезды полюбуемся.

Парни пожали плечами, распрощались с Мигелем, едва не задушили в объятиях Венди, расселись по скутерам и, бодро тарахтя моторами, уехали в направлении шлагбаума.

Лежаки на пляже тоже почти опустели. Венди и Мигель остались сидеть на небольшом покрывале. Остатки еды уже были сложены в корзинку. Бутылка, опорожненная наполовину, стояла возле ног Мигеля. Он дотянулся до нее и сделал крохотный глоток.

– Ну как, – наконец нарушил молчание он, – тебе тут нравится?

– Да, очень нравится, – горячо заверила Венди.

– Я очень на это рассчитывал. Иначе и смысла ехать не было, поверь.

– Ты не представляешь, насколько мне здесь было хорошо. Наконец-то я по-настоящему почувствовала, что оказалась в Малаге. Я очень счастлива. Столько лет я не была в отпуске, и наконец плаваю в море, загораю… нет, это больше похоже на обгорание… под этим замечательным солнцем, веселюсь, пью коктейли и играю в волейбол. Мне так хорошо!

– Только потому, что ты в отпуске? – Мигель легонько провел по предплечью Венди безымянным пальцем.

– Нет… Не только…

– А какие еще есть причины для столь безоблачного счастья?

Он лукаво прищурился.

– Мне очень хорошо, потому что мы, наконец, рядом, – тихо произнесла Венди. – Я еще не знаю, что будет завтра… И, в общем-то, такое ощущение не противоречит принципам буддизма… Но в данный момент мне очень хорошо. Пусть я пока не знаю, что со мной будет через день, через неделю…

Сказать «через месяц» Венди побоялась, запнувшись посреди предложения.

Мигель удовлетворенно хлопнул себя по колену:

– Вот! Именно о завтрашнем дне я и хотел с тобой поговорить!

– А что будет завтра? – удивленно произнесла Венди. – Кажется, это воскресенье… Потому что вчера, когда я только прилетела, была пятница.

– Неважно. Я хочу поговорить с тобой о том, чтобы ты задумалась о нашей возможности быть вместе.

– Но как мы можем быть вместе?

– Разве ты хочешь, чтобы это прекратилось?

– Нет, конечно, нет…

– Венди, знаешь… – Мигель помолчал немного. Волны с тихим, едва различимым плеском ползли на берег.

Венди тоже молчала. Она ждала его слов. Хотя у нее было совершенно не то настроение, чтобы сейчас обсуждать какие-то серьезные, долгоиграющие планы. Запрокинув голову, она видела чернильно-синее небо, расшитое крупным бисером звезд. На ее взгляд, романтика момента не способствовала стратегическим разговорам.

Мигель, по своему обыкновению, почувствовал состояние дорогой его сердцу девушки.

– Пойдем, – сказал он, поднимаясь на ноги и беря Венди за руку, – оставим все эти разговоры. Мы вернемся к ним… Потом. Позже. Идем!

– Куда?

Венди послушно шла следом, а Мигель уже заходил в воду.

Венди почти ничего не видела вокруг себя. Берег пляжа не освещался. Виднелись лишь огоньки у здания администрации и бара, да фонари на подъездной дорожке.

Здесь же, чем дальше они уходили в море, тем больше их окутывала вкрадчивая, бархатная темнота.

Когда вода дошла Венди где-то до уровня груди, Мигель остановился.

Он принялся осыпать поцелуями ее лицо, волосы, шею, плечи, то ли случайно не прикасаясь к губам, то ли делая это намеренно, чтобы раздразнить ее еще больше.

Венди запрокинула голову и отдалась поцелуям. Ее глаза были закрыты, но, когда она случайно и мимолетно приоткрывала их, взгляд касался темного небосвода. У Венди начинала кружиться голова и от необозримого пространства, испещренного сотнями звездных брызг, и от прикосновений Мигеля, волнующих, уверенных, напористых.

И нежных. Он всегда был очень нежен с ней. Каким образом в Мигеле могли сочетаться одновременно несокрушимая уверенность в себе, в своих действиях, в отклике его партнерши, и чуткость, восприимчивость, удивительная тактичность?

Венди чуть слышно вздохнула, и Мигель перестал целовать ее. Он подхватил ее на руки. В воде она весила совсем немного. Прижимая Венди к себе как можно бережнее и крепче, Мигель принялся быстрыми и легкими поцелуями снимать капельки воды с ее верхней части груди, видневшейся из лифа купальника.

Венди захихикала, потому что это оказалось очень щекотно. Но тут же мысленно обозвала себя дурочкой и постаралась сделать серьезное лицо. Ей вовсе не хотелось обидеть Мигеля, который не боялся быть романтичным и сентиментальным. Иногда не боялся.

Например, в такие интимные и необычные минуты, как сейчас.

Но ее смех все же возымел свое действие. Мигель опустил Венди в воду, поставив на ноги. Она уже хотела извиниться за неуместное веселье и попросить его, чтобы он продолжал заниматься тем, чем занимается, но Мигеля не требовалось просить.

Медленно, неспешно он развязал тесемки ее купальника, снял, зажав в кулаке. Венди почувствовала, как прохладная морская вода касается ее обнаженной груди. Эти прикосновения были почти столь же приятны, как прикосновения опытных пальцев любимого. «Вот о таких моментах, – подумала Венди отстраненно, – и рассказывают внукам и внучкам, которые слушают с замиранием дыхания. Детям о таких эпизодах, наверное, лучше не рассказывать?..»

Неизвестно, что по этому поводу думал Мигель. Скорее всего, ничего не думал. Его дыхание становилось все более прерывистым. Внезапно он ушел с головой под воду, и Венди поняла, что он стягивает с нее низ купальника.

Поднимаясь, Мигель выложил дорожку из мокрых поцелуев от низа живота Венди к пупку и выше, к груди и блестящей от воды шее.

– Пойдем на берег? – прошептал он ей, и она согласно кивнула.

Идти Венди не пришлось. Мигель, все еще сжимая в кулаке ее мокрый купальник, снова поднял ее на руки, повернулся спиной к небольшим набегающим волнам и решительно зашагал к берегу.

Но из воды они вышли совсем не в том месте, где заходили. Мигель немного забрал вправо, где начиналась территория пляжа. Естественным ограждением там были скалы. Гладкие, почти пологие у воды, наверное, при свете дня они были бы замечательной альтернативой пляжному лежаку. Но лезть на них сейчас означало почти наверняка свернуть шею.

Мигель не отличался безрассудной глупостью, к тому же его отягощала драгоценная ноша. Он опустил Венди на сухой песок вблизи скалы. Вода дотуда уже не добегала. Свет фонарей тоже практически не достигал этого места. Венди теперь видела лишь очертания Мигеля, контуры его сильного рельефного тела.

Он склонился над ней, и его губы наконец-то соприкоснулись с ее губами. Дразнящий маневр вполне удался Мигелю. Венди жадно ответила на поцелуй, и все никак не могла остановить его. Она хватала воздух ртом, ее губы дрожали, вкус губ Мигеля был у нее на языке.

Не прерывая поцелуя, Мигель опустился сверху, его плечи и грудь вдавили Венди в песок. К счастью, Венди не ощущала под собой ни ракушек, ни прибрежной гальки. В том, что пляж частный, безусловно, были свои плюсы…

Зато теперь она ощущала все тело Мигеля своим телом. Он все еще не прекращал поцелуй. Мягко раздвинув ее колени, он вошел внутрь. Ритмичные движения бедер, синхронные, встречные, заставили Венди стонать, и громкость ее стонов нарастала. Их чуть приглушал Мигель своими губами. Безудержный и страстный поцелуй только распалял желание, это было словно горением двух очагов. Они взаимно усиливали друг друга.

Где-то на периферии сознания Венди, на границе между реальностью и ощущением полета, к ней пришла мимолетная мысль – неужели это она, Венди Шефф, наслаждается сейчас любовью с невероятно привлекательным мужчиной, и делает это не где-нибудь, а на белоснежном, еще теплом песке на берегу моря, под гостеприимно распахнутыми объятиями южного неба?..

Разве была она когда-нибудь такой смелой, безрассудной и одновременно с этим доверчивой и податливой?

И, кажется, Мигель – именно тот мужчина, с которым она может без стыда и стеснения отдаться всем своим желаниям, с готовностью отвечая при этом на его горячие и пикантные желания…

13

Венди и предположить не могла, что погожим воскресным днем, на которые так щедра Малага, они с Мигелем окажутся не где-нибудь, а в офисе…

Мигель за завтраком, тонко нарезая ветчину, предложил Венди посмотреть его фабрику.

Это и было его делом, о котором рассказывала Леона… Фабрика Мигеля производила канцелярские товары. В целом Малага вовсе не являлась промышленным городом. Но фабрика и не была огромной, Мигель не ставил своей целью поражать всех ее масштабами.

Ему достаточно было того, что она приносила хорошую прибыль, что часть продукции шла на экспорт за пределы Испании. А когда все рабочие механизмы были отлажены настолько, что уже можно было нанять управляющего и отойти от дел, Мигель так и поступил. В офисе он появлялся два-три раза в неделю, а непосредственно на самой фабрике – раз в две недели, с инспекцией. И пока его все устраивало: и уровень мастерства рабочих, и качество продукции, и методы ведения дел нового управляющего. И, конечно, то, что теперь у Мигеля было гораздо больше свободного времени.

Впрочем, он не стремился тратить его на бесцельное времяпрепровождение в дорогих ночных клубах. Он любил жить со вкусом, но праздное безделье претило ему. Мигель начал развивать деловые контакты, стараться продвинуть свою любимую продукцию на новые рынки, завоевать другие территории. Визит в Глазго позволил ему заключить два успешных контракта. Однако это не позволило Мигелю почивать на лаврах, он лишь вдохновился на новые свершения в бизнесе…

Тем не менее, при всей своей любви к активной деятельности, Мигель не собирался сегодня работать. Он лишь хотел показать Венди фабрику. Та восхитилась чистотой в производственном цехе и продуманностью небольших помещений, в которых были оборудованы мастерские.

А потом Мигель привел Венди в офис, в свой собственный кабинет, где у него был припрятан подарок для нее. В суматохе дня, предшествующего прилету Венди в Малагу, он совсем забыл захватить его из офиса домой. Зато теперь убить удалось сразу двух зайцев.

Венди с хулиганским видом сидела прямо на отполированном столе Мигеля, спустив разутые ноги на стул для посетителей. Мигель устроился на низком кожаном диване, закинув ноги на прозрачный журнальный столик из закаленного стекла. Он бегло проглядывал отчеты, которые в пятницу оставил для него управляющий. Вид у него был сосредоточенный и серьезный.

Венди не нравилось, что у Мигеля такое выражение лица. Она с нетерпением ждала, когда они покинут это помещение, декорированное жалюзи, заставленное оргтехникой и так напоминающее Венди о ее собственной работе в корпорации.

Фабрика ей понравилась, было очень интересно выслушивать рассказ Мигеля об ее становлении, о разработке продукции, о создании дизайна, фирменного стиля, оригинальных видов канцелярских товаров.

А вот в офисе Венди было уже не так комфортно, как в мастерских. Офис был прекрасно обустроен. Сегодня в нем было тихо, чисто, прохладно, несмотря на жару, празднующую бал за его белеными стенами. Но Венди чувствовала себя в отпуске на все двести процентов. Казенная обстановка, пусть даже дорогая и престижная, навевала на нее воспоминания о работе.

Хотя бы на предстоящие несколько недель Венди хотела полностью отключиться от подобных мыслей.

Поэтому она даже не распаковывала подарок, заботливо сложенный в золотистый фирменный пакет из вощеной бумаги.

Когда Мигель вручил его ей, Венди поблагодарила его, поцеловала в щеку, но потрошить упаковку и изучать сюрприз не торопилась. Мигель уселся читать свои драгоценные отчеты, а Венди нетерпеливо ерзала по полированной поверхности стола. Она не могла дождаться той минуты, когда они покинут этот кабинет, Мигель повернет ключ в замке офиса, они усядутся в машину и куда-нибудь отправятся. Куда-нибудь, где нет места деловым звонкам, факсам, распечаткам договоров и скрипучим жалюзи.

Мигель рассеянно посмотрел на Венди и послал ей мимолетную улыбку, перед тем как снова уткнуться в ровные убористые строчки отчета.

Такое положение вещей ее категорически не устраивало.

Она соскользнула со стола, примостила пакет на директорском кресле, и обхватила руками плечи Мигеля, неслышно подойдя к нему сзади.

– А когда ты дрессируешь своих сотрудников, – прошептала она, – ты тоже надеваешь что-нибудь красное, как эта твоя любимая рубашка?

Мягкими бесчисленными поцелуями она принялась покрывать его макушку и виски, одновременно зарываясь тонкими пальцами в густые черные волосы.

Мигель улыбнулся и аккуратно высвободился.

– Малыш, – негромко сказал он, – я пока занят.

Ну вот… Венди надулась, надеясь, что это останется неотслеженным Мигелем, и вернулась на его рабочее место. Плюхнувшись в директорское кресло, она, даже не заметив, здорово примяла золотистый подарочный пакет. Подперев щеки кулаками, она недовольно уставилась в монитор компьютера. Правда, монитор был темным, но кого могли волновать такие мелочи?..

Мигель, наконец, обратил внимание, что Венди скучает.

– В принципе, мы уже можем ехать, – сказал он. – Я, наверное, увлекся? Не обижайся. Просто я серьезно отношусь к своей работе.

– Я понимаю, – вздохнула Венди. – Ты не отвлекайся… на меня. Я пока включу компьютер, может, проверю почту.

Мигель рассмеялся и, перебросив ноги со столика на пол, легко вскочил.

Подойдя к Венди, он поднял ее на руки, пересадил на свой рабочий стол, а сам сел перед ней в директорское кресло. Поза Венди получилась несколько пикантной, да и обстановка в целом располагала к тому, чтобы повести себя совсем не по офисному разумению, но у Мигеля, похоже, были несколько другие планы…

– Послушай, – сказал он, глядя на Венди снизу вверх улыбающимися глазами, – я как раз хотел поговорить с тобой. Отвлекся вот на рабочие дела, прости. Не сказал бы, что тут совсем уж подходящая обстановка… Ну да бог с ней.

Почему-то у Венди тревожно засосало под ложечкой. Хочет поговорить… какие у них уже могли появиться темы для серьезного разговора? Для такого разговора, который необходимо было бы предварять словами наподобие «нам надо поговорить, невзирая на обстановку».

– Слушаю тебя, – настороженно отозвалась она.

– Я тут все думаю… Мои собственные дела напомнили мне о том, что и у тебя в Малаге есть дело, помимо общения со мной.

«Общения»? Это слово неприятно кольнуло Венди.

То, что между ними происходит, то, что ошеломляет ее саму, наполняет радостью и давно забытым ощущением счастья, Мигель называет просто общением?

Тот продолжал:

– Я помню, что завтра ты собиралась уехать в забронированный тобою домик в горах…

– Да, – кивнула Венди, – в горах, в ретритном центре. Удивлена, что ты об этом помнишь…

– Да, я и сам удивлен, но мне жаль, что об этом еще помнишь ты…

– Что ты хочешь этим сказать? – удивилась Венди, слегка приподняв красиво изогнутые брови.

– Шучу, – расхохотался Мигель, – на этот раз просто шучу.

– Понятно.

– Я просто успел так привязаться к тебе, что… Не представляю, как это ты завтра вот так запросто возьмешь и уедешь.

Венди молчала.

– Ты не думала об этом?

Молчаливое пожатие плечами.

– Венди, может, я… Послушай, тебе обязательно жить там? Я не говорю о том, чтобы ты изменила своему решению принять участие в фестивале. Беседы с ламой, медитации, йога и всякое такое… Просто останься у меня на эти дни. Туда ведь наверняка ходят какие-то автобусы, в горы, в этот центр. Или даже я сам буду отвозить тебя. И забирать тоже…

– На скутере? – невольно фыркнула Венди.

Мигель серьезно ответил:

– На машине.

– Я поняла. Я подумаю над твоим предложением…

– Подумай. Честно, не представляю, каково будет завтра проснуться без тебя. Мне давно так ни с кем не было хорошо и легко, как с тобой… Венди, сколько ты заплатила за аренду домика в центре? Я верну тебе эти деньги. Отмени бронь… Это ведь не лишит тебя автоматически прав участника?

Венди пожала плечами:

– Нет. Не лишит, конечно. Это всего лишь вопрос, касающийся моего проживания. Организаторам все равно, где я буду жить, хоть бы и на Луне.

– Отлично. Венди, знаешь… Я хотел сказать тебе кое-что еще.

– Мигель, а что же будет, когда фестиваль закончится? Мне надо будет уехать. Я ведь тут в гостях… И ты об этом знаешь.

– Я помню. Я… Венди, я хотел попросить тебя об одном одолжении.

Ее сердце заколотилось быстрее. Неужели они мыслят одинаково?..

Мигель продолжал:

– Мне не хочется отпускать тебя. Со мной давно такого не было. Я не хочу, чтобы ты уезжала.

– Но как же? Я ведь должна буду уехать.

– Я хотел попросить тебя о том, чтобы ты подумала о возможности остаться?

– Остаться?

– Да. Насовсем остаться со мной.

Мигель взял руку Венди с нежным светлым маникюром в свои загорелые руки.

– Я не думал, что буду говорить тебе такие вещи. Я вообще ничего такого не планировал. Не могу сказать, что я юный неопытный мальчик, Венди. Откровенно говоря, я давно разочаровался в отношениях с женщинами. Но с тобой как-то иначе все, как-то по-новому… Честно. Необычно. Интригующе. Ты как ребенок, непосредственная, доверчивая. И в то же время интересный собеседник, яркий человек. Ну и, разумеется, Венди, ты очаровательная, женственная… Ты очень красивая.

Венди улыбнулась. Ей было очень приятно это слышать. Но она еще не вполне понимала, к чему клонит Мигель.

Мигель тем временем продолжал:

– За то время, пока ты здесь, я уже пережил столько счастья, сколько порой не переживал на протяжении длительных отношений с женщинами. Я не хочу тебя упустить, Венди… Думаю, что ты именно тот человек, который мне нужен. Именно та женщина, – поправился он.

Венди широко раскрыла глаза. Она с недоумением улыбнулась, но еще не готова была что-либо ответить любимому.

– Я не считаю себя неудачником. Но после череды длительных отношений, которые не заканчивались чем-то особенно хорошим, я действительно был разочарован в женщинах. Какое-то время предпочитал любоваться ими издали, прекрасно зная, что стоит подпустить поближе к себе, и начнутся обиды, претензии, недопонимание…

– Да и я, в общем-то, не была особой сторонницей завязывать отношения через Интернет, – Венди наконец-то смогла вставить словечко. – Никогда не думала, что со мной произойдет что-то подобное. Так что, кажется, мы имеем дело с небольшим чудом.

– С большим чудом, Венди. Мне было приятно познакомиться с тобой в виртуальности, очень увлекательным казалось выстраивать общение. Ты зацепила меня по-настоящему уже тогда, когда мы еще и не виделись вживую. А уж когда встретились… Я не планировал ничего подобного. Но, увидев тебя, был бессилен сопротивляться. Да и как можно сопротивляться такому чуду, как ты?

Венди засмеялась. Давно она не слышала слов, которые подобным образом согревали ее сердце.

– Встретились два персонажа, – прокомментировала она, фыркнув. – Один избегает прочных связей, разочаровавшись в девицах, а вторая считает редкостной ерундой поиски любви в Интернете. И что мы на итог имеем? Да, так почему же ты не хочешь отпускать меня в Шотландию?

– Потому что, кажется, я влюбился, – признался Мигель.

Но Венди была не из тех, кого можно было брать голыми руками после подобных признаний. Изнеженная кисейная барышня растеклась бы сладким ручейком крем-брюле, и не замедлила бы пасть в объятия Мигеля, которые тот призывно распахнул. Венди лишь прищурилась и метко уточнила:

– Кажется? Или действительно влюбился? Знаешь, Мигель, если тебе только кажется, то я не считаю это достаточным основанием для рассмотрения всерьез твоего предложения остаться с тобой… Остаться на каких основаниях, позволь поинтересоваться? Все бросить там, у себя в Глазго?

Мигель рассмеялся.

– Положительно, у тебя все не как у людей! У меня, впрочем, тогда получается, что тоже не как у всех. С тобой не соскучишься. Но ты не застала меня врасплох, Венди.

– Да?

– Да. То есть, конечно же, застала. Не самое подходящее место здесь, не самая удачная обстановка для этого. И время я планировал другое. Но ты застала меня врасплох, и я держу удар!

С этими словами Мигель поднялся, оттолкнул от себя директорское кожаное кресло на колесиках, опустился на одно колено на освободившемся пространстве.

Венди, которая все еще восседала на столе перед монитором, подтянула юбку к коленям и с недоумением посмотрела на него.

Жестом заправского фокусника Мигель извлек из заднего кармана джинсов очень плоскую и изящную коробочку в светлом бархате.

«Не может быть. Неужели это то самое?»

Венди не ошиблась. Фокусы продолжались. Мигель с едва различимым щелчком открыл коробочку. Крышка откинулась.

– Что это?

– А ты сама не видишь?

– Вижу. Но ты обещал мне совсем другое!

– Разве? Я уже успел что-то пообещать тебе? И не исполнить?

– Да, пообещал! Никто тебя за язык не тянул! Что, теперь не собираешься исполнять, да?

– В чем дело-то, объясни толком?

– Мигель, – торжественным тоном произнесла Венди, – ответь мне, что в этой коробке?

– А ты сама разве не видишь? Милая, ты меня пугаешь… – Мигель счел, что себе дороже будет связываться, и поэтому все же ответил: – Это кольцо, Венди. Обручальное кольцо. Белое золото, сапфир, два крохотных бриллиантика. Что тебе не нравится? Дизайн? Форма? Цвет? Только скажи, и мы все поменяем.

– А я-то думала, – изрекла Венди, – что ты хотел подарить мне бриллиантовую сережку для пирсинга в носу.

Мигель сначала в недоумении поднял брови, потом, припомнив их давний разговор с Венди, схватился за голову и захохотал.

– Ты и впрямь невозможна, невыносима, непредсказуема! – смеялся он. – Но все дальнейшие обсуждения продолжатся только в одном случае.

– В каком же? – заинтересовалась Венди.

– Если ты примешь мое предложение.

– А ты делаешь мне предложение?

– Да. Делаю. Венди, выходи за меня. Оставайся со мной. Будь моей женой… – Поколебавшись, Мигель добавил: – Пожалуйста. Я постараюсь сделать тебя счастливой.

– То есть, пока я не отвечу тебе, мы не закончим выяснения насчет сережки для пирсинга?

– Да, – Мигель кивнул, довольный собой.

– Но это шантаж.

– Да.

Венди, впрочем, не стала долго упираться и изображать оскорбленную невинность. Задрав нос, глядя на Мигеля сверху вниз, она изрекла:

– Ладно. Хорошо. Я согласна.

– Могу я теперь поцеловать невесту? – Мигель с поразительной быстротой поднялся с колена. Теперь лицо Венди находилось напротив его груди. Она с удовольствием вдохнула теплый, немного терпкий запах его туалетной воды и геля для душа.

– Можешь, – милостиво разрешила она. – Но только после того, как объяснишь мне одну вещь.

– Все, что угодно!

– Почему ты прибегнул к банальному шантажу для того, чтобы услышать мое согласие?

Мигель усмехнулся.

– Все крайне просто, детка…

– Горю желанием услышать.

– Дело в том, что я впервые в жизни делал предложение любимой девушке. Да, у меня были серьезные отношения. Но до сих пор никогда не заходило так далеко… Можешь считать, что у меня был дебют.

– Только без продолжений, пожалуйста.

– И вот скажи мне, разве я мог делать предложение впервые в жизни и не подстраховаться? Я не перенес бы твоего отказа. Представляешь, это оставило бы отпечаток на всей моей дальнейшей жизни.

– К счастью, этого не случилось.

Венди соскочила со стола и прижалась к Мигелю, просунув руки у него подмышками и сцепив пальцы у него на спине. Запрокинув лицо, она прикрыла глаза:

– Теперь можешь поцеловать невесту, – шепнула она.

Надо же было придать хоть немного подобающей романтики только что произошедшему событию!

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации