Электронная библиотека » Жерар Вилье » » онлайн чтение - страница 4

Текст книги "Цейлонские парии"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 15:15

Автор книги: Жерар Вилье


Жанр: Шпионские детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 12 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Не вздумайте ничего давать, – прошептала Свани. – Иначе они разорвут вас на части.

Она отстранила мальчугана и произнесла:

– Питти-Питти!

В ответ послышался радостный возглас. Дети расступились, и Малко увидел мужчину, носившего такое необычное имя. Это был безногий калека, сидевший на тележке с подшипниками. Его руки касались земли, а по обе стороны от тележки стояли два небольших утюга. Черные, как у всех сингалов, волосы калеки были смазаны кокосовым маслом. Широкое лицо с выпуклыми глазами наполовину заросло седеющей бородой. Увидев Свани, человек расплылся в улыбке, открывшей щербатые, гнилые зубы. Девушка присела на корточки я поцеловала его в грязную бородатую щеку. Калека с блаженным выражением лица потерся головой о ее шелковое сари. Затем он недоверчиво покосился на Малко.

– Это мой друг, – успокоила его Свани и повернулась к Малко: – Знакомьтесь: Питти-Питти. Если однажды захотите нанять ребенка, смело обращайтесь к нему.

– Нанять ребенка?!

Свани кивнула.

– Иностранцы часто берут местных детей к себе в дом, чтобы не скучать. Недорого и без хлопот. Кстати, все местные попрошайки предпочитают работать с детьми, рассчитывая на жалость прохожих. У Питти-Питти их около сотни. Утром детей забирают, вечером возвращают. Он их кормит, лечит, как умеет, следит за тем, чтобы ребенка не украли для жертвоприношения...

Малко действительно слыхал, что на Цейлоне принято освящать особо важные начинания человеческой жертвой. Случалось, что перед бетонированием опоры моста в приготовленный резервуар бросали мальчишку... И никто не замечал пропажи...

В будку вошли мужчина и женщина. После кратких переговоров с калекой они удалились, уводя с собой троих ребятишек. Перед тележкой Питти-Питти осталось лежать несколько измятых бумажек – плата за детей.

– К нему мы и шли? – спросил, поморщившись, австриец.

– К нему, – кивнула Свани.

– Странное у него имя.

Девушка улыбнулась.

– Когда он просит милостыню, то обычно кричит по-английски: «Pity, Pity!» Мол, пожалейте несчастного...

Глава 6

Калека распрямился, не сводя со Свани горящего взгляда. В свое время он, похоже, был настоящим красавцем. До сих пор у него сохранились широкие плечи, могучий торс мускулистые руки, резко контрастировавшие с его убогой тележкой.

В сарай продолжали заходить нищие, обменивая рупии на детей. Одноногого мальчика оценили в три монеты. К большому удивлению Малко, многие попрошайки целовали Свани руку.

Девушка села напротив калеки, поджав под себя ноги. Малко терпеливо ждал. Пути ЦРУ порой воистину неисповедимы. Он уже несколько раз спрашивал себя, что он делает здесь, в этом вонючем сарае, в компании безногого торговца детьми и дочери заклинателя змей... Тайная война контрразведок сплошь состояла из неожиданностей. Малко вспомнил об Александре, занятой уборкой урожая на своих фермах. На этот раз она отпустила его без скандала: слухи о необычайной целомудренности сингалок не обошли даже их маленький австрийский поселок. Слава богу, что Александра никогда не увидит Свани...

Спутница Малко встала. Раздав последних детей, калека сказал ей еще несколько слов, потом ухватился за свои утюги и, отталкиваясь ими, со скрипом выехал во двор. С дьявольской ловкостью объезжая препятствия и расчищая себе путь пронзительными криками, он свернул на боковую улочку и пропал. Свани взяла Малко под руку:

– Идемте. Мы встретимся с ним в шесть часов. Он добудет интересующие вас сведения.

– Кто – он?!

Свани снисходительно усмехнулась.

– Питти-Питти знает все, что происходит в Коломбо. Здешние нищие все видят, все слышат, знакомы со всеми уголовниками. Полицейским они никогда ничего не скажут, а вот мне доверяют полностью.

– Почему?

– Мой любовник – один из первых богачей в Коломбо. На Новый год он сзывает всех нищих к своему дому и тысячами раздает рупии. И всегда просит, чтобы деньги вручала я.

– А ваш Питти-Питти?

– Несколько лет назад я приютила его у себя. Кормила рисом и купала в своей голландской ванне. Он знает, что я тоже пария, хоть и богатая. Это нас сближает. По-моему, он немножко в меня влюблен.

Они пустились в обратный путь. Малко облегченно вздохнул, выйдя на чистый тротуар Приморской улицы. Но вместо того чтобы направиться в центр, Свани зашагала к какой-то подворотне и вошла в маленькую пыльную контору. Там сидело несколько сингалов, пересчитывающих толстые пачки купюр. Девушка подошла к заваленному бумагами угловому столу, за которым сидел худой долговязый тамил. Увидев ее, он вскочил и подобострастно поклонился. Малко с удивлением наблюдал, как девушка что-то ему повелительно говорит, а он угодливо кивает головой. Наконец она повернулась к Малко:

– Завтра у вас будет машина. Ее предоставят в ваше распоряжение на два дня. Это «лендровер». В восемь часов утра машину подгонят к моему дому.

– Отлично, – обрадовался Малко.

– Это будет стоить тысячу рупий, – добавила Свани. – Оплата вперед.

Малко чуть не поперхнулся. За десять тысяч рупий здесь можно было купить хорошего слона.

– Дороговато, – заметил он.

– Они не любят давать машины для поездок в места, на которых лежит заклятие. К тому же завтра вторник.

– Ну и что?

– Вторник здесь считают неблагополучным днем.

«Дешевле было бы нанять катафалк», – подумал Малко. К тому же, вторник...

Он вздохнул и вытащил пачку рупий. После нескончаемых прощальных речей их наконец отпустили. Свани остановила такси.

– Поедем в «Тапробан», – пояснила она. – Сейчас самое время для чая, а чай у них неплохой. Чего нельзя сказать об остальных блюдах...

После прогулки по базару австрийца больше устроил бы хороший душ и порция водки со льдом и апельсиновым соком. Выйдя из такси у входа в отель, он опасливо оглянулся по сторонам: на этом самом месте его пытались убить... Девушка заметила его волнение и засмеялась:

– Не бойтесь. Пока вы со мной, с вами ничего не случится.

– Вот как?

– Если я стану свидетелем вашего убийства, меня тоже решат убрать. Но мои друзья достанут убийц из-под земли...

Они вошли в полутемный холл «Тапробана», второго чуда столицы после отеля «Гальфас». Чайный салон располагался на четвертом этаже. Малко выбрал столик у окна, откуда был виден весь порт. В зале сидело лишь несколько сингалов в тюрбанах, ведущих неторопливую беседу.

Когда принесли чай, Малко снял очки и поднял на девушку золотистые глаза.

– И все-таки, почему вы мне помогаете?

Она отпила глоток горячего чая и спросила в ответ:

– Если бы вам завтра предстояло умереть, чего бы вам больше всего хотелось сейчас?

Малко немного смутился. Он, пожалуй, мог бы сказать Свани, что хочет провести с ней ночь, но это было бы не совсем правдой.

– Не знаю, – ответил он. – Я стараюсь не думать о таких вещах.

– Вот потому я вам и помогаю. Вы согласны пойти на риск. Мне нравятся такие люди. Вот мой покровитель, например, зарабатывает огромные деньги, но делает это тихо ж скучно. Когда-то у меня был роман с бедным вором. По ночам он лазил в чужие дома и уносил, что мог. Как я была счастлива, когда он возвращался и ложился ко мне в постель, еще дрожа от возбуждения и страха!..

Она умолкла и стала смотреть в окно, как в порту разгружают громадный теплоход.

– А что с ним случилось потом? – спросил австриец.

– Его убили.

Малко почему-то почувствовал себя неловко. Он посмотрел на часы.

– Съезжу ка я к старине Кенту. Может, это будет для него приятным сюрпризом...

Свани нахмурилась:

– Только, ради Бога, ни о чем ему не рассказывайте.

– Не беспокойтесь. До встречи.

* * *

Малко поежился от холодного кондиционированного воздуха. Кабинет Джеймса Кента находился недалеко от «Гальфаса», в небольшом белом здании на Галь-роуд. Карточка доверенного лица Госдепартамента избавила Малко от необходимости заполнять анкету, и он прошел прямиком к двери третьего секретаря. Австрийцу по-прежнему не верилось, что цейлонский представитель ЦРУ оказался замешанным в темном шпионском деле. Что ж... Малко философски рассудил, что, не будь на свете предателей, – не было бы и разведки, и его замок до сих пор оставался бы бесформенной кучей камней.

Он постучал в дверь.

– Войдите! – послышался знакомый пропитый голос.

Джеймс Кент читал «Цейлон таймс». При виде Малко на его лице появилось крайнее изумление.

– Ну и быстро же вы справились!

Малко прикрыл за собой дверь и шагнул вперед.

– А я никуда и не ездил.

Джеймс Кент отложил газету. Его рука привычно полезла в ящик стола и выудила оттуда бутылку «Джей энд Би». Американец натянуто засмеялся:

– Все равно, давайте выпьем за ваше возвращение! Между нами говоря, правильно сделали, что не поехали. Нечего там делать.

Малко смотрел на Кента, гадая, кто перед ним: чистейшей души человек или крупный специалист по самой беззастенчивой лжи.

– Я не поехал, потому что меня пытались убить.

Третий секретарь едва не пролил виски на паспорта и анкеты. Он медленно опустил бутылку, осушил стакан, вытер губы тыльной стороной ладони и пробормотал:

– Бы что, шутите?

Сейчас его голос вовсе не был похож на прежний, сиплый и насмешливый. Слова американца прозвучали холодно и трезво. Малко подумал, что Кент, пожалуй, опытный профессионал... А может, и опытный предатель.

– Нет, я не шучу, – ответил австриец.

Он уселся на стул и подробно рассказал американцу обо всем, что произошло, умолчав лишь о признаниях Свани.

– Монах... – задумчиво проговорил Кент. – Невероятно! Но зачем, черт возьми, кому-то понадобилось вас убивать?

– Видимо, затем, чтобы я не поехал в Тринкомали...

Немного помолчав, американец задумчиво произнес:

– Свани. Об этом знала только она.

Несмотря на невеселую тему разговора, Малко едва удержался от смеха.

– Я приехал за сведениями о Диане Воранд, – сказал он. – И уверен, что покушение каким-то образом связано с этой особой. Смерть Кармера тоже не дает мне покоя...

Кент налил себе новую порцию виски.

– Знаете что? – решительно сказал он. – Поеду-ка я с вами посмотреть на этот чертов монастырь. И потом забудем о нем. Раз и навсегда.

Малко напрягся. Если Кент предатель, о лучшем способе убрать слишком любознательного австрийца нечего мечтать...

– Пожалуй я начну с Коломбо, – осторожно сказал австриец. – Попробую что-нибудь разузнать о Диане у местных жителей. Кстати, у вас есть ее адрес?

Чуть-чуть помедлив, Кент ответил:

– Конечно.

Вынув из кармана связку ключей, он отпер металлический шкаф, достал коричневую папку и положил ее на стол. Малко придвинулся ближе. В папке оказались копии распоряжений Госдепартамента, шифрованные телеграммы, фотографии и небольшая карточка, отпечатанная на машинке. Кент протянул ее австрийцу. В карточке значилась дата приезда Дианы в Коломбо, отель, в котором она остановилась по прибытии, указывались места, наиболее часто ею посещаемые (следовал длинный список официальных приемов) и последний адрес: Дарли-роуд, тридцать семь.

Малко положил карточку на стол.

– Это все, что вам о ней известно?

– Да, это все. Чтобы знать больше, необходимо постоянное наблюдение, а заниматься этим некому. – Кент закрыл папку. – Я сообщу в Вашингтон о том, что с вами приключилось. Может быть, они там разберутся...

Малко очень бы удивился, если бы там, в семнадцати тысячах километров отсюда, кто-нибудь «разобрался» в подобном покушении.

– Ну что ж, до завтра, – сказал австриец, вставая.

Кент энергично пожал ему руку.

– Да, а как прошел ваш вечер в «Синаноре»? – спросил напоследок Малко.

И снова третий секретарь чуть помедлил с ответом.

– Прекрасно. Как-нибудь съездим туда вместе, не пожалеете...

«Почему он лжет?» – думал Малко. Ответ напрашивался только один: Свани говорила правду. Кент действительно любовник Дианы Воранд – женщины, которой живо интересуются агенты самых различных служб, в том числе и он – Его Светлейшее Высочество принц Малко.

Вместо экзотики Цейлон пока что преподносил ему сплошные опасные загадки...

Глава 7

Малко первым подъехал к зданию редакции «Цейлон таймс», стоящему на углу Мэйн и Дюк-стрит. Из подъезда, перекликаясь на ходу, словно горох, сыпались маленькие босоногие продавцы газет. На тротуаре высились сложенные в кучу пачки последнего номера «Цейлон таймс». Время от времени их грузили в подъезжающие грузовики.

Вскоре из остановившегося такси вышла Свани. Малко удивился, как это ей удается выглядеть свежей и цветущей даже в такую жару...

– Ну что? – Свани посмотрела по сторонам. Малко до сих пор ничего особенного не замечал. Внезапно позади них послышался скрип. Из-за пирамиды газет на мгновение выглянула чья-то голова, и Малко узнал безногого Питти-Питти.

– Ждите меня на противоположном тротуаре, – приказала девушка. Малко послушно пересек улицу, для вида купив по дороге газету. В передовой статье на восьми колонках описывался провал Тегеранской конференции стран-экспортеров нефти и выражалось удовлетворение по поводу того, что у Цейлона пока есть собственный природный запас. Заметка о покушении на Малко затерялась где-то на третьей или четвертой странице. Австриец не успел дочитать ее до конца: к нему уже шла Свани.

– Я знаю, кто посадил вас в ту машину, – объявила она. Несколько минут они стояли на краю тротуара, поджидая такси.

– Это безработный, – продолжала девушка. – Бывший докер по имени Джафна. Он живет в помещении Ассоциации молодых буддистов, около базара Петтах. Говорят, за вас ему обещали тысячу рупий.

Через десять минут они подъехали к Ассоциации. На тротуаре сидели на корточках человек двадцать тамилов и руками ели из мисок подозрительного вида рис. При появлении Свани они перестали жевать и смотрели на нее так, словно уже многие месяцы не касались женщины. В их глазах ясно читалось желание, смешанное с затаенной ненавистью к этой полукровке. Но Свани, словно не замечая их, прошла мимо и у входа в дом повернулась к Малко:

– Подождите на улице. Если он здесь, я вас позову. Все равно силой мы ничего не добьемся. – И она исчезла внутри здания.

Малко остался стоять у двери, готовый к любым неожиданностям. Сегодня, выходя из номера, он все же сунул за пояс свой сверхплоский пистолет, но пока что предпочитал не говорить об этом Свани.

Очень скоро девушка вышла, махнула Малко рукой и поспешила к ожидавшему их такси. По ее приказу водитель сразу же рванул с места.

– Его нет, – хмуро сказала она. – Но он часто ночует у брата, в булочной на шоссе Негомбо. Туда мы сейчас и едем.

Спустя несколько минут они достигли металлического моста через реку Келани-Санга. Трущобы понемногу сменялись буйной тропической зеленью, но кое-где еще встречались освещенные керосиновыми лампами глиняные хижины, в которых ютилось по пятнадцать-двадцать человек. Внезапно таксист затормозил и остановился. Заметив, что впереди на шоссе что-то происходит, Малко вышел из машины.

На дороге нос к носу стояли два автомобиля, а их водители дрались, суетливо тыча друг другу в челюсть худыми рахитичными ручонками. Вокруг них уже собралась внушительная толпа. Сингалы обожают зрелища: иные фильмы не сходят с местных экранов по полгода, А если развлечение еще и бесплатное – тут уж и говорить не приходится! Свани пришлось крепко выругать таксиста по-тамильски, чтобы заставить его объехать столпотворение. Они удалились в тот момент, когда водитель старого «мерседеса» получил некоторым перевес над хозяином такого же старого «фольксвагена», ткнув противника пальцем в глаз.

Они отъехали от центра Коломбо всего лишь на десять километров, а вокруг уже стояла сплошная стена непроходимых зарослей, едва не наступавших на дорогу. За последние двадцать минут никто не проронил ни слова. Мимо окон машины степенно проплывали огромные узловатые деревья.

Наконец такси замедлило ход.

– Приехали, – сказала Свани.

Они въезжали в довольно большой оживленный поселок. В окнах всех домиков виднелись керосиновые лампы, а напротив стоящего у дороги храма горело несколько десятков свечей.

– Булочная вон там, – указала рукой Свани.

На этот раз Малко пошел за ней: ему не терпелось вновь повидать того озорника, что вздумал использовать его в качестве живой мишени.

* * *

Булочник, жизнерадостный толстяк с лоснящимся от пота лицом, замешивал тесто, успевая отвечать на вопросы Свани и впридачу еще что-то напевать. Свани переводила его ответы Малко...

– Да, Джафна приходил сегодня после полудня. Нет, его здесь нет. Он моет слонов на реке и вернется через полчаса.

Малко и Свани переглянулись: они приехали не впустую. Брат Джафны принялся раскатывать тесто, украдкой поглядывая на Свани, что резко отрицательно сказывалось на качестве продукции. Затем он поднял голову и прибавил еще одну фразу.

Свани встревоженно посмотрела на Малко:

– До нас сюда приходил еще один человек! Он и Джафна ушли вместе...

Они выскочили на улицу. Река протекала в сотне метров от поселка. К ней вела узкая тропа. Опережая Свани, Малко побежал туда. Впереди раздался странный звук, и австриец понял, что это отчаянный рев слона.

– Там что-то случилось! – крикнула Свани.

Малко бежал во всю прыть и вскоре выскочил на маленький песчаный пляж. Перед ним текла река, берега которой представляли собой две стены из непроходимых зарослей. На пляже находились три слона. Один блаженно катался в желтоватой грязи, а два других вышли из воды и топтались на месте, поднимая хобот и печально трубя.

Подойдя ближе, Малко увидел, что между ними, уткнувшись лицом в песок, лежит человек. Не обращая внимания на слонов, австриец склонился над ним.

Из шеи лежавшего торчала круглая деревянная рукоятка. Малко перевернул тело и увидел глубоко сидящий в горле серп. Удар был столь сильным, что лезвие серпа рассекло обе сонные артерии и застряло в шейных позвонках.

Лицо убитого с широко открытыми глазами и разинутым ртом выражало крайнее удивление. Скорее всего, он так и не увидел, кто на него напал. Рука трупа еще сжимала половинку скорлупы кокосового ореха, которой он скреб слонам бока. Из страшной раны еще сочилась кровь: смерть наступила не более четверти часа назад. Не окажись их шофер таким любопытным, они, пожалуй, успели бы ее предотвратить...

Свани подошла к Малко. Успокоенные присутствием людей, слоны, перестали трубить и один за другим побрели по тропе в поселок.

Малко выпрямился и посмотрел вокруг. Пальмы-ротанги и гигантские папоротники росли так густо, что убийца мог затаиться в десяти шагах от них и при этом оставаться совершенно незамеченным.

Свани выглядела почти спокойней. За свою короткую жизнь она видела столько ужасов, что простой покойник ее уже не страшил.

– Серп, – задумчиво сказала она. – Я знаю только одного человека в Коломбо, который может совершить подобное убийство. Его зовут Лак. Ему заплатили за это триста или четыреста рупий. Он нас услышал, иначе не оставил бы оружие здесь.

– Откуда вы все это знаете? – спросил пораженный Малко.

– Я многое знаю, – вздохнула Свани.

– Значит, теперь нам предстоит найти его? – спросил австриец.

– Это не обязательно. Мне известно, на кого он работает. Скорее всего, ему заплатил Радж Бутпития.

– А кто он такой?

– Обычно он специализируется на контрабанде сапфиров. Но ему уже приходилось организовывать убийства. Это опасный человек.

– Я не удивлюсь, если вам известно и то, где его можно найти, – сказал Малко.

– Известно, – пожала плечами Свани. – Но это ничего не даст. Он тоже работает на других.

– На монахов?

– Возможно.

Они вернулись в деревню. Такси ожидало их на прежнем месте.

– Едем отсюда, – предложила Свани. – Здесь мы только зря теряем время.

Вспомнив свои утренние злоключения, Малко не стал возражать.

* * *

Такси остановилось напротив виллы Свани. Уже около десяти минут шел проливной дождь, не позволявший ничего разглядеть на расстоянии вытянутой руки. Улицы опустели. Кокосовые пальмы раскачивались от порывов океанического муссона.

Малко посмотрел на Свани, не решаясь спросить, почему она не высадила его у «Гальфаса». Девушка достала из сумочки деньги, расплатилась с водителем и повернулась к нему:

– Вы в опасности, – сказала она. – В «Гальфасе» вам могут преспокойно перерезать горло. Если вас пытались убить прямо на улице, значит, кому-то это действительно очень нужно, и этот кто-то не успокоится до тех пор, пока не осуществит то, что наметил.

Малко почувствовал невольное сердцебиение. Смерть отнюдь не казалась ему чем-то абстрактным: перед глазами стоял труп почти обезглавленного Джафны. Еще несколько часов назад парень улыбался и кланялся ему, а теперь...

– Может, мне переехать в другой отель...

Свани открыла дверцу такси:

– Лучше уже побудьте у меня. Здесь вас никто искать не станет.

* * *

В доме Свани пахло ладаном и духами. Слуги уже спали. Малко сел на стул в гостиной. Кобра, свернувшись клубком, по-прежнему лежала на веранде, похожая на музейное чучело.

Свани молча ушла в глубину дома. Малко принялся перебирать в памяти события, происшедшие за последнее время. За двое суток их случилось больше, чем он мог предположить, находясь в кабинете Дэвида Уайза, когда разглядывал фотографию Дианы Воранд. Здесь, на Цейлоне, творилось нечто необъяснимое, но, судя по трем, вернее, двум убийствам и одному покушению – достаточно серьезное.

А что, если Свани просто водит его за нос? Выбор между ней и Джеймсом Кентом не слишком воодушевлял... Почему сотрудник ЦРУ ему лжет? Кто из них говорит правду о другом?..

Малко попытался взять себя в руки. Если сомневаться во всех, ничего хорошего из этого не выйдет. Две вещи не терпели отлагательства: найти Раджа и узнать, что происходит на северо-востоке, в районе Тринкомали.

Почувствовав, что в комнате кто-то есть, австриец обернулся и испытал едва ли не самое сильное потрясение в своей жизни.

Перед ним стояла Свани. Вышитая золотыми нитками юбка по-прежнему благопристойно спадала до самых щиколоток, открывая лишь босые пальцы с покрытыми красным лаком ногтями. Но выше пояса девушка была полностью обнажена. Взгляду Малко открывалась изящная смуглая грудь с аккуратно подкрашенными сосками. Между ними на золотой цепочке висел огромный топаз.

Малко смущенно поднял глаза на ее лицо.

Свани посыпала волосы золотистой пудрой и на виске украсила их заколкой в виде бабочки. В ее ушах красовались два внушительных изумруда, а на лбу темнела традиционная «мушка».

Видя изумление Малко, девушка улыбнулась и сказала:

– Так когда-то одевались куртизанки. По-моему, у них был неплохой вкус.

ЦРУ мгновенно исчезло в густом тумане. С трудом вспомнив, что встречать женщину сидя неприлично, Малко встал, но мужчина тут же победил в нем джентльмена, и он нетерпеливо привлек Свани к себе. Он провел пальцами по шелковистой коже ее спины, почувствовал сквозь костюм прикосновение упругой груди... Но когда он уже наклонялся к ее лицу, девушка мягко отстранилась.

– М не могу провести с вами ночь, – мягко сказала она. – Я уже говорила, что за мной постоянно следят люди Сири. Но у вас был такой тяжелый день, и я нарядилась, чтобы хоть немного отвлечь вас...

Ее виноватая улыбка окончательно вывела Малко из душевного равновесия. Ему неудержимо хотелось сжать Свани в объятиях. На мгновение он представил себе, что произойдет, если он силой сорвет с нее оставшуюся одежду...

Но подобные поступки не делают чести наследному принцу, даже если он одновременно является внештатным агентом разведки.

– Я вовсе и не расценивал это как приглашение с вашей стороны, – постарался солгать он как можно искреннее. – Однако позвольте хотя бы поцеловать вам руку...

Свани протянула ему изящную руку, украшенную кольцами и браслетами. Малко почтительно коснулся ее губами, философски размышляя о том, как нелегко бывает порой сохранять светские манеры.

– Идемте, я покажу вам вашу комнату, – сказала Свани. – Кстати, по ночам Сива всегда спит около меня. И спит очень чутко...

После всех пережитых за день волнений Малко чувствовал, что уж он-то будет спать как убитый. И все же первый приз на конкурсе садистов-любителей он непременно вручил бы Свани...

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации