Электронная библиотека » Михаил Грушевский » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 2 апреля 2014, 01:19


Автор книги: Михаил Грушевский


Жанр: Кинематограф и театр, Искусство


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Михаил Грушевский
Звезды
Неизвестные истории про известных людей

Посвящаю эту книгу моим родителям: маме и папе



Автор выражает благодарность ОАО «Телерадиокомпания «Петербург» за предоставленные материалы. И лично: Виктории Тимофеевой, Дарье Пимановой, Ивану Цыбину

От автора

«Детей нужно баловать – только тогда из них вырастают настоящие разбойники!» – эту фразу Атаманши из сказки «Снежная королева» мой папа часто повторял моей маме, поглядывая в мою сторону. И действительно, они наказали меня всего один раз в жизни. Никто и никогда не любил меня так, как родители. У них самих была большая, какая-то неземная любовь, о которой до сих пор вспоминают все, кто их знал. Когда мама шла делать маникюр, отец сопровождал ее и ждал в фойе парикмахерской. Занимаясь хозяйством, мама постоянно пела. Они с папой работали художниками на кондитерской фабрике, и я периодически совершал туда экскурсии. Поэтому ребенок я был довольно упитанный. Мама говорила, что я «солидный». Отсюда – мои детские страхи: лишний вес заставлял меня ненавидеть уроки физкультуры, а испорченные сладостями зубы приводили к постоянным конфликтам с зубными врачами. Впрочем, хорошего все равно было больше.

Мои сочинения зачитывали вслух на школьных уроках литературы. Учительницам они почему-то нравились. А мои одноклассники были рады тому, что их самих не вызывают к доске, и с удовольствием слушали мои опусы. Это было обязательно. Ну, каждому свое. Мне лично из всего списка обязательной к прочтению литературы почему-то больше всего нравились «Детство» и «В людях» Максима Горького. Мне не был близок знакомый по памятникам бронзово-гранитный титан советской литературы, но хотелось узнать, как складывался его характер. Постепенно тема детства знаменитых людей стала занимать меня все больше. О периоде, вам, возможно, не известном, – о детстве нынешних звезд – я решил написать эту книгу.

На этом пути я сделал массу интересных открытий. Например, я узнал, что знаменитая польская певица Анна Герман, на самом деле – наполовину немка, наполовину – голландка. Она родилась в Узбекистане, отец ее был расстрелян как враг народа, и мать Анны, боясь, что пострадает вся семья, заключила фиктивный брак и увезла семью в Польшу. А певицей Анна Герман стала случайно – по настоянию матери она училась на геолога, и одна из подруг, очарованная ее голосом, едва ли не насильно затащила будущую звезду на прослушивание. Известный композитор и певец Владимир Мигуля тоже не сразу вышел на эстраду. Ему, как и Анне Герман, мать посоветовала приобрести специальность, которая даст в будущем верный кусок хлеба. Первая профессия Мигули – врач. Мать великого танцовщика Мариса Лиепы тоже мечтала, что ее сын станет врачом, но отец отдал его в балет, чтобы слабый мальчик окреп…

Многие из тех, чей талант так восхищает нас сегодня, вышли из совсем простых семей. Как говорится, ничто не предвещало большой и интересной судьбы ребенку, родившемуся на деревенском хуторе. Меня не оставляет мысль, что таланты действительно раздают там, наверху, перед тем, как человек появится на свет. И действительно, многие из тех, о ком эта книга, – талантливы «от Бога»! Все дети равны. Почему же один малыш становится «явлением», а другой – нет? Есть повод задуматься. Выйдите на улицу и загляните в ближайшую детскую коляску. Вполне возможно, что там тихо дремлет новая Алла Пугачева! Вот, кстати, ее фото в детстве.

Я хочу познакомить вас с интересными историями, которые рассказывали известные люди для моей передачи. Она выходила в Петербурге на «Пятом канале» и называлась «Город детства». Забавно: я начинал на телевидении именно в детской редакции. Прошло каких-то 20 лет, и я опять «впал в детство». А режиссеры программы «Город детства» – три молодые красивые женщины – одна за другой стали мамами. Они весьма «серьезно» отнеслись к работе. А может, тема детства – вечная?

Детство кончается, когда ты перестаешь быть чьим-то ребенком. Смешно взрослеть в 35 лет, но у меня вышло именно так. Через неделю после маминых похорон был мой день рождения. Утром наш большущий фикус покрылся огромными оранжевыми цветами. Он жил у нас в доме много лет и никогда не цвел. И я подумал, что только так мама могла поздравить меня в последний раз. Она ведь очень сильно меня любила! А это – самое главное.

А сейчас вас ожидают увлекательные истории детства некоторых нынешних народных любимцев.

Надежда Бабкина

Надежда Георгиевна Бабкина родилась19 марта 1950 года в селе Черный Яр Астраханской области. Российская певица, основатель и руководитель знаменитого ансамбля «Русская песня» и одноименного театра. Одна из самых известных исполнительниц русских народных песен. Народная артистка России.

1

Я пела с раннего детства. Из певиц мне нравились Лидия Русланова, Елена Мордасова, Элла Фитцджеральд. Меня оставляли дома присматривать за братом, а я ставила пластинки и наводила марафет. Все это происходило перед зеркалом: я красилась, надевала мамины туфли. Однажды взяла ее платье из панбархата и отрезала сзади кусочек, чтобы сделать куклам туалеты. А мама пошла в этом платье в гости и не увидела, что там дыра. Что мне за это было!

Я вообще хулиганистая была. У соседской бабушки росла клубника, очень крупная, но она нас не угощала, жалела ягод. А мы выдергивали клубнику из-за забора и угощали всех сами. Нам казалось, что мы делали важное дело. Чтобы эта бабушка поняла, что мы ею недовольны, мы как-то положили на трубу ее избы большую тыкву, так что весь дым пошел внутрь. Но однажды в мае выпал снег, огромные сугробы. Мы пошли к этой бабушке и помогли ей снег разгрести. Мы ее пожалели…

2

Родители мои были сельской интеллигенцией. Мама – учительницей начальных классов. Папа – председателем колхоза, секретарем партийной организации. Он был очень волевой, правильный и целеустремленный. Дисциплина царила и в доме. Нас воспитывали очень строго. Я хорошо знаю уклад деревенской жизни, для меня не проблема работать на даче, меня не надо этому учить! Мы и печь топили, и дрова кололи, и картошку окучивали. Соседка, тетя Таня, приглашала взбивать масло. Это длилось несколько часов: останавливаться-то нельзя! Зато масло получалось такое, какого в магазинах нет! На патоке делали вареники. А вечерами мы с братом лежали на печи и подсматривали, как взрослые собирались на посиделки.

Деревня, в которой я жила, была многонациональной: там тебе и татары, и казахи, и калмыки, и казаки, и хохлы, и русские. У нас все работали, а меня девать было некуда. Однажды отец сказал: «Посиди у меня в кабинете и не мешай». К нему приходили разные люди, и он разговаривал с ними на непонятных мне языках. Позже объяснил: «Надя, для того, чтобы с человеком общаться, надо поздороваться и поговорить с ним на его языке». Он знал по крайней мере по нескольку фраз на многих языках, его очень уважали.

3

Наш детский сад стоял на круче, мы с братом ходили туда в штанишках на помочах, в рубашечках с короткими рукавами, которые назывались «ленинградки». Там я тоже хулиганила – однажды всех подговорила: «Сегодня в щах капусту есть не будем!» И никто не ел! А на улице мы играли в казаки-разбойники. До 2 часов ночи. Однажды я полезла через забор, прыгнула, зацепилась за гвоздь юбкой и повисла на столбе. Парни увидели, сняли меня со столба. Кровь на ноге, юбка порвалась. Дома я спрятала юбку. Но меня все равно наказали домашним арестом.

В начальных классах я училась хорошо, а вот вела себя плохо. У нас завуч была жесткая, не очень любила детей. Когда она уезжала, мы ее ворота дегтем мазали. А это – самый позор. Мы наматывали ей на дверную ручку катушки с проводами. Если корова утром не успела выйти – попробуй найди, на какое поле ушел пастух. А калитка-то не открывается! И когда стали выяснять, кто хулиганил, завуч вдруг говорит: «Это Надя Бабкина, я слышала ее смех!» Мне тогда опять досталось.

4

У папы был мотоцикл. Мы с братом как-то решили покататься. Брата в люльку, я – за руль, и погнали. Нас увидела милиция. Брат спрыгнул, потом я, мотоцикл рухнул в яр. Достали – а он цел, крепкие тогда были мотоциклы. А в старшие классы я ходила учиться в Черный Яр за 7 километров – пешком или на попутках. Школа называлась «Овощевод-механизатор». У меня появилась тяга к вождению, и мне доверили гусеничный трактор. Села я в него, а он прет прямо на школу, все выскочили, кричат. Подбежал учитель труда и спас меня, остановил трактор прямо у стены школы.

А как-то я решила проколоть уши. Ночью зажгла свечи, прокалила на огне иглу, проколола уши и надела крупные сережки. Пришла в школу очень гордая. Мальчишки дернули меня за сережки, было очень больно. Я закричала, и меня выгнали из класса. А перед выпускным балом я решила подстричься и даже покрасилась в блондинку. Выхожу за аттестатом и слышу от завуча: «Я вызывала Бабкину, а ты кто?» Я сразу ушла и первой же «Ракетой» уехала оттуда, весь класс меня провожал. Больше я туда не возвращалась. В Москве я долго чувствовала себя провинциалкой. Но вообще-то я рада, что мои корни в деревне. Это дает мне силы до сих пор.

Татьяна Буланова

Татьяна Ивановна Буланова родилась 6 марта 1969 года в Ленинграде. Популярная певица, жена экс-капитана «Зенита» Владислава Радимова.

Окончила музыкальную школу по классу фортепиано. Училась в Ленинградском государственном институте культуры, Школе-студии при Мюзик-холле. С 1990 года начала выступать в составе группы «Летний сад». Сегодня в ее дискографии больше 20 альбомов. Заслуженная артистка России.

1

Детство для меня – самая светлая, счастливая пора жизни. Папа – военный моряк, мама – фотограф, но она работала только до встречи с папой. А потом уже ездила с ним как верная жена-декабристка по всем морям, где находились подводные лодки, куда папу перебрасывали.

Папа у меня родом из города Энгельс (рядом с Саратовом). Там были немецкие поселения, но вряд ли он был немцем. Булановы – фамилия хазарская. Был такой хан, это у Льва Гумилева написано. Что-то ханско-хазарско-татарское наверняка в моей крови есть. Глаза карие, папа был черноволосый. Он загорал всегда до смугло-коричневого цвета. А мама родом из Петербурга, и у родителей была мечта вернуться туда. Я родилась уже в Северной столице. Родители мечтали о втором ребенке, о девочке. И вот родилась я.

Помню, когда мы купили первый цветной телевизор «Радуга», от него осталась огромная коробка, домик такой. Я в ней придумала жить. Видимо, мне не хватало замкнутого пространства, мне там очень нравилось. Когда появились первые цветные телевизоры, родился миф, что их смотреть вредно. У «Радуги-716» сзади была кнопочка, можно было переключать на «цвет» и «не цвет». И мама сказала: «Мы будем смотреть черно-белый телевизор, но когда надо будет узнать, какого цвета костюм у фигуристов, то переключим и посмотрим». С точки зрения нормального человека – люди с ума сошли. Мы так очень долго переключали, потом плюнули и смотрели уже цветное изображение.

2

Тогда принимали в пионеры в два приема, и в первый раз меня не взяли, это была жуткая трагедия. Само мероприятие проходило на крейсере «Аврора», и мы заранее на уроке труда шили себе пилотки. У всех были пилотки как пилотки. Почему у меня вышла такая огромная – я не понимаю. Но я нашла выход: сложила ее пополам, и она более-менее приобрела нормальный вид. В то время мама меня водила в разные кружки. В первом классе пришла из школы художественной гимнастики тренер и стала отбирать девочек. Я была всю жизнь не то чтобы толстая, но… Мама моя блокадница, для нее самое главное – чтобы все были накормлены. Это у людей, переживших блокаду, в крови. Меня тоже пытались все время накормить. Поэтому я была такая, что тренер на меня даже не обратила внимание. Я расплакалась, мне было ужасно обидно. Девчонки побежали за тренером: «Посмотрите, какая у нас девочка гибкая!» Я тут же в фойе легла на живот, сделала «рыбку». И меня взяли. А во втором классе мы услышали, что есть спортивная школа с батутом. Мне жутко нравилось, но я буквально три занятия туда ходила. Мама меня ждала в предбаннике. И когда пару раз с занятий вышли девочки с переломанными ключицами, покалеченные мальчики, меня оттуда забрали.

Я поступила в музыкальную школу, но мне никогда это не нравилось, для меня это всегда был ужас. Там прошли семь самых несчастных и сложных лет моей жизни. У меня постоянно шла борьба – с родителями, с самой собой. Классе в пятом я поняла, что хочу быть актрисой. Именно актрисой, не певицей. Уже была Алла Пугачева, и я думала: ну зачем нужен еще кто-то? Стать певицей – у меня даже мысли такой не было. И в школе у нас пения не было, урок назывался просто «музыка». Мы конспектировали биографии композиторов. Сейчас смешно звучит: тройка по пению. Тем не менее у меня была тройка. Может быть, из-за того, что я пропускала эти уроки, может быть, из-за того, что я плюнула – мне надоело конспекты писать.

3

Иван Купала. Этот праздник я помню с детства, мистический праздник, языческий. Я верила, перепрыгивая через костер и загадывая желание, что оно обязательно исполнится. Так и случалось.

Лето, дача, самые лучшие месяцы в году… Больше радости было на даче, может быть, потому что я проводила там меньше времени, чем в городе. Там когда-то издалека я смотрела на мальчика, который мне нравился, и тихо-тихо страдала. Там были мои первые концерты. Готовились мы очень серьезно: шили костюмы, репетировали. До сих пор помню свое радостное состояние. А девчонки чего-то боялись, я думала: ну что они боятся, это же кайф! Собиралось огромное количество народа со всей деревни. А мы просто включали пластинки известных исполнителей – Пугачевой, Ротару, Леонтьева – неважно, мужчин или женщин. Я пела по-настоящему, а кто-то просто рот открывал. Это очень захватывало.

Когда мы ставили басню Крылова, я была лисой, а моя подружка Таня – вороной. Она «р» говорила не чисто. Ей надо было «кар-р-р» сказать, а у нее не получалось. И мы придумали: она говорила «ка», а я «р». Нам было лет по шесть.

А когда нам было лет по пятнадцать, мы придумали ночью убегать из дома. Я ложилась для видимости в кровать и ждала, пока все заснут, смазывала маслом двери, чтобы не скрипели. Надо же было еще вернуться ночью, чтобы никто не заметил. На самом деле мы просто гуляли по деревне и шли обратно, ничего плохого не делали.

Еще была огромная высоковольтная вышка. До половины вышки не было лестницы, надо было взбираться по железным балкам. И мы с подружкой как-то забрались до самого верха. Это было достаточно опасно и рискованно. Если бы пошел дождик – вниз могли бы упасть два уголечка. И с моста прыгали в реку. Подружка была посмелее, чем я. Она прыгнула с перил головой вниз, а я боялась. Три ночи не могла прийти в себя, как же так! Наташа прыгнула, а я нет. Я злилась, завидовала, что она смогла, а я нет. В итоге, когда мне это удалось, я была на седьмом небе от счастья.

4

А это было уже в городе. Мне было 16 лет, зимой мы с девчонками поехали на каток. Сняли шапки, распустили длинные волосы и решили покурить. И вдруг я слышу мамин голос. Она с соседкой поехала кататься на лыжах. У меня был шок. Я сигарету засунула в шапку. Мама: «Ты курила?» Я: «Не курила». И тут начало проявляться мое актерское мастерство. Мама сказала: «Быстро домой. Тебе сначала от папы достанется». Я пришла домой, думаю: лучше я скажу папе, пускай он сначала меня отлупит, а потом придет мама и тоже меня отлупит. Только чтобы не вдвоем. Папе все рассказала: «Я только попробовала, мама увидела». Мне досталось очень здорово. Потом пришла мама. Слышу звонок в дверь и папин голос: «Ты слышала, чем дочь наша занимается?» Мама: «А чем?» Папа: «Ты же сама видела!» Мама: «Ничего я не видела». И тут я поняла, какую совершила ошибку. Мама папе ничего не сказала. Он болел, и она решила его не расстраивать. А может, она просто встала на мою сторону. Вот, думаю, какая я все-таки дурочка. Это был единственный раз, когда я получила по полной программе.

А влюбляться я начала очень рано. Первая влюбленность – это второй класс. На всю жизнь запомнила, его звали Саша. Он учился с нами ровно один год. Потом каждый год были новые и новые влюбленности, но самое сильное чувство появилось в 14 лет. Я не пользовалась особым успехом у мальчиков. Я пыталась не есть после семи, но меня хватало ровно на половину вечера. В школе на первом этаже рядом с раздевалкой висело длинное зеркало. И когда мы проходили мимо зеркала к классу, я никогда не смотрела в него. Мне не нравилось, как я выгляжу. Не нравился мой нос, не нравились мои зубы, мне не нравилась моя фигура. Я считала, что единственное, на что можно обратить внимание, – это мои глаза. Все остальное я отметала.

5

В 9-м классе у нас была производственная практика, и можно было выбрать себе профессию медсестры, продавца или машинистки. Так как я мечтала быть драматической актрисой, то подумала, что машинистка и медсестра мне не очень подходят, а продавец – то что надо. Я всю жизнь была зажатая, закомплексованная. А тут, думаю, научусь общаться с людьми. Помню свой первый день в «Детском мире», когда я улыбалась абсолютно всем. Мы работали всего по 4 часа, больше было нельзя. И через 4 часа я поняла, что уже не могу больше никому улыбаться. Видеть никого не могу. Я решила: улыбаться не надо, надо просто быть вежливой. А после 9-го класса я месяц работала в универмаге «ДЛТ» в отделе детской обуви. Не могу сказать, что мне это очень нравилось. Но там работала теща Андрея Заблудовского. Бит-квартет «Секрет» тогда гремел на всю страну, и мы на нее смотрели как на что-то святое.

А в 10-м классе у меня созрел план. Я решила поступить сначала в Институт культуры, там меня раскрепостят. И после этого – в театральный. На первом же экзамене мой план рухнул, меня не взяли на специальность «Организация массовых праздников». Я пришла с 12-струнной гитарой и благополучно получила «двойку». Мне казалось, что рухнула моя жизнь. А потом я пришла домой, подумала: ну и что? Год я отдохну, поработаю, успокоюсь, попробую на следующий год. И кто-то мне посоветовал Школу-студию при Петербургском Мюзик-холле. Мы сходили туда с мамой, хотя я уже была взрослой девушкой. И я поступила.

Однажды я задержалась на уроке, и вдруг заходят два молодых человека. Они пришли искать солистку для группы. Одного из них звали Коля – это был человек, впоследствии создавший группу «Летний сад» и ставший моим первым мужем и отцом моего старшего сына. Я села к ним в машину, меня подвезли до дома, мы договорились встретиться. А через пару дней ребята услышали, как я пою. Так и родилась группа «Летний сад». Это был декабрь 1989 года.

Виктор Бычков

Виктор Бычков родился в Ленинграде 4 сентября 1954 года. Окончил ЛГИТМиК. По распределению попал в Санкт-Петербургский академический театр имени Ленсовета, после этого работал в Санкт-Петербургском театре Комедии имени Н. П. Акимова и других театрах города. Однако широкую известность принесли актеру его работы в кино – «Особенности национальной охоты», «Особенности национальной рыбалки», «Операция „С Новым годом!”», а также в телесериалах «Улицы разбитых фонарей» и «Убойная сила».

1

Мама работала в совхозе «Выборжец». Там я и появился на свет. На четвертый день, как родила, мама пошла работать. Она бедно жила, выращивала огурцы и помидоры, а за все остальное надо было бороться. Перед обедом я залезал под каменную теплицу и в темноте собирал шампиньоны.

Тогда в стране было очень много китайцев. В Ленинграде им выделили территорию в Калининском районе, и они построили китайский дом – двухэтажный, с фонтаном и решеткой. Потом их выгнали и сделали там наше общежитие. У нас была кухня – на 42 хозяйки. Мы жили так: 7 человек в одной комнате – крестный, его жена, мой двоюродный брат, его сестра, парализованная бабушка, мама и я. Там было метров 15, и когда все укладывались спать, то пройти было нельзя. Я еще все время писался, что не нравилось жене крестного.

Окно в комнате было одно, и мне было интересно, что там на улице делалось. Мама приходила и говорила: у него вся задница в каких-то уколах. Оказывается, жена крестного ставила на окно иголки, чтобы я не садился. Но мне было так интересно! Я садился на иголки и смотрел в окно. Там был общий туалет на улице, ребята ходили на ходулях, какие-то драки, курицы, свиньи… Даже мой крестный держал в сарае свинью. Помню, он решил сделать домашнюю колбасу и на печку-голландку повесил сушиться свиные кишки. А я был маленький, но эту кишку достал и проглотил. Бабушка больная спала, а мне кишку и не вынуть, и дальше не заглотить. Так и стоял. Мама пришла, выдернула ее, такая свобода наступила!

И в горе, и в праздники мы все вместе были, хотя поводов для ругани оказывалось достаточно: кто-то, например, поставит бак с бельем на плиту и в щи мыльную воду прольет… Но все равно все жили вместе. Я родился, и мама влезла в долги. Потом я уже пошел в ПТУ, работал на заводе и приносил какие-то деньги. В 1968 году она пришла домой и плачет. Я говорю: «А что такое?» Она отвечает: «Все, ты стал взрослым». Мама только в 1968 году отдала все долги.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации