Электронная библиотека » Жерар Вилье » » онлайн чтение - страница 10

Текст книги "Цейлонские парии"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 15:15

Автор книги: Жерар Вилье


Жанр: Шпионские детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 10 (всего у книги 12 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Австрийцу тоже стало немного не по себе. Почему это мыши вдруг вздумали летать днем? Внезапно он заметил сидящего под мостом мальчугана, который швырял камешки в дерево, где мыши устроились на отдых.

Малко рассмеялся.

– Честное слово, вы слишком уж суеверны!

Свани тоже увидела мальчика и принужденно улыбнулась в ответ.

Глава 16

Иван Гончаров сунул рупию в руку мальчугана, который довел его до берлоги Раджа. Без него Гончаров ни за что бы не сориентировался на узких улочках Петтаха.

Гончаров недоверчиво оглядел темный вонючий коридор и шагнул вперед. Он не спал всю ночь. Диана не давала о себе знать с тех самых пор, когда он приказал убрать Свани. Русский уже отправлял к Раджу посыльного: тот вернулся ни с чем. Что же произошло? И куда подевалась эта истеричка Диана?

На лестничную площадку выходило всего две двери. Гончаров наугад постучал в правую. Ответа не было. Русский принялся за левую, и она почти мгновенно открылась.

Кавита, проститутка, жившая по соседству с Раджем, с изумлением посмотрела на Гончарова. Обычно у ее клиентов не было ни пиджака, ни галстука. А уж тем более – шляпы. Это, скорее всего, ошибка... Она пожала плечами и начала закрывать дверь. Но русский, не менее удивленный, чем она, подставил ногу.

– Мне нужен Радж... Вы знаете Раджа Бутпития?

Кавита услышала имя и покачала головой:

– Raj dead[8].

Это было едва ли не единственное английское слово, которым она владела. Весь Петтах уже знал, что Радж Бутпития был накануне ужален коброй. Об этом даже писалось в газетах – правда, не в «Цейлон таймс».

Ивану Гончарову показалось, что небо свалилось ему на голову. Он навел на Кавиту указательный палец и переспросил:

– Raj dead?

Обрадовавшись, что ее поняли, проститутка закивала, широко улыбаясь:

– Yes, dead-dead.

Это, видимо, должно было означать «совсем мертвый».

– Диана? – спросил Гончаров, указывая на дверь Раджа.

Тут дело пошло хуже. Кавита сделала вид, что не понимает, и на все вопросы лишь качала головой. Гончаров настаивал, и она на всякий случай протянула руку. Русский положил ей на ладонь купюру в десять рупий, и она поспешила захлопнуть дверь.

Гончаров постоял еще немного на лестничной площадке, а затем спустился во двор. Пробираясь между лотками с манго, дынями и рыбой, он изо всех сил старался сохранять хладнокровие. Если Радж погиб, то где тогда Диана? Тут его пронзила ужасная мысль: она поехала к Сержу в монастырь! Это было единственное объяснение. Диана решила, что цейлонская полиция подозревает ее в убийстве Джеймса Кента, а ЦРУ разыскивает за помощь коммунистам. Одной ей было не под силу спрятаться в Коломбо.

А может быть, она просто-напросто вернулась домой? Но русский не хотел явиться к ней собственной персоной и предпочитал отправить туда кого-нибудь из посольства. Для этого нужно было сначала зайти в агентство «Аэрофлота».

Он, как всегда, вошел через заднюю дверь, но едва лишь сел за стол в своем кабинете, как на пороге появился один из его подчиненных:

– Товарищ Гончаров, тут вас уже больше часа ждет какой-то монах. Говорит, что пришел по поручению учителя Захира с очень важным делом.

– Пригласите, – сказал Иван Гончаров и надел пиджак.

* * *

Посол США встал, давая понять, что беседа окончена. Малко последовал его примеру. Посол был мужчиной огромного роста, с ясными голубыми глазами. Его манера говорить была прямой, почти грубой. Чувствовалось, что это решительный, не боящийся ответственности человек.

Высказанное австрийцем предложение его всерьез заинтересовало. На прощание посол крепко пожал Малко руку и добавил:

– Жаль, что вы выбрали разведку. Из вас мог бы получиться превосходный дипломат.

Польщенный Малко улыбнулся. Ему хотелось ответить, что в ЦРУ насчитывается очень немного светлейших высочеств и что ему принадлежит честь быть, похоже, единственным принцем, выполняющим роль «темного» агента...

Выходя, Малко в последний раз взглянул на маленькую золотую дагобу, стоящую на столе посла. Теперь-то она в надежном месте...

Дипломат проводил его до угла коридора и наконец-то задал вопрос, вертевшийся у него на языке с самого начала встречи:

– Скажите-ка, вы и вправду настоящий принц?

Малко слегка поклонился:

– Да, ваше превосходительство. Мои предки в течение нескольких веков служили австрийскому королевскому двору. Сам же я просто сменил двор...

* * *

Свани нервно курила, сидя за рулем «мерседеса».

– Ну что? – нетерпеливо спросила она, увидев Малко.

– Все прошло как нельзя лучше, – ответил он. – Давайте подождем до завтра. А сейчас нужно во что бы то ни стало разыскать Диану. Она наверняка знает подоплеку всей этой истории.

Свани завела мотор.

– Питти-Питти похитил ее и спрятал в Петтахе. Я его об этом не просила: он поступил так потому, что Диана хотела меня убить.

– Ну что ж, поедем за ней...

Они повернули на Галь-роуд, где прямо на тротуарах раскладывали свой разноцветный товар продавцы бумажных змеев. Впервые с начала операции Малко почувствовал прилив оптимизма...

* * *

Питти-Питти, казалось, не замечал вошедшую Свани. Он сидел на своем обычном месте в сарае и уже почти закончил утреннюю раздачу детей.

– Ничего не понимаю, – прошептала Свани. – Он сегодня какой-то странный... Ну ничего, скоро узнаем. Мне он лгать не умеет.

Они дождались, пока Питти-Питти отдал последнюю девочку старой оборванной тамилке и пересчитал свои рупии. Калека по-прежнему не смотрел на Свани. Она присела на корточки рядом с ним и начала задавать вопросы. Малко не понимал слов и лишь смотрел, как безногий делает энергичные отрицательные жесты. Свани повысила голос, и Питти-Питти что-то угрюмо пробормотал в ответ.

– Все в порядке, он нас отведет к Диане.

Калека выехал во двор и запетлял между прохожими. Малко и Свани двинулись за ним. Они прошли узкую улочку, увешанную искусственными цветами, и повернули на другую, где десятки женщин колдовали над какими-то огромными черными кучами. Подойдя ближе, Малко увидел, что кучи состоят из сплетенных в косы человеческих волос. Это напоминало кадры кинохроники, рассказывающие о фашистских концлагерях.

– У тамилок очень модно носить искусственные косы, – пояснила Свани. – Их делают из хлопка, а сверху покрывают настоящими волосами: так обходится дешевле.

Питти-Питти въехал в крохотную лавочку, заваленную связками кос, и исчез за занавеской. Малко и Свани вошли следом. Калека что-то быстро говорил сидевшему в дальней комнате высокому тамилу с лицом уголовника и бельмом на глазу. Всю середину комнаты занимала огромная гора искусственных кос.

– Где же Диана? – спросил Малко.

– Он сказал, что здесь... – пожала плечами Свани.

Она снова пустилась в переговоры с безногим. Атмосфера явно накалялась. В конце концов Свани закричала на тамила, и тот нехотя указал на кучу волос.

– Что?! – выдохнул Малко.

Свани продолжала задавать тамилу резкие вопросы и вскоре перевела Малко ответы.

– Он говорит, что она пыталась убежать, хотела позвать полицию, кричала... Чтобы заставить ее замолчать, он сунул ей в рот клубок волос... Она задохнулась. Тогда они спрятали труп. Питти-Питти знал об этом, но боялся признаться.

– Я хочу ее увидеть, – тихо сказал Малко.

Свани перевела. Тамил нехотя наклонился над кучей и принялся разгребать косы. Питти-Питти помогал ему, хватая волосы целыми охапками и отбрасывая их к занавеске.

Вскоре из кучи показалась босая, опухшая женская нога. Куча уменьшалась, и вскоре Питти-Питти, отодвинув в сторону очередной сноп волос, открыл живот и грудь трупа, затем освободил лицо. Зрелище было поистине ужасное. Изо рта виднелся спутанный клок волос, одна губа невероятно распухла, шея была покрыта синяками, кожа на лице приобрела жуткий фиолетовый цвет.

На плечи Малко тяжким грузом навалилось отчаяние. Пока что его операция на этом и заканчивалась. Ему хотелось только одного: побыстрее выйти отсюда, чтобы не видеть этой ужасающей картины.

– Что они собираются с ней делать? – спросил он.

– Скорее всего, привяжут к телу камень и бросят в море, – ответила Свани. – Она иностранка, а с этим здесь не шутят.

Оставив безногого в лавке, они пошли обратно по грязным улочкам Петтаха. Малко с горечью думал о том, что все же нашел Диану, как того и хотело ЦРУ. Однако ничего нового он о ней не узнал...

Оставалось сосредоточить внимание на ее загадочном любовнике – Серже.

Глава 17

Заголовок занимал всю ширину первой страницы «Цейлон таймс». Несмотря на плохое качество бумаги, Малко узнал на фотографии своего нового знакомого – посла Соединенных Штатов, пожимающего руку знаменитому учителю Бандараките – буддийскому «серому кардиналу». В своей речи учитель от лица всех буддистов благодарил Соединенные Штаты Америки за бесценный дар – священный зуб Будды. После ожесточенной атаки цейлонских фотографов святыню поместили в сейф Цейлонского банка в ожидании того момента, когда для нее построят достойный храм. Во всяком случае, теперь она была вне досягаемости Роанны Захира и его ударного отряда монахов...

Послу предстояло получить цейлонскую государственную награду, имеющую длинное непроизносимое название и не имеющую никакой ценности. В Вашингтоне работники Госдепартамента торжествующе потирали руки. Наконец-то русским отплатили их же монетой...

Малко удовлетворенно отложил газету. По крайней мере, эта часть задания ему удалась... Но было по-прежнему неясно, для чего русские разработали операцию «Зуб Будды».

Малко посмотрел из окна бара на волнорез, расположенный перпендикулярно отелю. Советское судно «Апшерон» по-прежнему стояло у причала, но по царившему на палубе оживлению было похоже, что оно вот-вот снимется с якоря. Корабль все так же оседал на пять футов ниже ватерлинии. Малко оставил на столе десять рупий и вышел. Он твердо решил отправиться в северо-восточную часть острова, как только корабль отойдет от причала. Его задание было еще далеко от завершения. Тот факт, что учитель Захир не подал на него официальной жалобы за похищение реликвии, доказывал, что монахи заключили с русскими какое-то тайное соглашение, касавшееся явно противозаконной деятельности.

Нужно было вернуться туда, где погиб Эндрю Кармер. Свани настояла на том, чтобы отправиться в поездку вместе с Малко. Он в очередной раз поблагодарил судьбу, пославшую ему такую бесценную союзницу...

* * *

Иван Гончаров проглотил подступивший к горлу комок. Его помощник только что принес ему телекс из Главного управления «Аэрофлота» в Москве. Гончарова переводили в Ташкент и по этому случаю срочно отзывали в СССР. Он был хорошо знаком с иносказаниями, к которым обычно прибегали в ГРУ, и знал, что это означает. Ему предстоит до конца своих дней сидеть в каком-нибудь пыльном кабинете и перебирать папки с розыскными данными. И он никогда больше не покинет пределы Советского Союза. И все из-за этого проклятого агента ЦРУ и его девчонки...

Он открыл выдвижной ящик стола, доставая сигареты, и его взгляд упал на штатное оружие – тяжелый пистолет Токарева. Русский задумчиво взвесил пистолет на ладони.

У него в голове начала зарождаться дерзкая идея. Что ж, если все так сложилось, он проиграет не один...

Выйдя на Йорк-стрит, он остановил такси и сказал водителю:

– В «Гальфас».

* * *

Удивленный Малко остановился на тротуаре Приморской улицы. По ней с ужасным металлическим грохотом медленно ползло диковинное сооружение: допотопный паровоз на цельнорезиновых шинах, переделанный в грузовик. Горожане давно не обращали на это чудище ни малейшего внимания, но для иностранца такое транспортное средство было, конечно, диковинкой.

На противоположной стороне улицы стоял индуистский храм с замысловатыми керамическими изваяниями. Малко решил посмотреть на него поближе. Это было все же поинтереснее, чем надоевшие конусообразные дагобы...

* * *

Иван Гончаров торопливо шагал по Приморской улице, расталкивая прохожих и не замечая этого. Он ничего не видел вокруг, кроме черного костюма Малко. Гончаров едва не упустил его у «Гальфаса»: он лишь успел увидеть, как австриец садится в такси. Потом терпеливо ждал, пока Малко выйдет из бара в «Тапробане», недоумевая, зачем австрийцу понадобилось завтракать в другом отеле...

Гончаров на несколько секунд потерял Малко из виду и ускорил шаг. Снятый с предохранителя пистолет оттягивал карман застегнутого пиджака. До сих пор Гончарову не предоставилось ни одной благоприятной возможности. В таком людном месте он рисковал застрелить заодно с Малко одного-двух цейлонцев, а за это толпа тут же разорвала бы его на части.

У русского учащенно забилось сердце: блондин в черном костюме остановился на краю тротуара, видимо, собираясь перейти улицу.

* * *

Питти-Питти по своему обыкновению просил милостыню у входа в «Тапробан», когда в отель вошел Иван Гончаров. Калека заметил выпуклость на пиджаке русского и понял, что тот вооружен. Питти-Питти стал наблюдать за ним. Гончаров нервно курил в холле, то и дело поглядывая на лифт.

Через двадцать минут Малко вышел на улицу, и русский последовал за ним. Питти-Питти тотчас же устремился вдогонку. Он знал, кем был Гончаров на самом деле, и знал, что Малко – друг Свани. К тому же, будучи косвенно виновным в смерти Дианы, калека стремился искупить свою вину.

К счастью для Питти-Питти, Малко шел не слишком быстро. Калека не знал, как помочь ему: никакого оружия у него при себе не было, а драться он, понятное дело, не мог. Никого из друзей поблизости не оказалось.

Малко остановился на краю тротуара, а русский неумолимо приближался к нему. Питти-Питти, не раздумывая, рванулся вперед, высекая утюгами искры и сбив с ног оказавшуюся на пути девочку. Безногий закричал, надеясь, что Малко услышит его и обернется, но грохот паровоза-грузовика заглушил все остальные звуки.

Малко уже шагнул на дорогу. Русский поднял пистолет. Питти-Питти, собравшись с силами, во весь опор пустил свою тележку.

Она ударила Гончарова по ногам в тот момент, когда он нажимал на спусковой крючок. Грохнул выстрел, но пуля ушла в небо. Русский упал на бок. Падая, он выстрелил еще раз, и вторая пуля отколола кусок керамики на фасаде индуистского храма. Ударившись об асфальт, Гончаров уронил пистолет в сточную канаву.

Питти-Питти разогнался так сильно, что, не удержавшись, слетел с тележки и покатился по дороге. Он не сразу сориентировался и слишком поздно увидел надвигающийся паровоз. Калека отчаянно заработал руками, пытаясь отползти, но передняя решетка паровоза зацепила его одежду, и он с диким криком исчез под колесами...

* * *

Услышав выстрел, Малко резко обернулся. Иван Гончаров уже встал и бежал прочь, не потрудившись подобрать оружие. К паровозу отовсюду бежали люди. Два мальчугана увидели оставшуюся без хозяина тележку и мигом утащили ее за угол.

Малко растолкал зевак. В том месте, где Питти-Питти попал под паровоз, на горячем асфальте расплылась лужа крови. От нищего осталась лишь кучка кровоточащего мяса, застрявшая под левым колесом. Посреди дороги остался нелепо стоять один из его утюгов. Откуда-то возникли два полицейских в шортах и панамах. Сильно побледневший машинист паровоза спрыгнул на дорогу.

Малко повернулся и пошел прочь. Никто не обратил на него внимания. Иван Гончаров сбежал, и кто-то уже прибрал к рукам его пистолет, упавший в канаву...

Глава 18

– Теперь ему хорошо: он такой же, как все люди, – прошептала Свани.

Работники похоронного бюро потрудились на славу. Они не только восстановили расплющенную грудь Питти-Питти, но и сделали ему ноги. На эти восковые конечности ему надели брюки и черные туфли. В первый и последний раз за двадцать лет Питти-Питти приобрел вид обычного здорового человека. Правда, похоронный агент долго удивлялся, за какие заслуги какому-то нищему калеке такие почести. Он хотел было похоронить его в детском гробу, где тот свободно бы поместился, но Малко рассердился и потребовал для безногого настоящий, «взрослый» гроб.

Свани со слезами на глазах погладила Питти-Питти по холодной щеке, и они с Малко вышли на улицу. Австриец посмотрел на часы. Времени оставалось немного. На рассвете «Апшерон» поднял якорь.

– Поехали, – поторопил он.

Свани села за руль «мерседеса», и Малко устроился рядом с ней. На заднем сиденье лежало два «винчестера» и целый ящик патронов.

* * *

На слоне так качало, что Малко уже начал всерьез опасаться приступа морской болезни. Зато сидящая рядом Свани, похоже, чувствовала себя здесь как дома. На спине серого великана громоздилось весьма внушительных размеров сооружение: нечто вроде паланкина с крышей из банановых листьев и с бамбуковыми циновками вместо стен.

«Винчестеры» лежали у них под ногами. Малко и Свани провели в этом домике уже около трех часов: слон – не самый быстроходный транспорт. «Мерседес» остался в деревне, где они наняли слона за две тысячи рупий, включая корнака.

Малко наклонился вперед и приподнял циновку:

– Вот и монастырь.

Над травой возвышалась уже знакомая ему дагоба. Благодаря слону они следовали не по тропе, а напрямик, по открытому пространству.

– Смотрите, – сказал вдруг австриец" протягивая руку в направлении моря.

В бухте стоял на якоре большой белый корабль. Малко поднес к глазам бинокль и торопливо навел резкость.

– Это он!

Это был «Апшерон», русское судно с ушедшей на два метра под воду ватерлинией.

– Что будем делать? – спросила Свани.

– Скажите корнаку, чтобы ехал прямо к монастырю.

Малко взял одно из ружей и приготовился к бою. Слон закачался быстрее, и через пять минут они оказались в сотне метров от серых стен монастыря. Внутри все будто вымерло. На «Апшероне» тоже не подавали признаков жизни. Это обеспокоило Малко: либо отсюда уже все ушли, либо...

– Скажите, чтобы объехал кругом.

Слон двинулся вдоль стен. Внезапно в бинокле возник необычный предмет: черный куб, стоящий на платформе с деревянной крышей справа от монастыря, ближе к морю. Платформа возвышалась на метр над землей и стояла на четырех вкопанных в землю столбах. Это сооружение заинтриговало австрийца. Присмотревшись внимательней, он увидел, что поверхность куба, обращенная к морю, утыкана короткими антеннами. Этот загадочный предмет явно не имел отношения к отправлению буддийских культовых церемоний...

– Вы что-нибудь видите?

Малко передал бинокль Свани. Слон стоял на месте, и внутри паланкина было нестерпимо жарко.

– Что это? – спросила Свани.

– Не знаю, – покачал головой Малко. – Видимо, какая-то электронная аппаратура.

– Давайте подъедем поближе.

– Боюсь, что кто-то только этого и ждет. Подождите, я сейчас спущусь.

Свани сказала погонщику, чтобы тот поставил слона на колени. Малко прыгнул на землю с биноклем на шее и винчестером в руке, присел и снова навел бинокль на таинственный черный куб.

Сначала он не увидел ничего нового, но через несколько секунд различил на нижней стороне платформы какую-то выпуклость. Малко прошел еще несколько метров, пригибаясь к земле, и опять поднес бинокль к глазам. Вокруг было тихо, если не считать жужжания насекомых. Монастырь казался опустевшим. Возможно, монахи вернулись в Тринкомали, но куда девался Серж? Он вряд ли оставил бы здесь этот слишком уж заметный предмет, зная, что сюда с минуты на минуту приедет Малко.

Теперь австриец явственно видел в бинокль коричневый предмет, спрятанный под платформой. В тот момент, когда он опускал бинокль, на «Апшероне» несколько раз вспыхнул отраженный от зеркала солнечный луч.

Малко сразу все понял. Коричневый предмет был зарядом взрывчатки, приводимым в действие на расстоянии. Серж или кто-то другой спрятался неподалеку и ждал, пока с корабля увидят Малко и подадут сигнал.

Австриец видел лишь один способ избежать ловушки. Он лег на живот, упер приклад «винчестера» в плечо, прицелился и нажал на спусковой крючок.

От выстрела у Малко зазвенело в ушах, однако он промахнулся: пуля прошла ниже цели. С деревьев взлетела стая желто-синих птиц. Слон встревоженно поднялся с колен, и Малко понял, что животное подошло слишком близко.

– Отойдите! – крикнул он Свани. – Скорее!

Дождавшись, пока слон достигнет края высокой травы, австриец выстрелил снова. На этот раз пуля ударила в черный куб. Антенны задрожали, но взрыва не последовало.

Малко вытер вспотевший лоб. Что, если Серж как раз сейчас целится в него? Он опять поднял карабин, задержал дыхание и спустил курок.

Взрыв оказался намного мощнее, чем Малко предполагал. Оглушенный ударной волной, обсыпанный землей и щепками, он несколько секунд пролежал неподвижно, прикрыв голову руками.

Черный предмет и платформа исчезли. На их месте осталась лишь дымящаяся воронка. Левая рука Малко кровоточила: в нее угодил осколок куба. Австриец осторожно встал и, держа наготове «винчестер», приблизился к воронке. Дело обстояло именно так, как он думал. Куб заминировали сильнодействующей взрывчаткой, терпкий запах которой еще витал в воздухе.

За три минуты Малко обошел кругом весь монастырь. Никого. Вернувшись на прежнее место, он осмотрел упавшие на песок обломки странного черного предмета. Металл был еще горячим. Малко разглядел почерневшие регулировочные рукоятки, кнопки, обрывки проводов, но так и не смог определить назначение взорванного ящика.

Австриец посмотрел на часы. Через несколько минут здесь будет вертолет, позаимствованный американским военным атташе у нефтяников. Пора было успокоить Свани.

Девушка спряталась за серую тушу слона. Ее волосы были покрыты пылью.

– Я думала, что наступил конец света, – сказала она.

– Для нас он действительно наступил бы, подойди мы поближе, – ответил Малко.

«Апшерон» стоял на прежнем месте. Малко посмотрел на белый силуэт корабля с легкой иронией. Русские, небось, скрипят зубами от злости и разочарования.

Откуда-то с востока донесся мерный гул. Малко повернул голову: над джунглями двигалась темная точка.

– Вот и подкрепление, – бодро сказал австриец девушке.

* * *

Атташе внимательно осмотрел обломок микросхемы и сунул его в кожаный портфель.

– Это суперсовременная аппаратура, – сказал он. – Своеобразное сочетание гониометрического маяка и станции радиоперехвата. Поэтому нам и не удавалось запеленговать ни одной транслируемой отсюда передачи. Вот почему они не хотели никого подпускать к этому монастырю... А какова ваша гипотеза, принц Малко?

Судя по этому обращению, австриец неизмеримо вырос в глазах военного атташе. Пилот вертолета и остальные пассажиры – морской атташе и сотрудник, заменивший Джеймса Кента – смотрели на Малко с нескрываемым уважением.

– Под этой скалой должны быть естественные гроты, – сказал Малко. – Русские превратили их в базу для подводных лодок. Но чтобы лодки могли заходить в них ночью, их требуется направлять по радио. Для этого русским и понадобилось заручиться поддержкой монахов... – Он указал на «Апшерон»: – Я почти уверен, что этот корабль обслуживает подводные лодки. Вот почему у него такая низкая осадка. Я предположил это сразу же, как только увидел его в Коломбо.

– Я тоже это заметил, – поспешно вставил морской атташе. – И совершенно с вами согласен. Только мне почему-то казалось, что судно работает где-то в открытом водном пространстве, ведь Индийский океан кишит советскими подводными лодками... Но давайте же посмотрим на эти гроты!

– А они стрельбу не откроют? – встревоженно спросил пилот.

Военный атташе указал на белую надпись на борту вертолета: «Братья Вильямс. Нефтяные разработки».

– Если они откроют огонь по гражданскому вертолету, это будет началом третьей мировой войны....

Пилот нехотя полез в кабину.

* * *

Вертолет обогнул вершину рыжей скалы и камнем ухнул вниз. У Малко захватило дух. Он похвалил себя за то, что не разрешил Свани лететь вместе с ними...

У самой воды пилот выровнял машину и полетел вдоль берега. Сначала никто ничего подозрительного не замечал.

Море ласково гладило красные камни на берегу. «Апшерон» находился примерно в полумиле от них.

Обернувшись, Малко увидел, что морской атташе что-то говорит, но в грохоте винта не смог разобрать слов. Офицер указывал пальцем на берег, и пораженный Малко заметил темный проход в скале. Стены коридора уходили под воду, но по форме верхнего края можно было догадаться, что размеры его огромны. Туда свободно могла войти подводная лодка, а то и две сразу... Малко завороженно смотрел на эту темную пещеру. Да, ради такого места русским действительно стоило расстаться с зубом Будды! Остальные пассажиры вертолета были поражены не меньше австрийца.

Через минуту вертолет сел у монастыря. Как только двигатель затих, все сидящие в нем заговорили одновременно.

Операция окончилась.

– Мне пора уезжать, – сказал Малко, – чтобы попасть обратно до наступления ночи. Мое средство передвижения помедленнее вашего...

И он удалился, предоставив американцам изучать изуродованные внутренности таинственного черного ящика.

* * *

Мерное покачивание слона усыпляло Малко, но он вздрагивал каждый раз, когда по паланкину ударяли низко висящие ветви деревьев. До деревни было еще не меньше двух часов езды.

Сидевшая рядом Свани выглядела отрешенной и задумчивой. На крышу паланкина упало несколько больших капель дождя. Свани тотчас же опустила все четыре бамбуковые занавески. Дождь усиливался, и вскоре джунгли заполнил мощный шум падающей с неба воды.

Свани посмотрела Малко в глаза и начала спокойно раздеваться, обнажив округлую грудь. Малко захотелось положить на нее руку, но он сдержался, помня свое позорное поражение в прошлый раз.

– В древности, – сказала Свани, – махараджи всегда брали с собой на долгую охоту по нескольку куртизанок. Вот почему паланкины обычно делают такими удобными...

Не дожидаясь ответа, она сбросила сари и предстала перед Малко совершенно обнаженной, если не считать браслетов на руках и ногах. Ее матовая кожа была гладкой как шелк. Свани ласково расстегнула рубашку Малко, провела руками по его груди и бокам. Затем расстегнула его жесткий армейский ремень и опустилась перед ним на колени, беззастенчивая, как молодая обезьянка. Обвив руками шею Малко, она заглянула в его золотистые глаза.

– Я так давно этого хотела... – призналась она.

– Вы искусно скрывали свое желание, – ответил австриец.

– Я же вам говорила: мой опекун знает обо всем, что я делаю... в Коломбо. Там у него всюду шпионы...

Она умолкла, наклонилась и поцеловала его. Малко положил руки ей на бедра. Несмотря на эту довольно необычную обстановку, он страстно желал Свани. Свани принялась раскачиваться в такт поступи слона, и вскоре это нежное и плавное покачивание превратилось в неистовые рывки. Обхватив Малко за шею, Свани бормотала какие-то непонятные слова. Заразившись исступлением девушки, Малко стиснул ее талию... Свани стонала от избытка чувств, до крови царапая Малко. Все еще содрогаясь от страсти, она уронила голову ему на плечо.

Дождь все усиливался, и вода начала просачиваться сквозь крышу. Малко смущенно подумал о том, что погонщик все слышал, но Свани это, похоже, не беспокоило. Более того, она отбросила одну из бамбуковых циновок, высунулась наружу и посмотрела на небо, не скрывая от взгляда корнака обнаженной, влажной от дождя груди.

Эпохе махараджей были свойственны свои прелести...

* * *

Асфальт на Йорк-стрит раскалился настолько, что в нем увязали подошвы. Даже городских попрошаек так разморило, что они были уже не в силах протягивать руку за подаянием.

Свани впервые сменила традиционное сари на короткое европейское платье, подчеркивавшее красоту ее смуглых ног. Восхищенные и одновременно возмущенные мужчины смотрели ей вслед, а некоторые даже плевались: на целомудренном Цейлоне голые ноги являлись прямым оскорблением национальных традиций.

Она держала в руке свой авиабилет и радовалась, словно маленькая девочка.

– Подумать только, вечером мы будем в Риме! – воскликнула она. – Как это чудесно! Я рада, что покидаю Цейлон. Пусть даже ненадолго...

Все это было следствием недавней поездки на слоне: Свани решила немного отдохнуть в Европе и вылететь тем же рейсом, что и австриец. Они расстанутся в Риме. Он полетит дальше – в Австрию, где его ждет верная, но ревнивая Александра. Может быть, он останется со Свани в Риме на день или на два. Малко захлестнула горячая волна желания. Свани была красивой и нежной, спокойной и величественной и манила к себе словно прекрасный зимний сад.

– У меня останутся самые прекрасные воспоминания о Цейлоне, – сказал Малко.

Им пришлось обойти небольшую группу тамилов, загораживавших тротуар. Малко на несколько секунд отпустил руку девушки, а затем, обернувшись, увидел ее.

Будто пораженная молнией, она стояла на том же месте, где он на мгновение оставил ее.

– Свани!

Она повернула голову – очень медленно, словно боясь, что малейшее движение причинит ей боль, и, шагнув к нему, упала на колени. Малко бросился к девушке и увидел, что на ее платье, на левом боку, расплывается кровавое пятно. Тамилы уже затерялись в толпе. Малко так и не увидел, кто же ударил Свани ножом.

– Не бросай меня, – с трудом прошептала она. Вокруг уже собирались любопытные.

– Все будет хорошо, – взволнованно произнес Малко и крикнул по-английски: – Позовите врача!

Но никто не двинулся с места. Кровь из раны Свани продолжала растекаться по горячему асфальту. Все это происходило в самом центре Коломбо, в одиннадцать часов утра! Девушка продолжала сжимать в руке свой авиабилет, но теперь он был красным от крови. Малко, опустившись на асфальт, приподнял ее голову и положил себе на колени.

– Мне больно, – прошептала она.

– Кто это сделал? – спросил австриец.

– Кто-то из людей Сири. Я же говорила, что он все знает. Наверное, он решил, что я уезжаю навсегда.

Растолкав зевак, к ним подошел полицейский.

– В чем дело?

– Вызовите «скорую», – взмолился Малко. – Иначе она умрет...

Полисмен бросился к телефонной кабине.

– Ты будешь жить! – в отчаянии повторял Малко. – Клянусь, мы тебя спасем!

Толпа увеличивалась. Всем хотелось посмотреть, как на Йорк-стрит средь бела дня от ножа убийцы умирает прекрасная девушка...

– Мне холодно, – прошептала Свани. Гримаса боли исказила лицо Малко: на улице сорокаградусная жара, а девушке холодно... Он понял, что она при смерти.

Свани судорожно сжала руку Малко.

– Все обойдется, вот увидишь, – лихорадочно твердил он.

Девушка подняла руку, державшую билет, и попыталась что-то сказать, но сирена «скорой помощи» заглушила ее слова. Завизжав тормозами, машина остановилась у края тротуара. Из нее выскочили два санитара с носилками.

Огромные глаза Свани неподвижно смотрели в небо. Санитары в нерешительности остановились перед иностранцем, державшим у себя на коленях голову сказочно красивой мертвой девушки.

– Она умерла, – тихо произнес Малко.

Небритые лица санитаров не выражали никаких эмоций, и Малко внезапно возненавидел эту яркую от солнца, но такую жестокую страну...

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации