154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 37

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 3 ноября 2016, 19:20


Автор книги: Артем Драбкин


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 37 (всего у книги 58 страниц) [доступный отрывок для чтения: 38 страниц]

На рассвете 17 апреля сильной артиллерийской и авиационной подготовкой немецкие войска начали наступление на советский плацдарм. Несмотря на непрерывные бомбежки и ураганный огонь артиллерии, красноармейцы до последней возможности удерживали свои позиции. Только ценой огромных потерь немцам удалось вклиниться в боевые порядки защитников плацдарма на стыке 8-й и 51-й стрелковых бригад. Теперь противника от берега моря отделяли считаные километры. Немецким войскам оставалось сделать последний рывок, чтобы расколоть надвое малоземельский плацдарм. Обе стороны тут же стянули свои резервы к месту вмятины в советской линии фронта. Накал боев не спадал несколько суток, а 20 апреля немцы начали мощнейшее наступление на Малую Землю. Однако в тот же день, благодаря переброске на Кубань авиационных резервов Ставки Верховного Главнокомандования, в небе над плацдармом наметился перелом в пользу Красной Армии. Кроме того, самолеты сковали часть сухопутных сил немцев.

Воодушевленные этим, стрелки и морские пехотинцы сражались по-настоящему отчаянно и не позволили врагу расколоть плацдарм. Бои продолжались до 25 апреля, когда немецкое командование было вынуждено окончательно признать, что операция «Нептун» потерпела крах, и начать отвод войск к исходным позициям. Плацдарм на Малой Земле был удержан советскими войсками, и ему предстояло сыграть значительную роль в грядущем освобождении Новороссийска.



Катер типа МО-4 Черноморского флота с пробоиной в борту, полученной в ходе Новороссийской десантной операции. Сентябрь 1943 г.


К сентябрю 1943 года советское командование подготовило новую операцию по освобождению Новороссийска. «Козырной картой» этого плана должна была стать массированная высадка морского десанта непосредственно в Новороссийский порт. Для этих целей было сформировано три десантных отряда и отряд обеспечения высадки, который делился на четыре группы: группу прорыва и уничтожения огневых точек на молах, группу атаки берега, группу атаки порта и группу прикрытия операции с моря. В составе десанта насчитывалось 150 боевых кораблей, катеров и вспомогательных судов Черноморского флота. Общее руководство десантной операцией осуществлял командующий флотом вице-адмирал Л.А. Владимирский. Командовать силами высадки был назначен командир Новороссийской военно-морской базы контр-адмирал Г.Н. Холостяков. В ночь на 10 сентября в Геленджике десантники погрузились на суда. Спустя несколько часов, когда корабли сосредоточились на исходной линии, началась артиллерийская подготовка. Авиация усилила удары, одновременно корабли обеспечения высадки устремились к объектам атаки. 9 торпедных катеров группы прорыва атаковали огневые точки на молах, подошли к бонам, высадили там штурмовые группы, быстро подорвали боносетевые заграждения и дали сигнал, что проход в порт открыт. В это же время еще 13 торпедных катеров атаковали вражеские объекты на берегу. Несколько минут спустя в порт на полном ходу прорвалась третья группа катеров, которая выпустила торпеды по причалам и местам высадки десанта.

Через считаные минуты в порт начали входить катера с десантниками, которым удалось отразить ожесточенные атаки противника. На берег высадилось около четырех тысяч человек. Однако быстрому развитию успеха десантной операции помешало то, что войска 20-го стрелкового корпуса, наносящие удар с Малой Земли, а также 318-я стрелковая и части 55-й гвардейской дивизий, наступающие совместно с частями усиления вдоль восточного берега Цемесской бухты, за первый день боев смогли лишь незначительно продвинуться вперед. В результате части морской пехоты в порту и его окрестностях оказались отрезанными друг от друга и сражались в окружении. Уже на следующий день операции в Новороссийске был высажен второй эшелон десанта. Вслед за тем в бой были введены основные силы 55-й гвардейской стрелковой дивизии и 5-я гвардейская танковая бригада. Завязались упорные бои, но 16 сентября Новороссийск был полностью освобожден. Советским войскам понадобилась для этого целая неделя кровопролитных, тяжелых боев. Однако результат стоил того. Эвакуация немецкой 17-й армии с Кубанского плацдарма в Крым в октябре 1943 года поставила точку в многомесячных боях на Кавказе. Задуманный фюрером еще в 1941 году поход за кавказской нефтью закончился полным провалом.



Бойцы 2-й гвардейской Таманской стрелковой дивизии в боях за расширение плацдарма на Керченском полуострове. Ноябрь 1943 г.


КУРСКАЯ БИТВА


Советские средние танки Т-34-76 поддерживают атаку пехоты на Курской дуге. Июль-август 1943 года


Формирование Курского выступа

«Обкатка» советской пехоты танками накануне сражения на Курской дуге


Необходимость латать Восточный фронт после окружения одной из сильнейших немецких армий, 6-й полевой армии Фридриха Паулюса, под Сталинградом заставила немцев зимой 1943 года отдать стратегическую инициативу в руки Красной Армии. Советское командование незамедлительно воспользовалось этим и провело две крупные наступательные операции, которые можно назвать «ремейками» Сталинграда – Острогожско-Россошанскую и Воронежско-Касторненскую операции.

Первая началась 15 января 1943-го и была проведена силами Воронежского и Юго-Западного фронтов, а также 18-го отдельного стрелкового корпуса. Результатом операции стало уничтожение венгерской 2-й армии и итальянского Альпийского корпуса. Открывшийся в результате наступления правый фланг немецкой 2-й армии побудил советское командование развить успех и 24 января начать Воронежско-Касторненскую операцию смежными флангами Воронежского и Брянского фронтов. В результате двух последовательно проведенных операций были разгромлены основные силы немецкой группы армий «Б». В Советско-германском фронте образовалась брешь шириной четыреста километров.

Очевидный успех окрылил командование наиболее успешно наступавших фронтов и Ставку Верховного главнокомандования. Так родились планы операций по освобождению Харьковского промышленного района и города Белгорода, получивший кодовое наименование «Звезда» и окружению немецкой группировки в Донбассе, названной «Скачок». Планы операций были куда более амбициозными, чем контрнаступление под Сталинградом. Однако их проведение осложнялось тем фактом, что механизированные и танковые корпуса были ослаблены в предыдущих боях. Фактически операции стали испытанием на предел прочности самостоятельных танковых соединений Красной Армии. Операция «Скачок» началась 29 января 1943 года. Операция «Звезда» началась несколько позднее «Скачка» из-за того, что Воронежский фронт добивал окруженные в ходе Воронежско-Касторненской операции войска противника. Первым днем операции стало 2 февраля. В первый день наступления стрелковые дивизии и танковая армия П.С. Рыбалко продвинулись почти на 20 километров. 8 февраля 183-я стрелковая дивизия с частью сил танкового отряда полковника Романова овладела западной частью Белгорода и оседлала все дороги к северо-западу, западу и югу от него. К утру 9 февраля советские войска полностью очистили Белгород от немцев. Дорога на Харьков с северо-востока была открыта. В ночь на 10 февраля были взяты штурмом Печенеги и Чугуев. Северский Донец был форсирован, и до Харькова с юго-востока по прямой оставалось всего пара десятков километров.

14 февраля обстановку под Харьковом можно было назвать критической. В 15 часов 30 минут командир дивизии «Дас Райх» Валь отправил Хауссеру донесение, в котором сообщал, что его резервы исчерпаны и удерживать фронт к востоку от города дивизия не в состоянии. После доклада о положении частей дивизии Валь в своем донесении фактически ставил ультиматум. Он утверждал, что, если до наступления ночи дивизии не будет отдан приказ на отход, оборонявшиеся на восточной окраине города части будут потеряны. Хауссер запросил по радио у штаба армейской группы Ланца разрешения отдать приказ на отход в 16 часов 30 минут. Хауссер так же безапелляционно, как его командир, ставил Ланцу ультиматум: если до этого времени не будет получен приказ об отходе из штаба армейской группы, то приказ будет отдан им самим. Ответ был столь же безапелляционным: Хауссеру напоминали о предыдущих директивах на удержание города в любых обстоятельствах, а также указывали, что отход «Дас Райха» приведет к повисанию в воздухе правого фланга элитной дивизии «Великая Германия». О том, что она уже потеряла локтевую связь с соседом слева и сама откатывалась назад, при этом умалчивалось. Реакция Хауссера на эти увещевания была мгновенной. В 16 часов 45 минут он ответил донесением в штаб армейской группы Ланца, в котором сообщал, что приказ на отход «Дас Райху» уже отдан. Сорока минутами спустя Хауссеру приходит ответ, представляющий собой напоминание о приказе фюрера защищать Харьков «до последнего человека». Ланц не ограничился отправкой в штаб 2-го танкового корпуса СС формальных приказаний.



Эрих фон Манштейн представляет Гитлеру план наступления группы армий «Юг» в операции «Цитадель». За спиной генерал-фельдмаршала стоит его начальник штаба генерал-полковник Теодор Бюссе



Колонна немецких самоходно-артиллерийских установок Marder II (Sd.Kfz 131) проходит через советскую деревню. Весна 1943 г.


В 18 часов он позвонил Хауссеру и потребовал отмены приказа об отходе из города. Командир эсэсовского корпуса попытался сослаться на сложность выполнения приказа удерживать Харьков уже начавшими отступать войсками. Ланц был непреклонен, и через пятнадцать минут Хауссер по радио передает «Дас Райху» приказ об удержании города «до последнего человека». Однако остановить начавшийся отход было уже почти невозможно. Реакция командования дивизии на приказ об удержании Харькова «до последнего человека» была схожей с реакцией самого Хауссера несколькими часами ранее. В 22 часа из штаба «Дас Райха» поступило донесение о том, что отходящие части дивизии находятся «вне радиоконтакта» и сообщить им об отмене предыдущего приказа не представляется возможным. Несмотря на недвусмысленные приказы от Верховного командования, части корпуса Хауссера уходили из Харькова по заснеженным улицам города в темноте февральской ночи.

Первой ворвалась в город утром 15 февраля 340-я стрелковая дивизия генерал-майора С.С. Мартиросяна. Ее полки овладели Южным вокзалом, проникли в центр города, очистили площади Дзержинского и Тевелева, а также здание, в котором в свое время помещался Центральный исполнительный комитет Украинской Советской Социалистической Республики. Над ним группа автоматчиков 1142-го стрелкового полка водрузила красное знамя. В 11 часов полки 183-й стрелковой дивизии генерала Костицына прорвали оборону частей «Великой Германии» в районе Дергачей и вышли к северной части города.

17 февраля в небе Запорожья появился четырехмоторный «Фокке-Вульф-200» в сопровождении нескольких истребителей: сам фюрер прилетел к фон Манштейну для ознакомления с обстановкой и обсуждения дальнейших действий. Гитлер прилетел в штаб группы армий «Юг» в Запорожье с многочисленной свитой, начиная с личного повара и заканчивая генерал-полковником Альфредом Йодлем. Если верить записям в дневнике Геббельса, разговор между фон Манштейном и Гитлером предстоял неприятный – фюрер летел в Запорожье с желанием снять его с поста командующего группой армий. Донесения в Берлин рисовали мрачную картину кризиса по всему фронту группы армий «Юг», и Гитлер сомневался в способности фон Манштейна выйти из сложившегося положения.



Г.К. Жуков, Н.Н. Воронов и К.Е. Ворошилов осматривают первый захваченный тяжелый танк PzKpfw VI «Тигр» на выставке трофейного вооружения в ЦПКиО имени Горького в Москве. 1943 г.Этот «панцер» (тактический номер 100) из состава 502-го батальона тяжелых танков был захвачен советскими войсками под Ленинградом осенью 1942 г.



Рисунок слона на броне первого трофейного тяжелого танка «Тигр». Из-за него захваченную бронемашину советские военные сначала называли «Слон»


Первым вопросом, который Гитлер хотел решить в штабе группы армий «Юг», было возвращение Харькова. Фюрер был крайне разозлен тем, что, несмотря на все его приказы, город был сдан. Фон Манштейн, напротив, был убежден в необходимости вначале прекратить наступление к Днепру. В этом конфликте, по существу, сталкивались политика и стратегия. Политика говорила о значении пятого по величине города Советского Союза, удержание которого одной из сторон было вопросом престижа, психологического состояния людей на фронте и в тылу. Стратегия говорила о значении железнодорожных веток, тянувшихся от нескольких железнодорожных мостов на Днепре к тыловым станциям войск в Донбассе и в районе Харькова. Захват коммуникаций, конечно, еще не означал окружения войск. Однако увеличения плеча подвоза автотранспортом, потери времени на перегрузку из автомашин в вагоны и обратно означал ухудшение снабжения войск продовольствием, топливом и боеприпасами. В конечном итоге это могло привести к краху обездвиженных и лишенных патронов и снарядов дивизий из-за невозможности эффективно парировать выпады противника.



Немецкая тяжелая самоходно-артиллерийская установка «Фердинанд» на марше. На бронемашине сидит весь многочисленный экипаж самоходки, за исключением механика-водителя



Сошедшие с конвейеров новейшие модели немецких танков – PzKpfw V Ausf. D «Пантера» и PzKpfw VI Ausf. H «Тигр» во дворе завода фирмы «Хеншель» в Германии. Май 1943 г.


Непосредственное знакомство с обстановкой всегда отрезвляюще действует даже на самых экзальтированных политиков. 18 февраля поступило донесение, что советские войска находятся лишь в километрах от Днепра и всего лишь в 100 километрах от Запорожья. Не только генералы, но и сам Гитлер прекрасно понимал, чего стоит это расстояние в век моторов и гусениц при отсутствии сплошного фронта. Настало время фюреру глотать горькие пилюли. О произошедшей в штабе группы армий «Юг» сцене известный немецкий историк Пауль Карелль повествует следующим образом: «Гитлер подозрительно взглянул на полковника Буссе, начальника оперативного отдела группы армий «Юг». Не вводят ли его в заблуждение? «Я хочу знать об этом подробнее», – проворчал он. И, будто он ждал реплики, Буссе быстро начал излагать детали. «Советская 267-я стрелковая дивизия находится здесь, южнее Краснограда», – говорил он, показывая на карте. Затем его палец переместился к Павлограду: «Танковый батальон 35-й гвардейской стрелковой дивизии взял Павлоград. Итальянская дивизия, которая должна была оборонять город, бежала». Гитлер смотрел на карту, стиснув зубы».

«Танковым батальоном» советской стрелковой дивизии был батальон капитана М.П. Закиева из 175-й танковой бригады 25-го танкового корпуса. Закиев вряд ли догадывался, какое впечатление его действия оказали на немецких генералов и самого Гитлера в Запорожье. Наличие советских танков в нескольких переходах от штаба группы армий «Юг» произвело нужное впечатление на фюрера. Мягко подталкиваемый свитой, он утвердил принятое фон Манштейном решение и засобирался обратно в свою Ставку в Виннице. Когда «фюрерский» «Фокке-Вульф-200» в сопровождении истребителей оторвался от взлетной полосы в Запорожье, фон Манштейн облегченно вздохнул и приступил к реализации своего плана – «клещами» срезать ударную группировку наступающей к Днепру 6-й армии.

В 5 часов утра 18 февраля наступление, которое должно было изменить весь ход зимней кампании 1942/43 года, началось. Осью наступления было шоссе, проходившее из Харькова в Днепропетровск через Красноград и Перещепино. Несмотря на контратаки и необходимость преодоления минных полей, которыми 6-я стрелковая дивизия предусмотрительно прикрыла фланг 6-й армии, наступление немцев развивалось успешно. К 11 часам, когда погода улучшилась, в воздухе появились неизменные спутники немецких наступлений – пикирующие бомбардировщики Ю-87. Они поддержали атаку на деревню Бесека. После того как деревня окуталась дымом от сброшенных на нее тяжелых бомб, при поддержке бьющих с прямой наводки 20-миллиметровых зениток и артиллерии немцы пошли в атаку. К конечной цели наступления – Перещепино и мосту через реку Орель – передовой отряд немцев вышел уже после наступления темноты. Нет ничего удивительного в том, что охрана моста приняла уверенно приближающуюся колонну за своих. Не останавливаясь, эсэсовцы из дивизий 2-го танкового корпуса пересекли мост и после этого атаковали оборонявших его красноармейцев. Разрывы гранат и треск пулеметных и автоматных очередей превратили тихую зимнюю ночь в ад.



Немецкие средние танки «Пантера» модификации D2 на железнодорожной станции в Германии перед отправкой на Восточный фронт. Весна 1943 г.


Грохот боя поднял гарнизон Перещепино на ноги. Захватившие мост гренадеры были немедленно контратакованы, но все атаки немцы отбили. Наступавшие обычно во втором эшелоне подвижных соединений в 1941 году эсэсовцы в массе своей не успели почувствовать вкус приключений «блицкрига». В 43-м, несмотря на временные неудачи, очередь врываться в спящие города и захватывать мосты у ошарашенной появлением танков в глубоком тылу охраны все увереннее переходила к Красной Армии. Под Харьковом практически в последний раз советские войска дали немцам почувствовать вкус «блицкрига».

После окружения передовых стрелковых и танковых соединений 6-й армии генерала М.Ф. Харитонова следующей целью двух эсэсовских дивизий стал Харьков. 24 февраля под давлением обстоятельств Харитонов решил отказаться от наступательных действий и перейти к обороне. Окруженному 25-му танковому корпусу было приказано вырываться из «котла» своими силами. В полдень 24 февраля с самолета был сброшен вымпел с приказом командующего войсками Юго-Западного фронта на отход в направлении на Балаклею и сосредоточение в районе Орельки, Артельная, Краснопавловка. С наступлением темноты корпус, имея в строю 40 танков и 20 бронемашин, начал выдвижение к переправам на реке Волчья. К своим части корпуса вышли только в конце марта. К 25 марта в район сосредоточения вышло 517 человек командно-начальствующего, 674 – младшего командного и 872 – рядового состава корпуса, всего 2063 человека. Корпус имел 10 бронетранспортеров и бронеавтомобилей, 174 автомашины. Его командир П.П. Павлов попал в плен и был освобожден только в 1945 году.



Немецкий танк PzKpfw VI «Тигр» из состава 505-го батальона тяжелых танков. 1943 г.


Бои под Харьковом были исключительно тяжелыми для обеих сторон. 26 февраля дивизия «Тотенкопф» лишилась своего командира. Специалист по охране концентрационных лагерей, обергруппенфюрер СС и генерал войск СС Теодор Эйке вылетел на передовую на самолете «Физилер» «Шторх» и стал жертвой огня советских зениток в районе города Орелька, у деревни Артельное. «Шторх» упал в расположении советских войск, и на следующий день эсэсовцам пришлось снаряжать специальную боевую группу для поисков тела Эйке. Группа была собрана из двух самоход-но-артиллерийских установок «Штурмгешюц», трех бронетранспортеров «Ганомаг» и двух взводов мотоциклистов. Ее действия прикрывались огнем артиллерии дивизии «Тотенкопф». Разбитый самолет был в конце концов найден вместе с трупами Эйке, его адъютанта и пилота. Место Эйке занял бригаденфюрер СС Макс Симон, командовавший ранее танко-гренадерским полком «Тотенкопф». Он был подчиненным Эйке еще до войны и уже несколько раз временно вступал в командование соединением. Во главе полка «Тотенкопф» встал бывший командир 1-го батальона Отто Баум.

С 28 февраля по 3 марта войска Юго-Западного фронта фронта отходили на рубеж реки Северский Донец. Стремительный отход войск заставил командующего вспомнить про приказ № 227: «Командиры и штабы ск слабо организовали службу заграждения в тылу и выполнение приказа НКО № 227, в результате чего большое количество командного и рядового состава, забыв свой долг перед Родиной, покинув поле боя, оказалось в глубоком армейском тылу». Однако отступление дивизий и корпусов было вызвано вполне объективными причинами. К 19 февраля фронт 6-й армии составлял 200 километров при численности войск в 29 тысяч человек. Сокрушение ударных групп фронта привело к образованию бреши, которая могла быть закрыта только отходом и выстраиванием войск по кратчайшей линии, соединяющей фланги сохранивших позиции частей, с опорой на какое-нибудь естественное препятствие.

К двадцатым числам февраля наступление Юго-Западного фронта было остановлено на всех направлениях. Разгром основных сил 6-й армии позволил командованию группы армий «Юг» ударить во фланг советской группировке в районе Харькова. К 3 марта сражение окончательно перешло в фазу наступления немецких войск на всех направлениях и отхода войск 3-й танковой и остатков 6-й армии по всему фронту. Окружение и частичное уничтожение 12-го и 15-го танковых корпусов армии П.С.Рыбалко в Кегичевском «котле» лишало советское командование подвижных резервов для парирования ударов танковых и танко-гренадерских соединений противника. Начиналась вторая часть сражения за Харьков – обещанное Гитлеру фон Манштейном возвращение города под контроль немецких войск. Выбив большую часть вырвавшихся вперед соединений 6-й армии, немцы получили слабо прикрытую брешь во фронте. Советское командование было вынуждено эту брешь прикрывать, бросая под паровой каток танкового корпуса СС резервы и соединения с других участков фронта.

К моменту подготовки к штурму Харькова 2-й танковый корпус СС более месяца не выходил из боев, и его состояние было далеко не блестящим. В наихудшем положении был «Дас Райх», танковый полк которого насчитывал всего 26 танков. Автомашины и тягачи соединения прошли уже около тысячи километров без надлежащего технического обслуживания. Командир дивизии Валь характеризовал состояние техники «Дас Райха» как критическое. Чуть лучше обстояли дела в «Лейбштандарте», насчитывавшем 40 танков, включая 10 Pz.II. Лучше всего выглядел позже всех вступивший в бой «Тотенкопф» с 49 боеготовыми танками (30 Pz.III, 14 Pz.IV и 5 «тигров»).



Советские снайперы одной из частей Центрального фронта. 1943 г.


Собственно, 10 марта части «Тотенкопфа» и «Лейбштандарта» потратили на захват города Дергачи. Как и любое сражение, в котором участвовал 6-й гвардейский кавалерийский корпус, оно стало трудным для немцев. В атаке были использованы «тигры» танкового полка дивизии «Тотенкопф». После захвата Дергачей и выхода «Лейбштандарта» к деревне Черкасское к востоку от города все было готово для штурма Харькова с севера. С востока город должен был атаковать полк «Дойчланд» дивизии «Дас Райх». Второй полк дивизии – «Дер Фюрер» – наступал в обход города с юга. С момента освобождения – 16 февраля 1943 года – город Харьков готовился к обороне. Оставшаяся в городе в качестве гарнизона 62-я гвардейская стрелковая дивизия и местное население копали рвы, строили надолбы, заборы из колючей проволоки и ежи. Несколькими поясами город прикрывали баррикады. Приказом командующего Воронежским фронтом Ф.И. Голикова 2 марта начальником обороны города был назначен заместитель командующего фронтом, «герой» обороны Крыма в 1942 году генерал-лейтенант Д.Т.Козлов. Впрочем, средств связи для управления войсками в городе у него не было, и 11 марта, когда отдельные группы эсэсовцев прорвались к центру города, Д.Т.Козлов выехал из города, как было написано в отчете штаба 3-й танковой армии, «в неизвестном направлении». Реальным руководителем обороны города был заместитель командующего 3-й танковой армией генерал-майор Е.Е. Белов. По капризу фортуны назначенная первоначально в гарнизон города 62-я гвардейская стрелковая дивизия была выведена из города и заняла юго-западные подступы к нему. Занимавшие оборону в городе соединения вступали в бой с марша и не имели информации о построенных оборонительных сооружениях, натыкаясь на них чаще всего случайно.

Главным участником уличных боев за Харьков стала дивизия «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». Утром 11 марта тремя боевыми группами дивизия начала штурм города со стороны Белгородского шоссе. Наименее удачно действовал 2-й танко-гренадерский полк, который был остановлен контратаками 86-й танковой бригады. Второй полк дивизии продвигался быстрее и даже вышел к главной площади города. Однако контратаки 179-й танковой бригады заставили полк отойти назад.



Советская 203-мм гаубица Б-4 образца 1931 г. ведет огонь по немецким позициям в районе Понырей. 1943 г. Многочисленная артиллерия стала одним из главных факторов успеха советских войск в обороне северного фаса Курской дуги


К 12 марта Г.Гот поменял свое решение об использовании эсэсовских дивизий в штурме города. Втягивание II танкового корпуса СС в уличные бои означало возможность для защитников города вести бои до тех пор, пока это было целесообразно, а затем без помех покинуть Харьков. Поэтому командующий 4-й танковой армией приказал Хауссеру вывести из боев за Харьков дивизию «Дас Райх», сменить его «Тотенкопф», бросив последний в обход города с северо-востока. Углубившаяся в город на километр дивизия «Дас Райх» была выведена назад и разорвана на две части. Полк «Дойчланд» был брошен на позиции к северу от города, а «Дер Фюрер» должен был обойти город с юга и атаковать Харьковский паровозостроительный завод. День 12 марта прошел под знаком решения Г. Гота на обход Харькова. С севера в обход города двинулась боевая группа Баума дивизии «Тотенкопф», сосредоточившаяся к вечеру в Байраке. К югу от города изменил вектор своего наступления 48-й танковый корпус. Теперь он должен был атаковать в направлении Чугуева с целью охвата Харькова с юга. Однако наступление 11-й танковой дивизии с плацдарма у Змиева было неудачным, дивизию встретил сильный огонь артиллерии и противотанковых орудий. На помощь 28-му корпусу выдвигалась 106-я пехотная дивизия.

После вывода из города «Дас Райха» дивизия Дитриха продолжила штурм города в одиночку. Уличные бои за крупный город всегда были непростой задачей. Бичом немецких танков и самоходных орудий стали 76,2-миллиметровые пушки, которые оборонявшие город советские войска устанавливали в подвалах и вели огонь вдоль улиц. В результате к ночи на 12 марта в «Лейбштандарте» числилось всего 17 Pz.IV и 6 Pz.III. Все «тигры» были в ремонте разной степени сложности, а два «тигра» были потеряны безвозвратно. Для уличных боев в «Лейбштандарте» были организованы штурмовые группы, каждая из которых поддерживалась танком и 75– и 150-миллиметровыми тяжелыми пехотными орудиями. Гренадеры 1-го полка «Лейбштандарта» продвигались вперед квартал за кварталом, уничтожая огневые точки огнем танковых или пехотных орудий. Вскоре они вышли к центральной площади города. Двигавшийся параллельным маршрутом 2-й танко-гренадерский полк «Лейбштандарта» также постепенно вышел к Красной площади города. Батальон Пайпера вновь должен был выручать окруженных – разведывательный батальон Майера на кладбище. На этот раз он лидировал наступление всего танко-гренадерского полка.

Район Харькова был взят под контроль 48-м танковым корпусом к 18 марта. Это позволило 2-му танковому корпусу СС развернуться на север и направиться к Белгороду. Уже 16 марта, на следующий день после ухода из Харькова войск 3-й танковой армии, 2-й танко-гренадерский полк «Лейбштандарта» начал подготовку к наступлению по шоссе Харьков-Белгород с целью ослабить нажим на «Великую Германию» у Борисовки. К тому моменту в дивизии было всего 29 боеготовых танков (включая всего два «тигра»).



Группа пикирующих бомбардировщиков Ju87 летит на задание в сопровождении пары истребителей Bf109. 1943 г.


В «Лейбштандарте» для захвата Белгорода был создан передовой отряд – боевая группа вокруг батальона Пайпера. Ему была придана рота танков Pz.IV, оба оставшихся боеготовых «тигра» и вспомогательные подразделения. Кроме того, ему была обещана поддержка с воздуха пикировщиками Ю-87 и двухмоторными истребителями Ме-110. Боевая группа начала движение в 6.45 18 марта, а уже в 10.00 Пайпер доложил о захвате деревни Красное всего в километре к югу от Белгорода. В тот момент разрыв между 40-й и 69-й армиями оставался неприкрытым: 21-я армия находилась на марше в районе Обояни. Город Белгород практически никто не оборонял. В 11.35 Пайпер доложил, что «город Белгород взять внезапной атакой». В 12.10 Пайпер был контратакован танками, но к тому моменту подтянулись оба приданных ему «Тигра», и отбить Белгород советским войскам не удалось. Во второй половине дня в Белгород с юга вошел полк «Дойчланд» дивизии «Дас Райх». Последний попал под удар Люфтваффе, поскольку летчики не были проинформированы, что город уже захвачен немецкими войсками, и если батальон Пайпера был уже внутри Белгорода, то полк Хармеля на открытой местности подвергся нескольким атакам и понес потери.

К 19 марта контрнаступление Эриха фон Манштейна выдохлось. Эсэсовские дивизии насчитывали уже менее 35 танков каждая, они понесли большие потери в людях и технике. К тому же наступал период весенней распутицы, на советско-германском фронте традиционно становившийся временем оперативной паузы в операциях обеих противоборствующих сторон. На всем фронте от Ладожского озера до Черного моря наступило затишье. Пришло время задуматься о планах на лето. Утопавшие в грязи поля и дороги должны были рано или поздно высохнуть, а поредевшие соединения – получить людей и технику. Оставалось ответить на вопрос «Что делать нам?» и не менее актуальный: «Что будет делать противник?» Два года советские войска ценой больших потерь учились бить «летнего немца» и теперь должны были показать все, на что способны. Однако появление у немцев новейших тяжелых танков «Тигр» заставляло сомневаться, выдержит ли оборона Красной Армии удар противника, не придется ли снова, как в 1941-1942 годах, отступать до Волги, Кавказа или даже Москвы? Еще в конце февраля после захвата под Ленинградом «Тигра» и его обстрела из орудий на полигоне Главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов на экстренном совещании у Сталина признался: «У нас нет пушек, способных бороться с этими танками». Результаты испытаний действительно обескураживали: даже с 200 метров 76-миллиметровая танковая пушка Ф-34, установленная на «тридцатьчетверке», не пробивала бортовую броню «Тигра». С диковинным 56-тонным зверем справлялись только неповоротливые тяжелые орудия, но в реальном бою, а не на полигоне, их шансы на успех были призрачными. Спешно проектируемые конструкторами новые танковые и противотанковые пушки к летним боям 43-го уже не успевали.



Расчет советской 45-мм пушки готовит позицию для своего орудия. Пушки этого типа летом 1943 г. все еще занимали важное место в системе противотанковой обороны частей Красной Армии

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации