Электронная библиотека » Мара Фицчарльз » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Самый лучший"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 16:19


Автор книги: Мара Фицчарльз


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 9 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 11

Время тянулось нескончаемо. Видимо, потому, что Таннер с нетерпением ждал уик-энда и ночи, когда Кара наконец окажется в его постели. Никогда еще он не испытывал такого желания быть с кем-то рядом.

– Таннер?

Кара появилась лишь на несколько минут, словно боялась отвлекать его по пустякам, раз их день до предела заполнен работой.

– Сейчас позвонил детектив. Помнишь того мерзкого грубияна, который открыл скупку, а сам даже не умеет разложить товары? У которого мы нашли мой плейер и нож для разрезания писем? Так вот, полиция установила за ним слежку и обнаружила тайник, где он прятал краденые драгоценности. Предполагают, он – важное звено в хорошо организованной банде преступников. Детектив считает, что найдены некоторые вещи из моего списка. У тебя найдется время съездить со мной в участок? Таннер, вдруг мне все же удастся получить назад все свои вещи?

– Особо не надейся, – предупредил он. – Помнишь, сколько квартир ограбили в тот день? Ценности из них спрятаны в тайниках по всему Бостону.

– Но детектив описал, например, перстень с опалом. Очень похож на мой. Кажется, дедушка подарил его Каролине на десятую годовщину их брака. Еще гранатовые серьги. Это бабушкин камень по гороскопу. Воры украли весь гарнитур, хотя ожерелье и браслет детектив не упоминал.

– Я имел в виду именно это. Где они сейчас, одному Богу известно. – Таннер откинулся на спинку стула. Кажется, она придает этому слишком большое значение, а разочарование иногда оказывается тяжким переживанием.

– Наверное, ты прав. Я спросила детектива про обручальное кольцо. – Голос у нее дрогнул. – Но среди найденных украшений его нет.

На лице снова безнадежность, снова разом поникла. Он не мог видеть ее такой. Куда подевалась уверенная в себе деловая женщина. Нельзя ей отправляться в полицию одной.

– Когда ты собираешься туда?

– Прямо сейчас.

– Я жду клиента. Можешь повременить часок? Или поедешь туда, а я присоединюсь к тебе, когда освобожусь?

– Мне бы не хотелось ждать.

– Понимаю, тебе хочется скорее со всем покончить. Но советую приучать себя к мысли, что, возможно, эта история никогда не завершится. Рано или поздно тебе придется смириться, что кое-что из украшений Каролины пропало навсегда.

– Знаю. Иногда даже жалею, что детектив периодически звонит и делится новостями. Когда они что-то находят, у меня снова возникает надежда, а потом… Каждый звонок снова напоминает о краже, и на душе становится пакостно.

– Хочешь совет?

– Конечно, – улыбнулась она.

– Убеди себя, что теперь все не так важно. Сосредоточься лишь на тех вещах, которые особенно ценила. Например, медальон с миниатюрой. Он уже опять у тебя. Если найдется еще что-то, вздохни с облегчением и смирись с пропажей остального. Если выплывет еще какая-нибудь вещь, пусть она станет для тебя не поводом для горьких воспоминаний, а приятным сюрпризом. К тому же большинство украшений ты не носила.

– Зато я могла взять их в руки и почувствовать себя ближе к бабушке.

Таннер вышел из-за стола и опустился перед ней на колени.

– Перестань оглядываться в прошлое. Думай о будущем, о семье, которую хочешь завести, о нашей совместной жизни…

Он замолчал, испугавшись, что выболтал слишком много. Сейчас не время для подобных откровений. В любой момент их мог прервать срочный звонок или клиент, а такой разговор надо вести серьезно или вообще не затевать.

– Ты, как всегда, прав, Джеймисон. Это действует на нервы и… помогает. – Кара поцеловала его в лоб.

– Все. Иду в участок. Посмотрим, есть там мои украшения или нет.

– Я приду…

– Нет. Я попробую справиться сама. Мило с твоей стороны постоянно держать меня за руку, но, в конце концов, это мои украшения, я заинтересована в их возврате, а потому и буду ими заниматься.

Хотя Таннер услышал знакомые уверенные нотки и должен был успокоиться, ему это почему-то не понравилось. Они могли бы сделать все вместе, а она вдруг решает справиться без него.

– Ты уверена?

– Да. Увидимся позже.

Он вернулся за стол, глядя ей вслед. Кажется, она снова обрела самообладание. Он хотел помочь, утешить и теперь сам не понимал, что произошло. Сомнения начали терзать уже его.

Таннер выдвинул ящик, где все еще лежало в бархатной коробочке кольцо. Он должен отдать его, наверное, оно поможет ей не терзаться из-за кражи.

Ему хотелось использовать кольцо в своих целях, но он чувствовал, что Кара еще не готова.

Может, еще раз уступить ей?

Он решительно задвинул ящик. Посмотрим, в каком настроении она вернется из полиции. Иногда Кара бывает непредсказуемой.


Несмотря на усталость, настроение у нее было отличное. Интересно почему?

Надев домашние брюки и вязаный свитер, Кара с удовольствием вдохнула приятный сиреневый аромат и вдруг замерла от неожиданности. Все ее вещи пахнут сиренью, она настолько к этому привыкла, что даже и не задумывалась о своем пристрастии именно к сирени. Но сегодня она почему-то заметила и то, как ветер ласково покачивает кроны деревьев, видневшихся в распахнутом окне, слегка теребит молодую листву. До сего момента она не обращала на них внимания.

Почему именно сейчас у нее вдруг открылись глаза? Может, потому, что она решила последовать совету Таннера и не цепляться за прошлое? Или ощутила всю глубину своих чувств? Или счастлива, понимая, в каком направлении развиваются их отношения?

Бывают в жизни мгновения, которые навсегда врезаются в память, и она всем сердцем ощутила, что переживает именно такой момент. Поэтому каждая мелочь становится важной.

Кара подошла к туалетному столику и вытащила из шкатулки медальон бабушки Каролины. Слава Богу, хоть медальон снова у нее… Вдруг отыщутся и другие украшения. Сегодня ей посчастливилось увидеть в полицейском участке гранатовые серьги.

Визит в полицию обрадовал и разочаровал одновременно. Столько уже найдено, однако уникальные вещи, кажется, пропали навсегда. Таннер прав: не стоит охать, надо думать о будущем. Их будущем.

Как бы сильно она ни хотела быть с Таннером, сомнения нет-нет да и отравляли ей радость. Он снова уступил. Что заставило его пожертвовать своими взглядами на жизнь? Почему он не настаивает на женитьбе?

Он так гладко и убедительно изложил утром свой план. Удивляло и то, что он явно спешил. Переезд в конце недели!

На мгновение Кара отвлеклась, стараясь представить, как будет просыпаться рядом с ним. Ее вдруг омыло такой сладкой волной удовлетворения, что сомнения растаяли… Захотелось немедленно в его объятия…

Но потом сомнения снова заявили о себе. А когда все закончится? Переживет ли она новый удар? Ведь Таннер стал центром ее маленькой вселенной.

Пальцы нервно стиснули медальон, который он выкупил в одном из комиссионных. Подобные услуги им даже в расчет не принимались, раз они друзья, то и говорить не о чем. Но эта мелочь доказывает, что ему небезразличны ее проблемы. Он помогал делом.

Таннер Джеймисон не расположен к легкомыслию, он воплощение преданности. Она всегда полагалась на него как на партнера по работе. Там она ни секунды не сомневалась в нем. Почему же так нелегко довериться ему в остальном? Неужели в личных отношениях он вдруг проявит себя иначе?

Он настаивал на контракте, на гарантии того, что ребенок будет иметь отца и мать, как бы ни сложились их отношения дальше. Чтобы исключить неприятные сюрпризы. Чтобы избежать разочарований. Но и она желает своему ребенку того же.

Контракт…

Пожалуй, она набросает сейчас требования к их новому партнерству и совместному проживанию, это станет гарантией, если их пути разойдутся.

«Контракты можно нарушить», – предостерег Кару внутренний голос. Но ведь их деловое партнерство основано на полном доверии, которое не зафиксировано бумагами. Оно просто существует, иначе они бы не сработались. В дружбе немного по-другому, партнеры ведут себя по-разному. Один более откровенен, второй предпочитает скрывать факты личной жизни.

Возможно, при составлении контракта ей удастся придумать нечто такое, что послужит им подспорьем в минуты сомнения.


Несколько часов Кара тщательно обдумывала пункт за пунктом. И вырабатывая законное основание для их странного партнерства, она вдруг пришла к выводу, что у них есть неплохой шанс. Она всегда доверяла Таннеру, полагалась на его поддержку.

Он хотел не пассивно наблюдать за тем, как растет его ребенок, а быть частью процесса. Он верил в семью и ее ценности. Если он принял кого-то в свое сердце, то защищал его изо всех сил. У нее не было оснований сомневаться в его искренности. Никаких.

Сомнения возникали от неопределенности их отношений, но виновата лишь она. Таннер не сделал ничего такого, чтобы хоть раз усомниться в его преданности.

Нужно спросить Таннера, что он думает о двух контрактах. Один – о ребенке, второй – о них самих.

Со стороны все кажется холодным и расчетливым. План жизни, расписанный на годы вперед. Зато он дает уверенность. Или все хорошо только на бумаге?

Подойдя к дому Таннера, она помедлила. Вскоре ей предстоит здесь жить. Дом построен для большой семьи и достаточно просторен, чтобы им двоим хватило места. К тому же он напоминал дом ее мечты, некий «семейный очаг».


– Ты, – обрадовался Таннер, распахивая дверь. – Приятная неожиданность. Соскучилась?

Несколько секунд он просто обнимал ее, наслаждаясь близостью податливого тела, затем начал целовать и, когда она застонала, прошептал:

– Спонтанность, ничего с ней не поделаешь.

– Честно говоря, – промурлыкала Кара, – я не рассчитывала на столь горячий прием. Неплохо, Джеймисон. Очень воодушевляет.

Уловив в ее голосе удовольствие, Таннер чуть с ума не сошел от желания. Хоть клади ее прямо на пол в коридоре или без промедления неси до ближайшего дивана. Чувствовалось, и Кара готова дать ему гораздо больше.

– С тобой напрочь забудешь, зачем приехала.

– Что-нибудь срочное?

– Это подождет, – прошептала она.


Таннер глядел на темные силуэты деревьев за кухонным окном, пил сок и восхищался красотой ночного пейзажа.

– Я ждала, когда ты вернешься.

– Я думал, что ты спишь.

– И не разбудил меня?

– Теперь вижу, что это ошибка, – сказал он. – Налить чего-нибудь?

Кара заглянула в его стакан.

– Того же, что у тебя.

– Ты выглядишь чертовски опасной. В три часа утра. Это сок. Будешь? – Таннер достал второй стакан. – Ты действительно собираешься испробовать новую форму…

– Почему ты спрашиваешь?

– Наверное, виновата ночь, которая иногда влияет на наше восприятие и придает неожиданный смысл невинным поступкам. Вряд ли это соответствует реальности. Я вдруг решил, что ты хочешь зачать ребенка именно сегодня… или что-то в этом духе, только еще не понял что. – Он протянул ей полный стакан.

Кара пристально глядела на него. Знакомое выражение лица: думает, что сказать, а о чем лучше умолчать. Он терпеливо ждал.

– Ты прав. Я на самом деле приехала не для того, чтобы переспать с тобой. Хотя, – быстро добавила она, – ничуть не разочарована. Прав ты и насчет спонтанности. Вернувшись с работы домой, я подумала о контракте и начала им заниматься. Сделала черновик, не хватает лишь твоих пожеланий. Вот я и приехала к тебе, но ты сразу поцеловал меня, и все мысли улетучились.

На миг Таннер потерял дар речи, затем сделал глубокий вдох и прислонился к столику, будто ища опору.

– Ты привезла контракт?

– Да. Сейчас принесу. – Он почувствовал горький привкус во рту и, оттолкнувшись от столика, пошел за Карой. – Вот он. Надеюсь, ты не будешь заниматься этим прямо сейчас?

Наверное, он механически кивнул в ответ. Значит, она упрямо идет своим путем. Составила по его просьбе документ, видимо, ему нужно радоваться, что Кара приняла его условия.

Но радости Таннер не испытывал, от вида бумажек он почувствовал тошноту.

– Что с тобой? – услышал он ее голос.

– Ничего.

Кара вцепилась в его руку, заставив взглянуть на нее.

– Извини, – тихо сказала она. – Я не собиралась тебя расстраивать. Ты не хочешь никакого контракта, да?

– Это единственное решение, которое устроит нас обоих.

– Но ты его не хочешь? Так? – упрямо настаивала Кара.

Он хотел только сжать ее в объятиях. И сделает что угодно, лишь бы всегда иметь на это право.

– Я же сам просил.

Она склонила голову набок, водопад черных волос качнулся в сторону, и Таннер снова поддался искушению, коснувшись их, чтобы вдохнуть аромат и ощутить прелесть шелка в своих ладонях.

Кара глубоко вздохнула. Значит, она не осталась равнодушна к его восхищению.

– Идея действительно твоя, – спокойно продолжила она, только легкая дрожь в голосе выдавала ее состояние. – Но если честно, то она вызывает у тебя отвращение?

Таннер провел рукой по старой рубашке, которую она накинула, выходя из спальни. Он изнемогал от желания высказать и показать ей, как сильно любит ее, как хочет, чтобы она забыла прошлые невзгоды и вышла за него замуж. Лишь остатки гордости удержали его от этого.

– Таннер, пожалуйста, ответь. Я, как и ты, ненавижу уловки.

Он поцеловал ее в лоб.

– Да, я сам подал идею, но когда увидел бумажки в твоих руках… – Он покосился на листки, зажатые у нее в кулаке.

– Я их сейчас же уберу с глаз долой.

Молча кивнув, Таннер вернулся в гостиную и упал на диван. Поспать ему сегодня не удастся, проклятый контракт доконал его.

– Мне лучше уехать? – спросила Кара, садясь рядом.

Он притянул ее к себе.

– Нет. Я хочу, чтобы ты всегда была рядом. Чтобы к тебе всегда можно было прикоснуться…

– Извини, – прошептала она, смущенная его отчаянием.

– Тебе не за что извиняться, Кара. С этим я должен справиться сам.

– Мы – партнеры.

Он чуть не засмеялся. Его золотая девочка научилась вовремя употреблять эту знакомую фразу, особенно когда хотела поступить наперекор ему. Сегодня, правда, она во всем шла на уступки. Но делить с ним его боль – это уж слишком.

– Думаю, тебе не легко дается отказ от собственных принципов…

– Не пытайся меня разгадать. Как и ты, я редко поступаю импульсивно, и если я что-то решил, значит, на то есть причина. Я по-прежнему считаю разумным подписать контракт, только не ожидал своей негативной реакции на документ. Проклятый кусок бумаги, холодный и бесчувственный, указывает нам, как решать спорные вопросы, которые должны быть урегулированы только в плане эмоций.

– На твоем месте я бы не стала волноваться по этому поводу именно сейчас, Таннер. Я же сказала, с беременностью можно не спешить, чтобы посмотреть, как мы уживемся.

– Что тебя огорчило, дорогая? – нежно спросил он.

– Ты.

– Мое настроение сказывается на тебе?

– Когда я приехала, ты был счастлив, быстренько увлек меня в постель и занимался любовью так, что я засомневалась, а остались ли у меня силы думать. – Кара закусила губу. – Все было прекрасно, а теперь… Обычно ты стараешься не показывать своего плохого настроения. Я просто не знаю, что и думать.

– А ты думай лучше об этом.

Он погладил губами ее рот и возликовал от того, с какой готовностью Кара откликнулась на его ласку. Затем оставил цепочку следов от поцелуев на щеке, спустился вдоль шеи, снова вернулся ко рту.

– Это все ночь, – пробормотал Таннер. – Она толкает меня на безрассудство.

– Ночь здесь ни при чем. Дело в контракте, в той идее, которую он выражает. Хоть ты сам его выдумал, но в душе против. Он слишком безличен…

– Причина во мне, Кара. Личный ад.

– Кажется, мы говорим о разном. Я… не поняла твое последнее замечание.

– Мой личный ад. – Он подошел к окну, отодвинул штору и уставился в темноту. Похоже, на сердце у него такой же мрак.

– Возможно, тебе следует узнать, почему я сторонник брака и семьи. Именно в таком порядке.

– Не помешало бы, – согласилась Кара.

– Ты уже представляешь мои взгляды на зачатие и условия, необходимые для появления детей. Я всегда придерживался традиционного пути. В моем понимании семья и Джеймисон – синонимы, – пошутил он.

– Знаю. Меня воспитывали в том же духе. Если бы я не сглупила и вышла не за Дэна, а за кого-нибудь другого, у меня, наверное, было бы полно детишек.

– Это не воспитание, Кара, хотя оно тоже оказало влияние. Мне преподали жестокий урок. Принципы я выработал уже потом и очень хорошо их обдумал. Моя невеста имела совсем другие жизненные цели.

– Она не хотела детей?

– Всегда утверждала, что хочет и обожает детей. Я, конечно, верил ей, пока не узнал, что она предпочла сделать аборт.

– Это был твой ребенок, Таннер?

Он молча кивнул. «Бедная Кара так отчаянно хочет ребенка, что не сумеет понять выбор Памелы», – подумал он.

– Господи, как она решилась на такое? – У Кары потекли слезы.

– Беременность не входила в ее планы, все случилось крайне не вовремя для нее, создавало массу неудобств. Люди разные, у каждого свой взгляд на жизнь.

– Кого ты пытаешься убедить, Таннер?

– Что я тогда пережил, не поддается описанию. Рана кровоточит до сих пор. Мне кажется, я всю жизнь буду оплакивать несостоявшуюся жизнь моего ребенка.

– Если у нас… будет ребенок, – начала Кара, – ты всегда будешь иметь право находиться рядом с ним. Клянусь.

– Может, тогда обойдемся без письменного контракта, раз мы достигли устного соглашения? Ты никогда не давала мне повода сомневаться в твоем слове.

– Сердцем я чувствую то же самое, но умом ищу подвох и готовлюсь к худшему. Возможно, контракт холодный и расчетливый, но мы обязаны думать о ребенке, защитить его независимо от того, насколько это ранит нашу гордость.

Таннер вытер слезы на ее щеке.

– Ох уж этот рациональный ум! Все-то ему надо упорядочить. А ведь недавно ты почти убедила меня, что начала новую жизнь.

– Я еще не раз удивлю тебя. В спонтанности есть своеобразная прелесть.

Таннер молча улыбнулся ей. Она красива, умна, находчива. Чем больше он узнавал Каролину Хиллиард, тем больше любил ее. То ли на беду, то ли к счастью.

Глава 12

На следующее утро Кара зря тратила время, пытаясь хоть что-нибудь проглотить за завтраком. Желтки, расплывшиеся на гренках, казались ей отвратительным желе, а первый кусок застрял в горле, словно был несъедобным картоном. Кара расковыряла половинку грейпфрута в надежде, что ей понравится какая-нибудь частичка, но желудок запротестовал, и она сразу отложила ложечку.

– Нет аппетита? – спросил Таннер, поднося ко рту чашку с кофе, а она следила, как движутся его губы.

Всякий раз, когда они были вместе, ей приходило в голову, что она мало знает о человеке, который два года являлся ее деловым партнером. Предстояло раскрыть столько граней его характера, узнать столько приятных мелочей, что не управиться за всю жизнь.

– Кара?

– Да?

– Ты ничего не съела, а говорила, что проголодалась.

– Кажется, аппетит пропал. – Взяв свою тарелку, она пошла к раковине, но перед глазами все завертелось, и ей пришлось ухватиться за край раковины, чтобы не упасть.

– Может, позволишь мне самому вымыть посуду? Ты что-то побледнела, лучше сядь.

Кара послушно вернулась на место.

– Глупо спорить с мужчиной, который предложил выполнить за тебя женскую работу.

– Подобные комментарии обычно приносят обратный результат.

– Я пошутила.

– Знаю. Уже пришла в себя? Щеки порозовели.

– Со мной все в порядке, Таннер. Просто нет аппетита.

– Даже на… – Он выразительно поднял бровь.

– На это у меня, возможно, появится аппетит.

«Вне всякого сомнения». Она впервые в жизни вела себя так раскованно, потакая разгулявшейся страсти. Даже в ночь благотворительного бала она не ощущала подобной сексуальной энергии. Тогда ей мешал страх. Видимо, еще и стыд, к тому же она панически боялась отказа.

С тех пор у нее появился кое-какой опыт, она стала гораздо лучше понимать мужчин. Закрыв глаза, Кара представила, что испытал Таннер, увидев ее в том красном платье.

Вспомнила, как он волновался за нее, когда обворовали ее квартиру, как они впервые поцеловались… как первый раз занялись любовью… и как это было вчера ночью…

– Я утомил тебя? – тихо спросил он.

– Я бы ни на что на свете не променяла прошлую ночь.

– Даже на ребенка?

– Ни на что, Таннер. – Обняв его за шею, Кара прижалась к нему и доказала свою искренность.

Вскоре инициатива перешла к Таннеру, который сторицей возвращал то, чем одарили его самого, и у нее не осталось ни малейшего сомнения в его чувствах к ней. Как и в чувствах, которые испытывала сама.

– Искусительница, – прошептал он, – знала бы ты, что творишь со мной.

«Люблю», – хотела ответить Кара, но промолчала. На миг оба замерли, словно их чувства передались от одного другому, а сердца распахнулись навстречу.

– Сколько тебе понадобится времени, чтобы упаковать вещи и переехать?

Неожиданный вопрос ошеломил ее. Значит, она поторопилась уверить себя, что понимает мужчин.

– Не знаю.

– Я хочу, чтобы с сегодняшнего дня мы больше не расставались. Не вздумай приводить разные уважительные причины вроде необходимости подготовиться или еще чего-нибудь.

– Я думала, ты начнешь заманивать меня сладкими речами в постель или проделаешь то же самое без слов.

– Ты угадала мои намерения. – Таннер беззастенчиво ухмыльнулся. – Вопрос о переезде очень важен. Я серьезно работаю над тем, чтобы ты каждую ночь проводила со мной.

– Да уж, – засмеялась Кара, – ты ко всему подходишь ответственно. Я могу переезжать по частям, если хочешь. Упакую пару чемоданов, чтобы у меня здесь было все необходимое. Затем попытаюсь сложить книги и остальное в коробки. После работы. И при наличии времени.

– Отличная идея. Почему бы нам сегодня не отправиться к тебе? Вдвоем мы справимся быстрее. Останется только погрузить в машину и перевезти. Чем скорее мы поселимся вместе, тем счастливее я буду себя чувствовать.

Она с улыбкой погладила его по груди.

– Интересно, кто недавно заклинал меня действовать неторопливо и взвешенно?

– Я. А теперь поехали на работу.

Кара огляделась, заметив, что он успел вымыть посуду и протереть стол. Все на месте, сверкает чистотой.

– Ну, если ты готов, идем, – согласилась она, выскальзывая из его объятий.


Сидя утром на полу в кухне, Кара осторожно положила в рот кусочек пирога и заставила себя проглотить его. В последние сутки даже мысль о еде вызывала у нее дурноту. Но она упорно повторяла свои попытки, ибо организму требовались силы.

И вдруг ее словно ударило током. Она с трудом взяла себя в руки, стараясь отогнать подобные мысли, ибо еще не была готова справиться с ними.

Склонившись над коробкой и укладывая в нее самую большую кастрюлю, она думала о том, что ненавидит паковать и распаковывать вещи. Жутко нудная работа, а по прихоти судьбы она только ею и занимается. Совсем недавно переехала сюда, и вот снова переезд.

– Чудные ножки, – сказал Таннер.

Разогнувшись, Кара послала ему взгляд, который должен был сразу поставить его на место.

– Никогда бы не подумала, что тебя посещают такие мыслишки. Настоящий ловелас. Смотри, как бы не испортить свой безупречный имидж.

– Сомневаюсь. Тебе не удалось бы укорениться в нашей фирме, если бы я не сразил тебя обаянием.

– Сразил?

– Ну, ты знаешь, что я имею в виду.

– То есть я беспардонно использовала тебя?

Таннер присел рядом с ней на корточки и изучающе провел ладонью по ее бедру.

– Но с тех пор мы успели кое в чем разобраться, дорогая. Дело оказалось намного серьезнее, чем мы ожидали.

– Спасибо, – пробормотала Кара.

– За что?

– За то, что не рассердился из-за сказанного мной, хотя мог бы вспомнить про… жеребца… ну и все остальное.

Таннер прекратил изучение ее ноги, хотя его ладонь осталась на прежнем месте.

– Вряд ли ты вообще можешь быть хладнокровной. Просто тебе необходимы гарантия и твердая уверенность, прежде чем ты решишься на близость с мужчиной.

– Решил подвести психологическую базу под наши отношения?

– Я всего лишь мужчина, которому ты безумно нравишься, и он жаждет разделить с тобой постель.

Через секунду Кара оказалась в его объятиях, и Таннер принялся осушать ее слезы поцелуями.

– Так мы несколько лет не переедем ко мне.

– Ты прав, – благодарно улыбнулась она. – Я не смогла бы заниматься любовью с тем, кого не приняла всем сердцем.

Глаза у Таннера сразу потемнели, лицо стало грустным.

– Неужели трудно это выговорить, Кара? – тихо спросил он и, наклонившись, прошептал: – Я люблю тебя.

Хотя Кара догадывалась о его чувствах, признание было для нее приятным сюрпризом, поскольку она считала, что Таннер пока не готов открыться ей. А могла бы сообразить: раз вчера он поделился с ней личными переживаниями, значит, доверял ей, как никому другому, а такая степень доверия бывает только у людей, связанных глубоким чувством.

– Я люблю тебя, – прошептала она.


– В машине есть место еще для парочки небольших ящиков. Какие взять?

– В ванной стоит коробка с полотенцами, – ответила Кара.

– Ты скоро? Я жутко проголодался.

– Сейчас буду готова.

Таннер поднял коробку, стоявшую на унитазе, и случайно заметил в мусорном ведре картонную упаковку. Он довольно часто смотрел телевизор, чтобы узнать постоянно рекламируемый определитель беременности, и тут вспомнил головокружения Кары, подозрительное отсутствие у нее аппетита.

Вытащив из ведра упаковку, он направился в кухню, где она старалась навести блеск.

– Ты проделала тест с помощью этой штуки? – спросил он.

Кара повернулась к нему, увидела, что он держит в руках, и опустила голову.

– Да, – вздохнула она.

– Ну и?

– Беременна.

Таннер шагнул к ней, раскрыв объятия, и Кара прижалась к нему.

– Я даже не знаю, что сказать, – пробормотал он.

– Это твой ребенок, Таннер. Я ни с кем больше…

– Знаю, родная. Любви без доверия не бывает. Она и есть Доверие с большой буквы.

Кара с улыбкой смотрела на его восторг, хотя в глазах у нее, помимо радости, читалась озабоченность.

– Но это невозможно. Ты ведь был так осторожен.

– Я заметил, что ты не употребила слово «мы».

– Да, я вела себя бесстыдно. И все-таки…

– Это лишний раз доказывает, что от беременности спасет лишь полный отказ от интимных отношений.

– Стопроцентно! – засмеялась Кара. – Значит, ты не сердишься, не разочарован?

Таннер крепче стиснул ее и погладил чудные волосы.

– У меня слов не хватает, чтобы описать свои ощущения. Даже не верится.

– Ты еще хочешь, чтобы я написала контракт, или поверишь мне на слово?

Он закрыл ей рот поцелуем. Он не желал слышать ни про какие контракты, а тем более думать о них. Впрочем, Кара подала ему идею о великолепном решении всех проблем, над чем он ломал голову около двух недель.

– Идем. – Таннер потянул ее к двери. – Я должен показать тебе нечто совершенно особенное.

– А как же… ящики…

– Подождут.

– Таннер…

Ему не терпелось привести свой план в исполнение.

– Пожалуйста, не сопротивляйся, – умоляюще произнес он. – Это очень важно для меня. И не задавай вопросов.

Кара подозрительно взглянула на него, однако подчинилась.

Садясь за руль, он чувствовал, как его трясет от нетерпения. Ему стоило огромного труда убедить Кару не тратить драгоценных минут на наведение порядка, но следующий шаг потребует еще больше нервов.

Всего полчаса назад он узнал о ее беременности и никак не мог прийти в себя. Никогда еще он не был в таком состоянии, хотя, конечно, порой бывал озабочен, иногда нервничал. Но так, чтобы не мог завести машину, никогда. Даже руки вспотели. Таннер взглянул на Кару. Та смотрела на него, нет, изучала его, словно он был уродцем из бродячего цирка.

– Что-нибудь не так? – спросил он. – Снова обдумываешь, кого бы хотела видеть отцом своих детей?

Кара молча улыбнулась, и он почувствовал облегчение.

– Я очень волнуюсь за тебя, Джеймисон. Ты сам не свой.

– Еще бы! Не каждый день узнаешь, что скоро будешь отцом.

– Значит, ты доволен. Я рада. И по-моему, ты сказал, что одним не удовлетворишься?

– Что?

– Ты сказал «твоих детей».

Таннер крепче сжал руль. Чего бы он только не отдал, чтобы это было правдой. Куча детей, которых они станут вместе растить. Стариться вместе с ней. Господи, может, он снова торопится? Вдруг у нее совсем другие планы? Вдруг она рассердилась? Что будет, когда он вручит ей кольцо? Вдруг Кара обвинит его в том, что он припрятал его?

Он перевел дух и приказал себе не валять дурака. Это же Кара. С ней можно говорить о чем угодно, спорить, убеждать.

И она беременна от него.

– Этим тестам можно верить? – спросил он.

– Если ошибки и случаются, то редко. Но со мной все ясно. Иначе как объяснить мое внезапное отвращение к еде? Или головокружения?

– Вирус.

– У меня задержка. Вкупе с остальными симптомами и результатами теста…

– И давно ты узнала?

– Вчера утром, когда меня затошнило от вида яиц на гренках.

– Правда? А я думал, что женщины сразу это понимают. Ты заранее подготовила тест, чтобы встретить большое событие во всеоружии?

– Нет, конечно. Я сбегала в аптеку вчера после обеда, когда ты ушел в офис.

– Значит, вечером ты уже знала?

– Я на перекрестном допросе? – поддразнила его Кара. – Вчера у меня не было времени заняться тестом, поэтому я сделала это сегодня утром.

– Я не шутил, говоря, что хочу знать любую мелочь.

– Ты сведешь меня с ума, если будешь задавать так много вопросов.

– Когда ты собиралась мне сказать?

– Еще не успела обдумать. Открытие меня тоже поразило. Я хотела сначала закончить контракт, а потом сообщить тебе, но решила, что это нечестно.

– Слишком расчетливо?

– Давай скажем иначе. Равнодушно. Мне кажется, начав заниматься любовью, мы напрочь исключили слово «расчетливость».

– И когда это произошло? – вслух подумал Таннер.

– Кажется, пару месяцев назад.

Он улыбнулся ее показному безразличию. Лишь бы настроение хитрить и лукавить не пропало у нее до офиса. Сколько еще ехать? Несколько кварталов.


– Таннер Джеймисон, – сердилась Кара, пока они поднимались на лифте. – Зачем ты привез меня сюда? Я думала, что мы возвращаемся к тебе домой. Я думала…

– А ты не думай.

Он закрыл ей рот поцелуем, рассчитывая продлить его на все время подъема до офиса. Надо постараться. Хотя его уже начало беспокоить, как бы это не привело к тому, что он не сможет себя контролировать. Сегодня дело с самоконтролем обстояло у него из рук вон плохо.

– Таннер?

Оказывается, лифт уже остановился. Да, он и тут проиграл. Кара первой опомнилась после страстного поцелуя.

– Я люблю тебя, – сказал он, беря ее за руку.

– Знаю. Я тоже люблю тебя.

– Надеюсь, мой сюрприз тебе понравится.

– Так же, как мой тебе? – улыбнулась она.

– Вот именно.

– Он в твоем офисе?

Таннер кивнул. Кажется, ему опять трудно говорить, как же он собирается довести это дело до конца?

– Присаживайся, – сказал он, когда они вошли в его кабинет. Слава Богу, Кара направилась прямо к своему стулу. В некоторых вещах она осталась предсказуемой.

Он хотел сесть рядом с ней, но потом все-таки устроился за рабочим столом, чтобы ему помогла знакомая обстановка.

– Хорошо, мы здесь, – сказала Кара. – У нас деловое совещание?

– Нет. Это личное дело. Между тобой и мной. Не запереть ли нам дверь на ключ?

– Дотти и Линнет еще не сошли с ума, чтобы прийти сюда в воскресенье. Может, ты ждешь Бренсона?


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации