Электронная библиотека » Жерар Вилье » » онлайн чтение - страница 5

Текст книги "Цейлонские парии"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 15:15

Автор книги: Жерар Вилье


Жанр: Шпионские детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 12 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 8

Прислонившись к крылу «лендровера», Малко на секунду зажмурился от бьющего в глаза солнца. Его джинсы и рубашка давно пропитались потом и покрылись пылью.

Отсюда, с рыжеватой каменистой площадки, открывался великолепный вид на Бенгальский залив. Площадку окружали высокая трава и одинокие деревца. За ними возвышался серый конус каменной дагобы. Где-то поблизости должен был находиться монастырь, о котором говорила Свани.

Справа, внизу, тихая лазурная вода набегала на белый песок – идеальное место для уставших от городской суеты миллионеров...

И все же именно здесь, в этом спокойном живописном месте, нашел свою смерть бедняга Эндрю Кармер. Несмотря на яркое солнце и разноцветных бабочек, еще больше оживлявших и без того экзотичный пейзаж, Малко испытывал тягостное чувство, словно где-то рядом таилась, невидимая опасность. Ему вспомнились слова Свани: «Будьте осторожны: говорят, на этих местах лежит заклятие!»

Только этого ему еще не хватало...

Когда он ранним утром вышел из своей спальни, Свани уже встала и расхаживала по комнатам в строгом белом сари. Машину доставили точно в назначенный час. Провожая Малко, девушка вынесла из дома «винчестер» и коробку патронов.

Малко просунул руку в окно «лендровера», достал карабин и передернул затвор. Резкий металлический звук придал ему уверенности в себе. Эта штуковина намного надежнее пистолета... Австриец метр за метром продолжал осматривать землю. Что же такое необычное мог заметить здесь Кармер? Вот тут он оставил свою машину... Благодаря рассказу агента по прокату автомобилей Свани смогла нарисовать Малко довольно детальный план.

Тело обнаружили ниже, совсем рядом с дагобой. Малко на секунду пожалел о том, что не взял с собой Джеймса Кента. Тот, по крайней мере, тоже белый и тоже не верит в чудеса. Как не верят в них и шефы ЦРУ. Чтобы агент не выполнил поставленную задачу из-за дурных примет – это выше их понимания...

Малко посмотрел на часы. Уже четыре! А ведь он сел за руль еще в восемь утра... Последние сто километров его особенно утомили. За Тринкомали он, как ему и говорили, повернул налево. Первый километр оказался еще довольно сносным, но дальше шоссе превратилось в рыхлую извилистую тропу. Временами колеса «лендровера» увязали до осей и буксовали в рыжей глине. А иногда дорога на протяжении десятка километров напоминала стиральную доску: от нее ломило руки, отдавало в плечи, ухало в желудке... Вцепившись в руль, Малко боялся даже подумать о том, что произойдет, если машина вдруг сломается.

Жители последней деревушки, повстречавшейся австрийцу в пути, с изумлением и суеверным страхом смотрели, как «лендровер» сворачивает на заросшую лианами дикую тропу.

Один раз дорогу степенно перешел дикий буйвол. Это было единственное живое существо, попавшееся австрийцу за последние несколько часов, если не считать комаров, птиц и бесчисленных бабочек. Несколько раз Малко останавливал машину, выключал двигатель и прислушивался, тщетно стараясь уловить хоть какие-нибудь признаки присутствия людей. Ему казалось, что Коломбо с его шумом и будничной суетой остался где-то на другой планете...

Малко снял было свои темные очки, но тут же надел их снова: морская вода так сверкала на солнце, что было больно глазам.

Настала пора что-то предпринимать. Каменистая площадка не заключала в себе никакой загадки. Если в этих местах и скрыто что-то особенное, то оно должно находиться там, дальше, около дагобы...

Почему же его неотступно преследует это ощущение неотвратимой опасности?.. Внезапно за его спиной зашелестели листья. Малко резко обернулся и инстинктивно нажал на спусковой крючок. Выстрел разнесся на много километров вокруг. От раздавшегося грохота у австрийца зазвенело в ушах. Он со злостью и стыдом увидел, как в траву уползает крупная ящерица-игуана... В жизни ему нередко приходилось подвергаться опасности, но он не помнил, чтобы когда-либо реагировал на нее с такой нервозностью. Малко с горечью подумал, что стареет...

Серая громада каменной дагобы словно бросала ему немой вызов. Малко решил идти к ней, приблизился к краю площадки и сразу же увидел среди густой высокой травы узкую тропинку. По ней, скорее всего, и двигался Эндрю Кармер.

Австриец решительно спрыгнул с камней на тропинку. Он не хотел останавливаться на полдороге. Трава достигала такой высоты, что почти везде скрывала его с головой. Казалось, здесь солнце жгло еще сильнее, чем у подножия. Малко обернулся: «лендровер» уже скрылся из виду. Вздохнув, австриец зашагал дальше, крепко сжимая в руке тяжелый карабин.

* * *

Малко замедлил шаг и оглядел живые зеленые стены, возвышавшиеся по обе стороны тропы. Здесь начинался многоярусный лес, где лианы сплетались в невообразимо сложную паутину с висячими воздушными корнями саговников и смоковниц. Впереди тропа делала крутой поворот.

Внезапно из-за поворота донесся странный звук. Там словно работали огромные кузнечные меха. Малко прислушался. Сердце бешено стучало у него в груди. Он мысленно выругал себя за то, что сунулся в это Богом забытое место, и пожалел, что рядом нет верного и надежного человека – Элько Кризантема. В компании турка он чувствовал бы себя намного уверенней...

Положив ствол карабина на сгиб локтя, Малко двинулся дальше, но вскоре снова вздрогнул от того же звука: поблизости раздавалось могучее дыхание, переходящее в какой-то печальный стон. Австрийцу показалось, что все вокруг замерло: птицы умолкли, даже насекомые будто разом прекратили неприметную суету. Малко подумал, не начинаются ли у него от жары галлюцинации, и не лучше ли, пока не поздно, повернуть обратно... Кровь стучала у него в висках, в сердце закрадывалась необъяснимая тревога.

Вдруг впереди затрещали ветки, и из зарослей медленно вышел громадный слон, сразу загородив собой тропу. Увидев пришельца, он поднял хобот и угрожающе затрубил.

Малко остановился как вкопанный. Именно такое зрелище открылось глазам Эндрю Кармера в последние минуты его жизни... Австрийцу показалось, что он начинает терять рассудок. Малко, конечно, знал, что на Цейлоне еще встречаются дикие слоны, но по какой невероятной случайности этот слон появился именно здесь, именно сейчас – точь-в-точь как в случае с Эндрю Кармером?

«Винчестер» показался Малко детской игрушкой. Даже выпустив всю обойму, он не причинит толстокожему гиганту никакого вреда... Австриец стоял, затаив дыхание и не шевелясь. Пот заливал ему глаза, но вместо жары он чувствовал ледяной холод.

Слон не двигался с места. Он неотрывно смотрел на незваного гостя, слегка покачивая массивной головой. Малко понимал, что если слон бросится в атаку, он уже не успеет добежать до площадки, где стоит машина, а в траве от гиганта тем более не спрятаться. Превратиться в месиво под ногами слона – разве это подобающий конец для Его Светлейшего Высочества?..

Несколько минут, показавшиеся Малко вечностью, они неподвижно стояли друг против друга. Австриец боялся шелохнуться, чтобы не разозлить животное. Розовато-серая голова слона была сплошь покрыта морщинами, на месте бивней остались лишь желтоватые пеньки. Это озадачило Малко: он знал, что по спиленным бивням узнают домашних, прирученных слонов. Этот же выглядел скорее диким и агрессивным.

Малко сделал осторожный шаг назад, чтобы посмотреть, как отреагирует слон. Тот не сдвинулся с места. Австриец посмотрел по сторонам. Обойти слона по лесу не удастся: чаща казалась совершенно непроходимой. К тому же, запутавшись в лианах, он станет легкой добычей для серого великана...

Обрести хладнокровие ему помогло не что иное, как злость. Глупо отступать перед слоном, будучи почти у цели... Он внимательно осмотрел животное. Слон стоял вполоборота к Малко, косясь на него маленьким хитрым глазом.

Малко медленно присел на корточки. Его дыхание сделалось ровнее. Он почти полностью справился с волнением и чувствовал себя в хорошей форме. Он даст бой.

Глаз животного был не крупнее золотой двадцатидолларовой монеты. Малко постарался припомнить уроки стрельбы, полученные в Форт-Уэрте. Правда, по слонам в ЦРУ стрелять не учили... Малко не сомневался, что если попадет прямо в глаз, пуля проникнет в мозг и уложит слона на месте, Но если промахнется – слон растопчет его в блин, и никакой карабин уже не поможет...

Австриец тщательно вытер о джинсы вспотевшие ладони. Попасть нужно было с первого выстрела. Когда слон начнет двигаться, прицелиться уже не удастся.

Малко встал на одно колено и начал медленно поднимать «винчестер». Слон стоял на месте. Австриец продел левый локоть под ремень карабина, чтобы зафиксировать оружие, прикрыл левый глаз и выдохнул воздух. В прорези прицела отчетливо виднелись жесткие ресницы слона. Промахнуться с такого расстояния было практически невозможно.

Напрягши все мышцы, он начал нажимать на спусковой крючок.

– Стоп!

Голос за спиной прозвучал так внезапно, что Малко лишь чудом удержался, чтобы не выстрелить. Слон по-прежнему стоял не двигаясь. Малко поднялся на ноги и обернулся.

На тропе стоял буддийский монах – босой, с наголо обритым черепом, в оранжевом балахоне, закрывающем оба плеча. Лишь одна деталь отличала его от сотен других цейлонских «бику» – этот монах был белым.

Малко с изумлением уставился на него. Монах посмотрел на австрийца суровым, полным осуждения взглядом и сердито произнес по-английски, с заметным акцентом:

– Кто дал вам право убивать живое существо?

Все это было так неожиданно, что Малко не сразу нашел, что ответить.

– Кто вы такой? – спросил наконец австриец. Акцент монаха показался ему знакомым, но Малко тут же отказался от появившегося было предположения: оно выглядело слишком невероятным.

Вместо ответа белый монах приблизился к нему и протянул руку:

– Отдайте мне оружие.

Малко отвел карабин в сторону:

– Не вижу необходимости.

Ситуация становилась все более напряженной. Слон по-прежнему стоял поперек тропы...

Монах подошел еще ближе и схватил «винчестер» за ствол.

– Вы находитесь на территории буддийской общины, – злобно прошипел он. – Это святое место, где нечестивым места нет! Вы не имеете права здесь убивать!

– Я не знал, где я нахожусь, – ответил Малко, не собираясь выпускать оружие из рук. – Я просто защищался от дикого животного, которое собиралось на меня напасть...

Монах устремил на него испепеляющий взгляд:

– Лжете! Это страж нашей территории. Он на вас не нападал.

Напрашивался вывод, что все это время он следил за Малко. Австриец всмотрелся в лицо монаха. Толстые губы, широкие скулы, большие черные глаза и наголо обритый череп – в совокупности это производило довольно неприятное впечатление. Малко решил сбить его с толку.

– Вы ведь немец, – произнес Малко по-немецки, – Как вы здесь оказались?

Монах смущенно заморгал, словно его в чем-то уличили.

– Да, я немец, – признался он уже более спокойно, – но я давно принял буддийскую веру. Я живу здесь со своими братьями и провожу время в молитвах и медитации.

– Несколько дней назад в этих местах слон насмерть затоптал человека, – сказал Малко, пристально глядя на монаха. – Вам об этом известно?

Немец не отвел глаз.

– Очевидно, тот человек вел себя недостаточно осторожно, – холодно ответил он.

Это предположение можно было истолковать по-разному.

– Я хотел бы взглянуть на ваш... монастырь, – проговорил австриец. – Вы можете меня туда отвести?

– Это запрещено, – твердо ответил монах. – На посещение монастыря требуется разрешение нашего учителя.

– А где его можно увидеть?

– Его здесь нет.

Малко уже почти не сомневался в том, что монах имеет какое-то отношение к гибели Эндрю Кармера. У австрийца мелькнула мысль отвезти его под дулом карабина в Коломбо. Но он тут же распрощался с этим намерением: жители первой же деревни разорвут его на части.

– Уезжайте, – сказал монах. – Вам нечего тут делать.

Издали, откуда-то со стороны дагобы, донесся удар гонга. Глаза монаха злобно сверкнули.

– Настает время молитвы, – проговорил он. – Уезжайте и никогда сюда не возвращайтесь. Чужим здесь не место.

Малко опустил карабин. Что поделаешь... И все же существует ли какая-нибудь связь между этим монахом и Дианой Воранд? И зачем сюда приезжал Эндрю Кармер?

– Хорошо, я уеду, – сдался Малко. – Благодарю за теплый прием.

С этими словами австриец пошел прочь. Монах стоял на тропе и смотрел ему вслед. Перед поворотом Малко оглянулся: человек и слон оставались на прежних местах.

Вдали раздался новый удар гонга. Малко ускорил шаг. Может быть, он имеет дело с религиозными фанатиками? Ведь во все времена люди рубили друг другу головы и вспарывали животы во имя Христа... или Будды.

Слева, из кустов, с громким криком взлетел индийский дрозд. Предмет, на котором он сидел, сразу же привлек внимание австрийца, этот предмет, черный и блестящий, висел на ветке дерева, на трехметровой высоте. Малко взял карабин за приклад и принялся раздвигать стволом листву, спутанную с ветвями лиан. Наконец ему удалось отцепить предмет, и он вышел на тропу. Определенно, этот день был весьма удачным по части неожиданностей...

Малко держал в руке фотоаппарат «никои» с двухсотмиллиметровым телеобъективом. Аппарат отлично сохранился, лишь пластмассовый футляр немного деформировался от жары.

Австриец посмотрел на счетчик: владелец фотоаппарата отснял семь кадров. Малко взвел рычаг и нажал на спуск, затем попробовал вращать рукоятку перемотки пленки. По ее сопротивлению он понял, что пленка находится внутри.

У австрийца мгновенно возникло желание как можно скорее покинуть эти места...

* * *

Ручка двери «лендровера» раскалилась так, что обожгла пальцы. Внутри было жарко как в печи. Малко уселся за руль, слегка ошалев от зноя, подождал, пока глаза привыкнут к полумраку, и протянул руку к приборной доске, собираясь завести мотор.

И вдруг с пола донесся едва слышный шорох.

Побуждаемый только инстинктом самосохранения, Малко выскочил из «лендровера» и распластался на земле. В тот же миг с пола машины черной молнией метнулась полутораметровая королевская кобра, и ее ядовитые зубы впились в сиденье, туда, где секунду назад находился Малко. Выпустив яд и обезумев от резкого движения австрийца, змея выскользнула из машины и поползла к высокой траве.

Малко поднялся, чувствуя дрожь в коленях. Своим спасением он был косвенно обязан Свани: услышанный им шорох точь-в-точь повторял звук, производимый ее домашним охранником Сивой.

Прежде чем снова сесть в машину, австриец добрых пять минут ходил вокруг нее и ударял носком ботинка по металлическому кузову. Но других незваных гостей внутри не оказалось.

Малко сантиметр за сантиметром обследовал салон. Теоретически змея могла проникнуть внутрь через приоткрытое окно и устроиться отдохнуть на полу. Однажды в Техасе он вот таким же образом наткнулся на гремучую змею в телефонной будке. И все же это было маловероятно. Теперь Малко понял, почему монах пришел со стороны машины: перед этим он положил туда змею – еще один способ отвадить слишком любопытных приезжих... В случае «успеха» это вполне могло сойти за очередное трагическое совпадение. Кстати, Будда ведь имеет обыкновение иногда перевоплощаться в королевскую кобру...

Малко запустил двигатель, и знакомый звук немного успокоил его. Он твердо решил посетить этот монастырь, даже если для этого придется приехать сюда на тяжелом танке...

Глава 9

Джеймс Кент со злостью захлопнул дверцу холодильника:

– Три недели без масла! У местных нет валюты, чтобы его купить, а то, что присылают через посольство, разворовывают где-то в пути...

Несмотря на ясную погоду и яркое солнце, небольшой домик американца производил мрачноватое впечатление. Кому, например, могла прийти в голову нелепая мысль выкрасить потолок в коричневый цвет? От этого, пожалуй, могли испортиться нервы даже у тараканов... Голый до пояса тамил молча принес поднос со «стрингхопперзами» – национальным сингальским блюдом: нечто вроде блинов, увенчанных жареным яйцом.

Джеймс Кент понюхал чай и скорчил гримасу:

– Тьфу! Здесь все гадко, даже чай. А хлеб нужно поджаривать в духовке, чтобы из него вылезли долгоносики...

Малко подождал, пока слуга уйдет на кухню, и проговорил:

– Я все думаю о том немце-монахе... Кто же он на самом деле?

Кент развел руками и прошамкал, уплетая за обе щеки национальное блюдо:

– А черт его знает! Мне вообще-то говорили, что в буддийских монастырях попадаются европейцы, но сам я в них ни разу не бывал. Знаете, сейчас это модно, всякие снобы только и мечтают примкнуть к буддистам...

– Этот далеко не сноб, – возразил Малко.

Его плечи и руки еще ныли от езды по немыслимо разбитому шоссе Тринкомали – Коломбо. Обратная дорога заняла пять часов, и он вернулся в столицу глубокой ночью. Джеймса Кента не оказалось дома, и австрийцу пришлось переночевать в своем номере, в отеле «Гальфас», положив под подушку найденный в джунглях фотоаппарат и держа под рукой заряженный пистолет.

Он поднялся на рассвете и тут же помчался к Джеймсу Кенту, чтобы застать его трезвым. В этот ранний час Кент еще не был потерян для цивилизации и для ЦРУ. Рассказ австрийца вызвал у него неподдельный интерес. «Никон» лежал перед ними на столе. Кент пообещал, что отнесет его в посольство для проявления пленки.

– Может быть, это все же настоящий, убежденный монах? – предположил Джеймс Кент, управившись с яичницей. – В монахов-коммунистов я что-то не верю. Я здесь уже два года. Уж как мы не пытались склонить их на свою сторону! И все безуспешно. А русские?! Многие из них отлична говорят по-сингальски и ведут постоянную пропаганду. Китайцы постоянно приглашают всех местных отцов буддизм" к себе и обещают им златые горы... И тоже впустую. Монахам достаточно того, что здесь они полноправные хозяева, и их ничем невозможно соблазнить.

– Но ведь Кармера убили, – возразил Малко. – И в меня тоже стрелял «бику»...

– Вот этого я понять не могу, – признался Кент. – Прежде монахи никогда не вмешивались в дела иностранцев...

Американец, казалось, говорил совершенно искренне. Но Малко не мог поверить ему до конца: версия насчет Дианы Воранд не давала ему покоя.

– Я должен узнать, что происходит в этом монастыре, – сказал австриец. – Правдами и неправдами. И вы обязаны мне помочь...

Джеймс Кент поперхнулся чаем и резко поставил чашку на стол:

– Вы шутите! Здешние монахи всемогущи. Видели их храм на Дарли-роуд, возле Рабского озера? Два года назад это здание занимало государственное учреждение. Так вот, однажды монахи явились туда, сказали, что по их сведениям это священное место, и преспокойно заняли дом. Правительство не стало возражать и приказало чиновникам освободить помещение. Если в один прекрасный день они скажут, что посольство тоже священно, – придется убираться и нам... Так что раз уж они не хотят пускать вас в монастырь – ничего не поделаешь. Наш посол отрицательно отнесется к вашему намерению.

Малко не удовлетворился этим ответом, но появившаяся после долгой дороги усталость тяжелым грузом давила ему на плечи. Дело все больше запутывалось. Он взял со стола фотоаппарат и взвесил его на ладони.

– Давайте поскорее выясним, что здесь заснято. Может быть, это что-то прояснит, и мы сможем успокоиться?..

– Надеюсь, – угрюмо отозвался Кент, – Но я, если хотите знать, по-настоящему успокоюсь только тогда, когда сяду в самолет и покину эту дерьмовую страну.

Австрийцу надоели разговоры вокруг да около, и он решил рискнуть.

– Джеймс, – осторожно начал Малко, – я хотел бы задать вам один деликатный вопрос.

Американец нахмурился поставил чашку.

– Что значит – деликатный?

– Мне сказали, что Диана Воранд – ваша любовница...

Кент резко выпрямился.

– Какой сукин сын вам это сказал?

– Неважно. Это правда?

– Идите к черту, – пробормотал американец, в замешательстве глядя на пустую чашку. На несколько секунд в гостиной воцарилось гнетущее молчание. Наконец Кент поднял глаза.

– Ну, коль вы уже об этом знаете, не буду морочить вам голову, – устало произнес он. – Да, я с ней сплю. И могу добавить, что такой женщины у меня еще никогда не было.

Его глаза заблестели.

– Какие у нее ноги, если в вы только знали! Когда я впервые увидел ее, то сказал себе: «Джеймс, вот если бы тебе очутиться в постели с девчонкой, у которой такие ноги...» – Он внезапно умолк и покосился на Малко. – Может быть, вы примете меня за тупого самца, за похотливую свинью... Но этот идиотский климат и проклятое карри так возбуждают... А кроме старых кляч из «Синаноры» тут никого не найдешь. Надо лететь чуть ли не в Сингапур. На это у меня нет ни времени, ни денег...

– Если отставить ноги в стороны... то есть, в сторону, вы можете сказать о ней что-нибудь еще? – допытывался Малко.

– Я знаю но больше вашего, – пожал плечами Кент. – Она приехала примерно полгода назад. Появлялась на нескольких официальных приемах. Каждый раз ее платья были все короче. Сущий провокатор...

– Не кажется ли вам, что это не очень осторожно с вашей стороны? – перебил Малко. – Учитывая вашу должность...

Американец хмуро посмотрел на него.

– Да разве в таких случаях думаешь об осторожности?

Малко не хотел бередить его раны.

– Это не преступление, – заметил он. – Мата Хари тоже спала с кем хотела. Надеюсь только, что вы не говорили ничего такого, что могло бы ей пригодиться, окажись она в лагере противника...

Американец окончательно сник.

– Да вроде бы не говорил...

– Это с ней вы встречались позавчера вечером?

– Да, – ответил Кент, не глядя на Малко.

– Вы говорили ей о моей предполагаемой поездке?

– Пожалуй, мог и сказать...

Малко почувствовал, что еще немного – и от его благородного поведения не останется и следа.

– А вам не приходило в голову, что между вашим разговором и покушением на меня существует прямая связь?

Джеймс Кент покачал головой.

– Я понимаю, что поступил опрометчиво, но мне кажется, что девчонка тут совершенно ни при чем. Если она и совершила несколько глупостей из-за своих прежних убеждений, то теперь все это позади. Я даже склонен думать, что она приехала сюда с намерением отвлечься и забыть о прошлом.

Малко пристально посмотрел в лицо американца. Тот казался по-прежнему искренним. Возможно, в этом и заключалась его, Малко, главная ошибка... Что ж, тем хуже для него.

– Почему она согласилась стать вашей любовницей? – спросил ровным голосом австриец.

Кент покраснел:

– Что вы имеете...

– Будем рассуждать здраво, – бесцеремонно прервал его Малко. – Вы не красавец. И не богач. Она вполне могла бы найти себе парня помоложе. Если только Диана не спит со всеми подряд...

– Как?! – выдохнул злополучный донжуан. – Вы хотите сказать, что она близка со мной только потому, что у нее есть на это определенные причины?

Малко посмотрел на грязную рубашку американца, на его редеющие волосы, одутловатое лицо, мешки под глазами, и ему стало немного жаль этого незадачливого сотрудника посольства.

– Ничего нельзя сбрасывать со счетов, – ответил Малко. – Следует учитывать все варианты. Такова наша работа.

– Верно, – едва слышно пробормотал Кент, машинально вертя в руках чашку. – Вы правы. Я полный идиот. И понял это только сейчас. Разумеется, когда я познакомился с Дианой Воранд, у меня возникали кое-какие опасения... Но я так радовался своей удаче, что не стал задаваться вопросами. К тому же я не знал, что ее ищет ФБР. А когда узнал, у меня не хватило сил порвать с ней. Я же вам говорил – здесь, на Цейлоне, такими женщинами не бросаются. Она меня ни разу ни о чем не спросила, не заговаривала о политике, и я решил, что в Вашингтоне слегка преувеличивают. Они нередко сгущают краски... Когда вы приехали сюда, я надеялся, что ваше расследование не будет таким успешным. Но теперь я вижу, что ошибался.

– Мы еще ничего не знаем наверняка, – заметил Малко, – бывают же и совпадения. Ведь пока не доказано, что Диана Воранд связана с монахами. – Он пододвинул фотоаппарат к американцу. – Давайте для начала разберемся вот с этим.

Австриец пошел к выходу, но на пороге обернулся и добавил:

– Джеймс, я надеюсь, что увидев Диану, вы будете более сдержаны на язык...

– Не беспокойтесь, – горячо заверил Кент. – Я скорее его проглочу. Как только будут готовы фотографии, я позвоню вам в отель.

* * *

Питти-Питти протянул руку, бормоча молитву. Женщина остановилась и порылась в сумочке. Калека часто просил милостыню на этой площади, напротив суперсовременного здания Цейлонского банка. Здесь подаяния были щедрее: иностранцы легко избавлялись от медных монет, на которые почти ничего нельзя было купить... Но сегодня у Питти-Питти была дополнительная причина находиться здесь.

Он жадно вдохнул запах дорогих духов незнакомки. Ее ноги были совсем близко от его лица. Калеке на мгновение захотелось дотронуться до них рукой. Он до сих пор не мог привыкнуть к бесстыдству иностранок, особенно таких красивых, как эта... Питти-Питти со вздохом перевел глаза с короткой желтой юбки на высокую полную грудь. Внезапно он устыдился своей протянутой руки. Их взгляды на мгновение встретились. Женщина, похоже, угадала его мысли. Она вдруг покраснела, поспешно бросила в его тележку несколько монет и пошла прочь.

Монетки скатились на дорогу. Питти-Питти на минуту замер, завороженно глядя на длинные светлые волосы и стройные ноги удаляющейся женщины. Затем, злобно плюнув на тротуар и заскрипев подшипниками тележки, покатил за ней вдогонку.

Диана Воранд не спеша шагала по Йорк-стрит, вызывающе покачивая бедрами. Ей безумно нравилось чувствовать на себе горящие желанием взгляды сингалов, ежеминутно подвергаться на улице этому своеобразному молчаливому раздеванию.

Услышав пронзительный скрип заржавевших подшипников, она обернулась и увидела, что безногий калека едет за ней, петляя среди прохожих. Диана ускорила шаг.

Питти-Питти, изловчившись, стукнул утюгом молодого тамила, который загораживал ему дорогу. Тот вскрикнул и посторонился: не драться же с безногим...

Калека выбивался из сил. Тротуар Йорк-стрит был так разбит, что подшипники то и дело застревали в трещинах ж дырах. Местами асфальт размягчился от жары, и Питти-Питти казалось, что его затягивает в зыбучие пески.

Опираясь на сильные руки, он выбрался из очередного ухаба. Если бы его не попросила сама Свани, он ни за что не согласился бы на это изнурительное преследование. Для такого «получеловека», как он, это оказалось слишком тяжелым испытанием. Напрасно калека изо всех сил работал утюгами и расчищал себе путь громкими возгласами – силуэт светловолосой иностранки становился все более отдаленным.

Разумеется, он все равно ее найдет. Все попрошайки Коломбо уже предупреждены. Ей никуда не деться. Но Питти-Питти хотел справиться в одиночку, показать Свани, что она может на него положиться. Ведь красавица Свани так добра к нему. Она всегда приносит ему кокосовое масло для волос, и оно заглушает исходящий от него запах грязи и пота...

Поглощенный своими маневрами, он на минуту выпустил женщину из поля зрения, а когда вновь поднял голову, она уже исчезла.

Питти-Питти замедлил ход. Иностранка, скорее всего, зашла в одну из бесчисленных ювелирных лавок на Йорк-стрит. Потихоньку продвигаясь вперед, калека машинально заглянул в узкую темную подворотню на левой стороне улицы, перед пересечением с Принс-стрит, и в последний момент успел увидеть краешек знакомой желтой юбки.

Питти-Питти затормозил, одновременно успокоенный и заинтригованный. Он знал дом, в который вошла иностранка. Это была одна из резиденций гангстера Раджа Бутпития. Здесь печатались порнографические открытки для продажи туристам и часто хранились украденные ценности или контрабандный товар.

Что же привело красивую богатую иностранку сюда, в этот грязный бандитский притон?

У подворотни стоял мальчишка, продававший «Цейлон таймс». Питти-Питти свистом подозвал его к себе, что-то сказал на ухо, и мальчуган удалился, оставив калеке на хранение пачку газет.

Безногий вытер вспотевший лоб, отодвинулся к стене, чтобы не мешать прохожим, положил на голову газету, спасаясь от безжалостных солнечных лучей, и протянул руку:

– Pity!

Его плаксивый голос утонул в уличном шуме. Горожане равнодушно проходили мимо: нищие попадались в Коломбо на каждом шагу, и чтобы всем им угодить, не хватило бы и мешка медяков...

* * *

– Скоро мы узнаем, где скрывается тот «бику», что стрелял в вас. Он по-прежнему здесь, в Коломбо.

Свани объявила это очень спокойно, с показным безразличием. Расставшись с Джеймсом Кентом, Малко отправился к ней и застал девушку в тот момент, когда она разглядывала роскошные сари, недавно вывезенные контрабандой из Индии. Вся веранда была устлана разноцветными тканями. Торговец, высокий индус в белом саронге, сидел на корточках в саду.

Свани развернула отрез ярко-желтого шелка и приложила ткань к груди:

– Как по-вашему, мне идет?

Цвет ей действительно был очень к лицу. Но в данный момент Малко волновало не это.

– Вы очаровательны, – сказал он и добавил: – Но как мы найдем этого монаха и что будем с ним делать?

Свани отложила желтую ткань и взяла другую – красную парчу, отделанную золотом.

– Выманим его из дома, где он прячется, и похитим, – спокойно ответила она. – А потом заставим говорить...

Малко вздрогнул и покосился на торговца, равнодушно жевавшего бетель. Свани перехватила его взгляд и успокоила:

– Он понимает только хинди.

Девушка завернулась в парчовое сари и подошла к Малко.

– Это я, пожалуй, куплю. Если вам нравится...

Намек показался австрийцу более чем прозрачным, но, вспомнив об их последней встрече, он тут же поостыл.

– Чтобы мне понравиться, вам это не требуется...

– Вы на меня злитесь, правда? – задумчиво произнесла Свани, – за то, что я не согласилась провести с вами ночь... Но я уже говорила вам, что это невозможно. Сири обо всем узнает. Он не возражает против того, чтобы мы с вами встречались, но не более...

Прежде чем Малко успел ответить, она отвернулась и сделала знак торговцу. Тот поспешно подскочил и с проворством сороконожки начал сворачивать ткань в рулоны. Затем, отвесив Свани низкий поклон и пятясь к двери, он вышел из сада.

– Но вы же не заплатили! – удивился Малко.

Свани лукаво улыбнулась.

– Платит всегда Сири! Я не хочу лишать его удовольствия лишний раз поторговаться...

Она убрала ткань и села в кресло. Малко вновь принялся за горький чай. Перспектива пытать монаха его вовсе не воодушевляла. Не говоря уже о дипломатических последствиях, которые это неизбежно повлечет. Если мир узнает о том, что агент ЦРУ мучил бедного буддийского священнослужителя, в тот же день загорится добрый десяток американских посольств...

– Как же мы заставим его говорить? – не мог успокоиться австриец.

Свани, грызя орешек, небрежно ответила:

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации