Электронная библиотека » Жерар Вилье » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Цейлонские парии"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 15:15

Автор книги: Жерар Вилье


Жанр: Шпионские детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 12 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Дорога была пустынна. Девушка открыла правую дверцу машины, мертвый монах тотчас же вывалился наружу, ударившись головой об асфальт. Похолодев от ужаса, Диана едва не бросилась прочь, но, пересилив себя, подхватила труп под мышки и с неимоверным усилием дотащила его до канавы. Тело скатилось вниз и уткнулось лицом в землю.

В сознании девушки всплыли последние наставления Ивана Гончарова: «Главное – не оставляйте его живым, добейте его...»

Диана, словно под гипнозом, подошла к машине, снова взяла в руки «вальтер» и достала из сумочки новую обойму. Вставив ее в пистолет, она приблизилась к канаве, опустилась на колени, приставила глушитель к затылку монаха и нажала на спусковой крючок. Раздался негромкий металлический щелчок. Диана не сразу поняла, что забыла дослать патрон в ствол. Она оттянула каретку, но та застряла на полдороге: патрон перекосило. Диана принялась лихорадочно возиться с оружием, безуспешно пытаясь извлечь патрон – разбирать пистолет она не умела.

Вдали раздался шум мотора. Диана вскинула голову и увидела, что в пятистах метрах от нее из-за поворота выезжает разноцветный автобус. Девушка в панике выскочила из канавы и кинулась к «моррису». Труп Рамасуги не был виден с дороги. Истерически всхлипывая, она успела запустить мотор и тронулась с места раньше, чем ее обогнал автобус. В зеркале она с облегчением увидела, что он не остановился.

Минут десять Диана, словно автомат, ехала в направлении Канди, а затем в какой-то деревушке повернула обратно.

Уже в Коломбо девушка заметила на полу машины несколько желтых медных гильз. Ее снова охватила паника. Она резко затормозила, дрожащими руками собрала гильзы и бросила их в сумку.

«Серж может мною гордиться, – с горечью подумала она. – Он превратил меня в преступницу». Когда Иван Гончаров передал ей глушитель для «вальтера» и коробку с патронами, она поклялась себе, что при первой же возможности выбросит все это в реку, что ни в коем случае не станет стрелять в человека... Даже в Рамасуги, который проделал это не задумываясь.

И все же Диана решилась... Казалось, что Серж на расстоянии управляет ею. Теперь отступать было уже поздно. Оставалось только вернуться к Раджу, снова терпеть его домогательства и ждать, пока Серж отдаст новый бесчеловечный приказ...

Диана беспрепятственно доехала до Приморской улицы, оставила машину там, где взяла ее, и пешком углубилась в один из узких «коридоров» базара Петтах. Радж ждал ее на другой тайной квартире.

Прежде чем выйти из машины, она отвинтила глушитель и спрятала пистолет в сумочку. «Я – убийца», – стучало в ее голове. А ведь кажется, только вчера она была маленькой примерной школьницей из Претории! Только бы еще раз увидеть Сержа, прежде чем ее жизнь превратится в сплошной кошмар...

* * *

С уютной зеленой террасы отеля «Гальфас» открывался вид на Индийский океан, на его сероватые волны, разбивающиеся о портовые волнорезы. К Малко лениво приблизился официант-тамил с ничего не выражающим лицом. Полчаса назад австриец заказал лимонный сок и решил, что ему наконец-то соизволили принести... ну, если не заказ, то хотя бы известие о том, что лимонный сок закончился: в отеле постоянно чего-то не хватало. В избытке имелись лишь тамилы и тараканы.

– Мисс аск ю[6], – проговорил официант и удалился, исчерпав свой запас английского.

Малко посмотрел на часы и удивился: Свани пришла на час раньше, что было ей не свойственно. Она стояла в холле под восхищенными и осуждающими взглядами работников отеля – великолепная как царица Савская в годы своего расцвета. Убивая наповал своим невиданным сари, своими потрясающими драгоценностями, своей мудреной прической, она свысока смотрела на презренных людишек, копошащихся в «Гальфасе». За глаза ее называли «Свани-бюргершей», «Свани-потаскухой», но все же чаще всего – «Свани-что-купается-в-золоте».

Увидев Малко, она бросилась ему навстречу.

– В Рамасуги стреляли!.. – торопливо зашептала она, – но он еще жив. Едем скорее...

Малко не стал задавать лишних вопросов.

Черный «мерседес» Свани стоял у входа в отель. Девушка села за руль, и они поехали вдоль Галь-Грин, где неизменные мальчишки запускали бумажных змеев.

– Где он? – спросил Малко.

– Недалеко. В маленьком буддийском храме на Марада-на-роуд. Его нашли крестьяне у дороги, ведущей в Канди, в двадцати километрах от Коломбо. Похоже, он тяжело ранен. Надеюсь, успеем...

– Почему монах не в больнице?

– Он отказался. Чувствует, что умирает, и решил провести последние минуты в святом месте...

* * *

В небольшом саду, на некотором удалении от дороги, стояло сооружение, напоминавшее пагоду. Его остроконечная крыша держалась на четырех деревянных столбах. Посредине возвышалась небольшая серая дагоба. Вокруг, на высоких подставках, горели ароматные палочки, и их благовонный дым смешивался с запахом плюмерий, обвивавших столбы.

Малко поднялся на две ступени и заметил черный предмет, лежащий поодаль на каменном полу. Приблизившись, он увидел великолепную кобру, свернувшуюся на подстилке из мешковины. Змея была совершенно неподвижна.

– Рамасуги уже перевоплотился? – спросил. Малко.

– Нет, – улыбнулась Свани. – Это раненая кобра, которую подобрали живущие по соседству горожане. На нее, кажется, наехала машина. Люди приносят ей молоко, но она все равно скоро умрет.

Действительно, около змеи стояло несколько блюдец с молоком, в то время как многие местные малыши ни разу в жизни его не пробовали...

– Рамасуги лежит за дагобой, – сказала Свани.

Они обошли сооружение. На подстилке, прислонившись затылком к дагобе, с закрытыми глазами, бледным лицом и заострившимся носом лежал «бику». Рядом с ним на корточках сидели двое мужчин, один из которых обмахивал умирающего большим пальмовым листом. С левой стороны оранжевый балахон монаха покрылся коркой высохшей крови, смешанной с землей. Увидев Малко, мужчины с угрожающим видом поднялись на ноги. Свани успокоила их, сказав что-то по-тамильски. Они ответили на том же языке.

– Монах пока жив, – перевела Свани. – Несколько минут назад он еще говорил.

Малко пристально смотрел на «бику». Его феноменальная память никогда не подводила – это был именно тот человек, который в него стрелял.

– А врача здесь нет? – спросил австриец, – Он ведь может умереть.

Свани задала этот вопрос охранникам, выслушала их и перевела:

– Рамасуги отказывается от врача. В деревне ему наложили повязку из трав, чтобы остановить кровотечение. Он сам попросил, чтобы его привезли сюда, к этому алтарю, куда он часто приходил молиться. Монах надеется, что Будда простит его.

Услышав голоса, Рамасуги открыл глаза, посмотрел на Малко и снова закрыл их. На его лице ничего не отразилось. Казалось, он не узнал австрийца. Губы монаха судорожно искривились, как от приступа боли.

– Допросите его скорее, – не отставал Малко. – Он уже при смерти.

Отстранив одного из охранников, Свани опустилась на колени возле умирающего. Второй цейлонец продолжал невозмутимо обмахивать его пальмовым листом.

Свани осторожно тронула раненого за плечо. Он открыл глаза. Голос монаха звучал так тихо, что Малко едва слышал его.

– Он говорит, что в него стреляла белая женщина, Она приехала за ним в монастырь..

– – Спросите, зачем он стрелял в меня, – проговорил Малко.

Свани перевела. Монах долго молчал, потом со стоном произнес несколько фраз и закрыл глаза.

– Ему приказал сделать это его учитель, – пояснила Свани. – Больше он ничего не скажет.

– Попробуйте уговорить Рамасуги, – твердил австриец, – Ему уже недолго осталось...

Действительно, монах начал судорожно цепляться руками за свое платье, его глаза затуманились, тело содрогалось.

Свани наклонилась к уху монаха и что-то долго говорила. И «бику» каким-то чудесным образом начал возвращаться к жизни. Из его рта хлынул непрерывный поток слов. На лице Свани отразилось изумление. Монах говорил без остановки, и она не перебивала его. Внезапно слова стали путаться, зазвучали тише, глаза монаха закатились, и его голова бессильно упала на грудь.

Свани выпрямилась.

– Что вы ему говорили? – спросил Малко.

– Что он должен сказать правду, если хочет получить прощение Будды и воплотиться в благородное животное – кобру, слона или корову... Я уверена, что он не солгал. Но это настолько невероятно...

Малко призвал на помощь все свое джентльменское воспитание, чтобы не схватить ее за плечи и не затрясти. Но Свани недолго томила его ожиданием:

– Приказ о вашем убийстве исходит из монастыря в Канди. За это учитель Роанна Захир пообещал монаху перевоплощение, достойное его высоких моральных качеств.

Малко решил, что ослышался.

– Но зачем учителю понадобилось убивать меня? Или буддисты больше не осуждают насилие?

Свани отошла от трупа монаха. Над ним уже кружились мухи.

– Учитель считает, что из любви к Будде убивать можно... Он один из главных духовных наставников всех местных «бику» – очень честолюбивый и влиятельный человек. Несколько лет назад один из монахов по его приказу застрелил из револьвера премьер-министра.

– Но зачем понадобилось убивать меня?

– Рамасуги этого не знал. Учитель Захир лишь сказал, что, убив вас, он послужит делу буддизма. По словам Рамасуги, какие-то иностранцы в награду пообещали достать учителю зуб Будды – самую святую из реликвий. Ради этого благородного дела Рамасуги и согласился на убийство...

Малко в недоумении посмотрел на Свани, пытаясь понять, не насмехается ли она над ним. Но девушка выглядела совершенно серьезной.

– В Канди, – продолжала она, – есть очень известный храм – Храм Зуба – в котором хранится священная реликвия всех буддистов: зуб Будды. Монахи, которые его охраняют, извлекают из этого огромную моральную и материальную пользу. Туда пешком приходят верующие со всего острова, а многие даже приезжают из Индии. Учитель Захир, как я уже говорила, отличается большим честолюбием. Если он сможет построить у себя такой же храм, то станет неизмеримо выше всех остальных религиозных наставников.

Малко не мог прийти в себя от удивления.

И сколько же у Будды зубов?

– Кажется, три или четыре. Один, например, находится у китайцев, в Пекине.

Рядом раздался шорох. Они обернулись: местная женщина принесла раненой кобре плод манго.

Малко в последний раз посмотрел на монаха, который пытался убить его. Сейчас Рамасуги казался тщедушным, морщинистым старичком. Его руки с черными ногтями покоились на груди, лицо хранило безмятежное выражение человека, принявшего муки за веру.

– Идемте, – сказал Малко.

Они спустились со ступеней, обойдя женщину, кланявшуюся кобре.

– Им уже передали зуб? – спросил австриец, садясь в «мерседес».

– Не думаю, – ответила Свани. – Его передача обычно сопровождается большими торжествами...

– Пожалуй, мне следует проехаться в Канди.

Свани, обычно такая уверенная в себе, внезапно показалась Малко растерянной.

В Канди учитель Захир обладает неограниченной властью, – заметила она. – Все «бику» преданы ему до гроба. По его приказу они готовы на все...

Малко снял темные очки.

– Но ведь ситуацию можно изменить в нашу пользу... – сказал он.

– Каким образом?

– Прибрать к рукам священную риликвию. Во что бы то ни стало...

Глава 13

В маленькой комнатке без окон на первом этаже посольства Соединенных Штатов Америки раздавалось ритмичное пощелкивание телекса-дешифратора. Малко завороженно смотрел на буквы, появляющиеся на бумажной ленте.

"Гельмут Штубен родился в Лейпциге 27 января 1934 года. Холост. В течение одиннадцати лет работает на разведслужбу Восточной Германии. С 1960 по 1964 год работал в ХЦФД – «Хильфцентрум фюр Фольксдокументен» под началом генерала Янчевича, бывшего помощника адмирала Канариса. ХЦФД снабжает фальшивыми документами всех восточногерманских агентов, забрасываемых на Запад, главным образом в Азию и Африку. В 1966 году Гельмут Штубен обнаружен в Асунсьоне (Парагвай) с парагвайским паспортом номер 39486536, выданным 7 декабря 1965 года.

23 октября 1967 года Гельмута Штубена выдворили из Аргентины по обвинению в прокоммунистической агитации. Он проживал там по временному удостоверению личности номер 946. В течение двух лет местопребывание Штубена было неизвестно, а затем его обнаружили на Кубе, где он принимал активное участие во внешней деятельности кубинской иностранной разведки, в частности, в оказании помощи кубинской агентурной сети в США и Канаде. Несколько раз ездил со Стенли Кармайклом в Алжир и другие африканские страны.

Гельмут Штубен иногда называет себя Сержем или Хорхе. Свободно говорит по английски и по-испански. Где получил образование – неизвестно.

Приметы: рост – пять футов семь дюймов, лицо овальное, брови дугообразные..."

Дальше Малко читать не стал. Чтобы узнать приметы Гельмута Штубена, ему достаточно было посмотреть на фотографии, сделанные в джунглях. Австриец даже мог бы внести в архивы ЦРУ несколько дополнительных характеристик...

Итак, цейлонский любовник Дианы – агент Восточной Германии, союзницы русских. Профессионал. В его биографии не было и намека на какую бы то ни было религиозность, в том числе и на приверженность к буддизму... И в монастыре он жил вовсе не ради возможности медитации. Постепенно все становилось на места.

Малко прошел через двор и постучал в дверь зала для совещаний. Там собрались вокруг стола военный и морской атташе, два штатских чиновника, которых Малко не знал, и Хал Дарт – сотрудник, сменивший Джеймса Кента. Все они только что ознакомились с телексом, касающимся Гельмута Штубена. Военный атташе, не взглянув на Малко, продолжал говорить:

– Я считаю, что в свете полученных фактов нам следует запросить инструкции у Госдепартамента и передать дело цейлонской полиции, сообщив ей все подробности этой истории.

Он явно не одобрял деятельности ЦРУ. Прежде чем Малке успел изложить свою точку зрения, вмешался один из штатских:

– Я не согласен, полковник. Сингалы не станут действовать против буддистов, какие бы доказательства мы им ни предоставили. А наши противники немедленно приостановят всякую деятельность... Буддисты могут сказать, что Гельмут Штубен обратился в их веру, и мы окажемся в тупике. К тому же теперь ни в каком преступлении его обвинить не удастся...

– Кстати, – перебил морской атташе, а что там у них за деятельность?

Все повернулись к Малко.

– Пока не знаю, – признался принц. – Но наверняка что-то серьезное. Иначе они бы не решились на подобные крайние меры...

Он не хотел рассказывать о зубе не только по причине отсутствия достаточной информации, а еще и потому, что своим рассказом опасался вызвать гомерический хохот среди присутствующих. И не без оснований.

– Если вы дадите мне еще несколько дней, – сказал Малко, – то я надеюсь достичь значительного прогресса в расследовании благодаря исключительно полезным контактам с местными жителями... Тогда я передам вам полное досье, а вы будете улаживать дело на том уровне, который сочтете нужным...

Приятно удивленные этими трезвыми словами, присутствующие присмотрелись к Малко повнимательнее. У него не было в зубах кинжала, а с рукавов не капала кровь. Напротив, он обладал вполне благородной и представительной внешностью. Австриец не имел ничего общего с бандитами из ОСС[7], которые предпочитали подкладывать бомбы под стол...

Морской атташе откашлялся и сказал:

– Мне кажется, принц Малко на верном пути. Пусть продолжает.

– Будьте осмотрительны, – посоветовал австрийцу один из штатских. – Остерегайтесь буддистов и не прибегайте к насильственным действиям. Иначе у нас могут быть большие неприятности с цейлонскими властями.

Малко заверил его в том, что он не притронется к буддистам даже пальмовым листком. На этом совещание закончилось.

Выходя на раскаленную от солнца Галь-роуд, Малко чувствовал себя почти счастливым. Клубок понемногу распутывался. Теперь, прежде чем предпринимать что-либо против Сержа, следовало нейтрализовать буддистов.

Только Свани могла помочь ему узнать, где находится священный зуб Будды.

Он мысленно снял шляпу перед восточными спецслужбами. Все же русские обладали дьявольской хитростью. Малко вдруг вспомнил, как обыграл его в Румынии полковник Борис Соколов, и его энтузиазм несколько поубавился. На этот раз он снова столкнулся с умелыми и беспощадными профессионалами. Ставки еще не были сделаны.

* * *

Иван Гончаров дрожал от бешенства, сидя в машине на окраине большого столичного парка Галь-Грин и представляя, какому наказанию подверг бы Диану. Он с такой силой сжимал руль своей «Волги», что на пальцах побелели суставы. С каким удовольствием он схватил бы эту девчонку за горло и смотрел, как ее глаза вылезают из орбит! Полдня он провел за пишущей машинкой, печатая для Москвы длиннющий отчет с изложением своих трудностей и подчеркивая, разумеется, что во всем виноват Серж...

Но несмотря на все свои усилия, Гончаров чувствовал, что его неумолимо затягивает в бездонную пропасть. С каждым днем ситуация все осложнялась. Теперь американцы настороже, местные власти тоже начинают действовать, и он, подпольщик Гончаров, неизбежно окажется у всех на виду.

Не говоря уже об этом проклятом учителе Захире, который поднял невероятный шум из-за смерти Рамасуги и никак не хотел успокаиваться.

Внезапно дверца машины открылась, и Диана плюхнулась на сиденье рядом с ним. Гончаров тут же тронулся с места, не включая фар. Он удостоил ее злобным взглядом, лишь объехав «Гальфас» и набрав скорость на Галь-роуд.

– Вы не выполнили мои указания, – сказал он дрожащим от сдерживаемого гнева голосом.

Диана откинулась на спинку сиденья. Под глазами у нее появились темные мешки, лицо осунулось, подбородок дрожал. Она выглядела постаревшей лет на десять.

– Простите меня, – сказала она. – Пистолет заело. Я испугалась. Мне нужно было немедленно уехать, пока меня не заметили...

Русский ударил кулаком по рулю.

– Так надо было разбить ему голову рукояткой или камнем! Он остался жив! Его привезли в Коломбо, и американскому агенту удалось с ним поговорить. Как видите, мы тоже кое-что узнали...

По железной дороге, тянущейся параллельно шоссе, показался поезд с длинными деревянными вагонами и, обгоняя их, на минуту заглушил голос Гончарова. Когда шум поезда стих, в машине раздавались истерические рыдания Дианы:

– Оставьте меня в покое! Я больше не могу! Я двое суток не спала, мне нужно отдохнуть, я не хочу больше прятаться! Вы просто чудовище!

Всхлипывая, она съежилась на сиденье. Гончаров посмотрел в зеркало: дорога была пуста. Сейчас самое время избавиться от девчонки. Он замедлил ход и остановился на обочине.

Диана быстро подняла голову, отодвинулась от русского и ухватилась за дверную ручку.

– Вы хотите меня убить! – истерически закричала она.

Ее голос срывался, зрачки были расширены. Гончаров заподозрил, что Радж пичкал ее наркотиками. У русского не было при себе никакого оружия. Если ей удастся убежать и ее подберут на дороге, – произойдет катастрофа.

– Никто вас не собирается убивать, – произнес он как можно мягче. – Просто вы доставили мне слишком много хлопот. Но у меня есть для вас и приятные новости – от Сержа.

– От Сержа?!

Диана замерла. Гончаров почувствовал облегчение: он сделал верный ход.

– Серж ждет вас, – тихо произнес русский.

Глаза Дианы сверкнули. Она отпустила дверную ручку.

– Где?

Русский ласково улыбнулся ей.

– Долго рассказывать. Я вас отвезу. Вы вместе с ним покинете Цейлон. Серж «засветился». Он отстраняется от выполнения задания. Вы, я думаю, не против провести с ним пару недель в Алжире?

С каждым его словом Диану все больше обволакивала приятная истома. Страха и усталости как не бывало. Значит, все это было не напрасно... Она уже воображала, как нежится рядом с Сержем на солнечном пляже.

– А когда мы сможем уехать?

Гончаров продолжал улыбаться все той же отеческой улыбкой.

– Очень скоро. Но прежде я хочу попросить вас о последней услуге.

Диана напряглась. Из Гончарова получился бы отличный аферист... Он умело рисовал своим жертвам необычайно правдоподобные миражи.

Опасаясь спугнуть ее, он поспешно добавил:

– Впрочем, эту услугу мне предстоит оказать не вам...

По рельсам прогрохотал еще один поезд. Когда шум стих, Диана спросила:

– Чего вы хотите?

Она была побеждена: минуту назад Иван Гончаров произнес поистине магические слова. Правда, в глубине души что-то подсказывало Диане, что это всего лишь очередная ловушка... Но ей так хотелось верить, что Серж ее ждет, что она ему по-прежнему нужна!

Русский закурил сигарету и начал:

– Все очень просто. Вам следует...

* * *

Радж Бутпития крепко прижимал к себе Диану, и его коричневая кожа резко контрастировала с ее белым, покрытым едва заметными веснушками телом. Радж почти не двигался, чтобы продлить удовольствие как можно дольше. Он овладевал ею уже в пятый раз за эту ночь, и «кошачий глаз», висевший на его груди, вполне оправдывал свою репутацию камня, восстанавливающего мужскую силу. Радж никак не мог насытиться телом Дианы.

Вечером он лихорадочно наводил в мастерской порядок: выбросил кучу старых журналов, которыми был завален пол в душевой, наспех вымыл пол...

В те редкие часы, когда южноафриканка уходила, он нервно расхаживал взад-вперед по тесной комнатке, боясь, что она не вернется. Он понимал, что она его не любит, что он ей, скорее всего, даже противен, но ему было на это наплевать.

После убогих местных проституток эта связь казалась Раджу сказочным, невероятным приключением. Одно присутствие Дианы таило в себе смертельную опасность. Радж нисколько не боялся русских и американцев, но всерьез опасался монахов. Он знал, что Диана убила «бику».

Но Радж Бутпития знал и то, что девушка сейчас более всего нуждается в нем. И пользовался этим. Овладевая ею, Радж забывал о своем страхе, Он никак не мог привыкнуть к своему неожиданному счастью. Один лишь вид красивой длинноногой Дианы, расхаживающей по его грязной лачуге в своем коротеньком платье, сводил его с ума.

Воспламенившись от какой-то невероятно сексуальной мысли, он еще крепче прижал девушку к себе. Но вместо того чтобы двигаться ему в такт, Диана слегка отстранилась, взяла его за волосы, оттянула его голову назад и заставила посмотреть себе в глаза.

– Радж, – сказала она, – нужно убить Свани Дехивелу.

Она никогда раньше не заговаривала с ним о молодой «бюргерше». Она никогда не просила его кого-нибудь убить. Радж понимал, что действовать ему придется в одиночку: ни один из его знакомых уголовников не поднимет руку на Свани, находящуюся под покровительством ее всемогущего букмекера... Но Радж колебался лишь какую-то долю секунды.

– Хорошо, – сказал он. – Я это сделаю.

Больше не было сказано ни слова, и они вновь как ни в чем не бывало занялись любовью. Радж овладевал ею с отчаянным бешенством, чтобы заставить замолчать свой страх. Южноафриканка-то уедет, но ему еще здесь жить... Он знал, что однажды нищие оборванцы Коломбо отплатят ему за убийство Свани. Но он не мог возражать Диане. Он был влюблен в нее, влюблен как шестнадцатилетний юнец в ее длинные ноги и прекрасную грудь.

Словно желая отвлечь его от тревожных мыслей, Диана крепко обняла его и впилась ногтями в шею. Впервые за все время Раджу показалось, что он для нее – не просто безликий насильник... Через несколько минут обессиленный, вспотевший, он, глядя в темноту, начал размышлять о деле. Прежде чем убить Свани, он должен встретиться с астрологом и узнать, в какой день и час ему будет сопутствовать удача. Поскольку «бюргерша» принадлежит к низшему, презренному сословию, Будда, возможно, не сочтет его поступок достойным осуждения...

* * *

Свани впервые согласилась на встречу с Малко в саду «Гальфаса». Они сели за круглый столик друг против друга.

– Мы нашли Диану, – объявила Свани. – Она скрывается в Петтахе, у Раджа Бутпития. Он не сводит с нее глаз. Но ее придется похитить...

Встревоженный Малко промолчал: ему не очень-то хотелось вступать в открытый бой с бандитами Коломбо. И что делать с Дианой, когда она окажется в его руках? О том, чтобы ее пытать, не может быть и речи, а сдать ее в полицию глупо.

– Это все? – спросил он.

– Нет. Вчера вечером Диана встречалась с русским – заместителем директора агентства «Аэрофлота». Он увез ее на машине. Куда – неизвестно, потому что мои друзья не смогли за ними проследить. Но к ночи она снова вернулась к Раджу.

Малко едва не заплясал от радости. Вот оно, наконец, недостающее звено! Скорее всего, русский и владеет зубом Будды.

– Нужно как можно больше узнать об этом человеке, – сказал австриец. – Раз уж вашим нищим все-все известно...

Свани посмотрела на него чуть-чуть свысока.

– Это уже сделано. Он живет один в маленькой квартире на Четхэм-стрит. Тамон ничего прятать не может: у него нет сейфа. Об этом рассказала его уборщица. Но примерно три месяца назад он арендовал сейф в Цейлонском банке...

Малко не мог прийти в себя от удивления. Откуда Свани известны такие детали? Ну, допустим, есть у нее эта пресловутая агентура нищих-попрошаек... Но разве этого достаточно? Не найдя ответа и на этот раз, он перестал ломать голову я стал размышлять о деле. У заместителя директора агентства «Аэрофлота» не было никаких видимых причин арендовать сейф в городе. Зная бюрократизм русских, Малко подозревал, что в советском посольстве не знают о его поступке.

Значит, зуб Будды находится у него. Вот только Малко слабо представлял себе, как будет грабить Цейлонский банк, как доберется до сейфа...

– Я хочу, чтобы вы установили наблюдение за этим русским, – сказал он, – чтобы вы знали все, что он делает.

– Этим занимается Питти-Питти, – тут же ответила Свани. – Он будет вам обо всем докладывать.

– Может, искупаемся? – предложил австриец, рассеянно посмотрев на бассейн с мозаичным дном.

Свани покачала головой:

– Не хочу. Он обо всем узнает...

* * *

Радж Бутпития быстро пересек двор, где прямо на земле сидело несколько портных, занятых работой. Лестница, ведущая к астрологу Сигирии, была расшатанной и грязной – как, впрочем, и все здание, стоявшее в глухом тупике.

В коридоре теснилось несколько пожилых сингалок с жирными нечесанными волосами, ожидавшие, когда настанет их черед поведать мудрому Сигирии о своих напастях. Они сидели на деревянных скамьях и вели негромкий разговор. В Коломбо поговаривали, что сам премьер-министр, столкнувшись с какой-нибудь особо запутанной проблемой, иногда приходит к астрологу за помощью. Гороскопы, составленные Сигирией, славились в столице своей необычайной точностью.

Радж прошел мимо сингалок и постучал в дверь.

Кабинет Сигирии представлял собой часть коридора, отгороженную фанерной стенкой. Внутри нечем было дышать от испарений непрерывно сменяющих друг друга посетителей и дыма горящих благовоний.

Мудрец был один. Он ждал Раджа. Бутпития часто доставал астрологу товары, недоступные для простого цейлонца, и этим снискал себе его благосклонность.

– Садись, сын мой, – торжественно проговорил Сигирия. – И помни, что я знаю прошлое, настоящее и будущее.

Радж робко присел на краешек табурета и стал ждать. Несколько секунд астролог сосредоточивался. Бутпития затаил дыхание. Ярко-зеленые стены кабинета раздражали его.

Он с уважением смотрел на стопки книг, возвышающиеся на столе. Стены комнатки были увешаны гравюрами, изображающими дьявола в его наиболее отвратительных и страшных обличьях. Радж жадно всматривался в лицо астролога. Обычная прическа, оспинки на щеках и европейский костюм лишали мудреца таинственности. Наконец Сигирия поднял на него глаза.

– Чего ты хочешь?

Радж объяснил. Мудрец выслушал его, не проявляя никаких эмоций. Он слыхал на своем веку и не такое. Приобретенный за годы работы цинизм позволял ему скрывать свои мысли. Но в глубине души он слегка удивился: оказывается, до сих пор он недооценивал Раджа...

– Подойди, – сказал он цейлонцу.

Радж встал и обошел стол. Астролог взял его руки за большие пальцы и окунул их в тазик, наполненный смесью жира и сажи. Затем приложил его испачканные ладони к большому листу бумаги и велел Раджу сесть на место. Заняв место за своим столом, мудрец обхватил голову руками и принялся изучать черные отпечатки. Через минуту он поднял голову и проговорил:

– Ты неосторожен. Я вижу очень большую опасность. Ты должен отказаться от своего замысла...

Радж опустил голову. При других обстоятельствах он не посмел бы ослушаться оракула. Но как объяснить такой женщине, как Диана, что он побоялся убить Свани только из-за того, что этого не советовал делать астролог? Она сразу же бросит его... До нее будут дотрагиваться чужие руки, ее будут целовать чужие губы... Эта мысль дала Раджу силу возразить Сигирии.

– О великий маг, – сказал он дрожащим голосом. – Я готов на коленях пройти все две тысячи ступеней Священной горы, чтобы искупить свою вину, но я должен совершить этот поступок, какая бы опасность мне ни грозила...

Оракул ответил не сразу. Атмосфера кабинета казалась Раджу все более гнетущей. Дьяволы со стен злобно косились на него. Наконец Сигирия бесстрастно произнес:

– Ты должен подождать до завтра. Самое благоприятное время – с четырех до пяти часов пополудни.

Радж обомлел. Нападать на Свани средь бела дня?!

– А нет ли другого благоприятного часа, великий маг? – осторожно спросил он.

Сигирия медленно и важно покачал головой.

– Нет.

Астролог закрыл глаза и словно забыл о существовании Раджа. Тот подождал еще несколько мгновений, затем низко поклонился и повернул к двери. Его остановил негромкий голос Сигирии:

– За этот мудрый совет ты должен мне тридцать рупий. Его обычный тариф составлял десять. Радж нехотя положил три измятые бумажки в стоящую на столе миску.

* * *

Питти-Питти сидел с протянутой рукой у входа в отель «Тапробан», когда к нему приблизился знакомый мальчуган и сказал, что его срочно желает видеть астролог Сигирия. Безногий тотчас же вооружился утюгами и заскрипел тележкой по многолюдному тротуару Йорк-стрит, привычно крича:

– Pity! Pity!

Городские нищие нередко оказывали Сигирии неоценимые услуги, сообщая ему подробности из личной жизни горожан, чем зачастую и объяснялась удивительная точность его предсказаний...

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации