154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Завещание оборотня"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 14 ноября 2013, 05:58


Автор книги: Александр Петровский


Жанр: Книги про волшебников, Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Александр Петровский
Завещание оборотня

Тема сегодняшней лекции – метаморфизм. Метаморфы, или оборотни, – это люди, способные более-менее произвольно изменять свое тело. Формально метаморфизм не является магической силой, но согласно исторической традиции метаморфов считают магами даже в отсутствие у них иных сил.

Метаморфы обладают повышенной способностью к регенерации тканей, сильным иммунитетом, и они не стареют, если сами того не желают. Эти качества приводят к очень высокой продолжительности жизни. Убить метаморфа крайне сложно, нанесённая ему рана быстро заживляется. Но их всё-таки убивали. Достоверно известны случаи их убийства разрывной пулей в сердце, отсечением головы, а также сожжением. Как вы понимаете, такие эксперименты больше не ставятся. Что касается аллергической реакции на серебро, то установлено – таковая реакция отсутствует. Раны, нанесённые серебром и сталью, заживляются абсолютно идентично. Это очередное суеверие, коих вокруг магии ходит немало. Упомяну также ещё одно опровергнутое суеверие – влияние на трансформацию полной Луны. Правда, на психически неустойчивых метаморфов полная Луна действует не хуже, чем на обычных неуравновешенных людей. Именно эти метаморфы в полнолуние превращаются в диких зверей и действуют подобно любым маньякам. Но именно такие и именно поэтому долго не живут.

Естественная продолжительность жизни метаморфов по разным оценкам составляет от тысячи до полутора тысяч лет. Предположительная причина смерти – переполнение памяти, в результате чего физически здоровый организм лишается базовых инстинктов и рефлексов. Когда теряются критические навыки дыхания или управления сердцебиением, метаморф умирает. То есть причина смерти функциональная, а не органическая. Зафиксировано менее десяти подобных смертей, на такой мизерной статистике нельзя делать далеко идущих выводов.

С точки зрения генетики, метаморфизм – рецессивный признак. Поэтому метаморфы рождаются у не-метаморфов. С другой стороны, дети метаморфа и не-метаморфа никогда метаморфами не являются, такие случаи неизвестны. Также неизвестен ни один факт рождения детей у пары метаморфов, хотя супружеские союзы между ними довольно часты. Объяснения этим закономерностям пока не найдено. Если бы метаморфы рождали метаморфов, ныне Земля была бы населена исключительно ими, ведь эволюционно метаморфизм – несомненный плюс.

Теперь о том, во что может при желании превратиться метаморф. Ещё раз напоминаю: любая магия ограничена физикой, в том числе законами сохранения, и поэтому во всех своих воплощениях метаморф имеет одну и ту же массу. Разумеется, проще всего осуществляется превращение в другого человека, то есть смена внешности. Но самым известным является превращение метаморфа в волкоподобное существо, обычно небывало агрессивное. Исследование останков таких существ (а их было убито немало) показало, что сходство с волком чисто внешнее, а более всего зверь напоминает одного из вымерших приматов. В то же время генетический анализ фиксирует полностью человеческую ДНК, то есть трансформации подвергается только фенотип, а генотип остаётся неизменным. В связи с этим была выдвинута гипотеза, что метаморф может превращаться только в то, что зафиксировано в его наследственном материале. Подробно об этом вам расскажут в курсах генетики и теории эволюции.

Среди метаморфов много богатых людей, что закономерно следует из высокой продолжительности жизни. Стандартный способ разбогатеть – размещение депозита в банке на сто-двести лет. Даже небольшая сумма за это время становится весьма приличной. Очевидно также, что способность менять внешность открывает дорогу для разного рода криминальных схем.

Сам характер метаморфизма, а также уже упомянутая сила традиции толкает магов-метаморфов к чёрной стороне силы. Но в новейшее время многое изменилось, и появились метаморфы, давшие клятву Мерлина, то есть ставшие белыми магами. Впрочем, больше половины из них впоследствии были лишены этого статуса за разного рода неблаговидные поступки.

Вот, собственно, всё, что достоверно известно о метаморфах. Идут исследования по трансгрессии гена метаморфизма обычным людям. Изыскивается возможность предотвращения естественной смерти метаморфов, эти исследования спонсируются самими метаморфами. Ни там ни там в ближайшее время никаких ошеломляющих результатов не ожидается. Тот результат, что метаморфизм не передаётся ни через укус (очередное опровергнутое суеверие), ни через секс, ни каким-либо иным простым способом, трудно назвать ошеломляющим.

Из курса «Введение в магию»

для студентов факультета теормагии

Кембриджского университета.

* * *

Джерри не имел ни малейшего желания сопровождать супругу к тётке, но и отпустить её одну боялся. Тётя Хильда временами бывала смертельно опасна. Конечно, Леони вполне способна за себя постоять, но в этом случае Хильда, скорее всего, умрёт, и у Леони возникнут нешуточные проблемы с полицией.

Вот же угораздило, подумал Джерри, связать судьбу с чёрной ведьмой, да ещё с такой, которая с трудом контролирует свои магические силы.

– Ты чем-то недоволен? – улыбнулась Леони. Одной из её магических сил была телепатия. – Следи лучше за дорогой.

– Слежу, – буркнул Джерри. – Вот скажи мне, зачем мы к ней едем? Нам больше заняться нечем?

– Я счёт не веду, но ты это спрашиваешь, наверно, уже в тысячный раз. С предыдущего ничего не изменилось.

– Раньше ты говорила, что твоя тётя умирает и просит приехать в гости.

– И сейчас скажу то же самое.

– Милая жёнушка, мы с тобой знакомы уже пять лет, и всё это время она умирает. Агония несколько затянулась, не находишь?

– Это может произойти в любой момент. Даже я не могу предсказать, когда это произойдёт. Слишком мало я знаю про таких, как она, чтобы хоть что-то прогнозировать.

Леони считала себя очень сильной ясновидицей, и Джерри не мог не согласиться, что подавляющее большинство её прогнозов сбываются. Правда, он совершенно не понимал, что же такое это самое ясновидение. Леони раз двадцать пыталась ему объяснить, что к чему, прежде чем убедилась в полной безнадёжности этих усилий.

– А я бы, Леони, предпочел про таких, как она, вообще ничего не знать. И жалко её, раз, как ты говоришь, она умирает. А с другой стороны, если опять-таки верить тебе, она прожила дольше любого из библейских патриархов.

– Она так говорит. А какой её возраст на самом деле, я не знаю. В литературе пишут, что оборотни живут примерно полторы тысячи лет. Если, конечно, их не убивают раньше.

– Я бы сказал, прожила она более чем достаточно. Не говоря уже о том, что помочь ей ты всё равно ничем не можешь.

– Скажи прямо, что ты её боишься. Не пытайся от меня что-то скрыть, я ведь читаю мысли.

– Основное моё чувство к ней не страх, а отвращение. Хотя страх тоже есть.

– Джерри, ты профессиональный боксёр, а она слабая женщина. И в кого бы она ни превращалась, она всё равно останется слабой женщиной.

Джерри содрогнулся, вспомнив чудовище, в которое иногда превращается слабая женщина Хильда. Лучше бы он ничего не знал об оборотнях!

Охранник на воротах махнул рукой, разрешая им проезд, и через несколько минут Джерри подъехал к парадному входу в дом. Как и подавляющее большинство оборотней, Хильда была очень богата. Её состояние, по разным оценкам, составляло от миллиарда до четырёх. В инвестициях Хильда совершенно ничего не понимала, но зато весьма неплохо разбиралась в людях, что среди владеющих телепатией было скорее правилом, чем исключением. Ей всегда удавалось находить толковых менеджеров. Они приумножали её состояние, не обижая при этом и себя. Происхождение начального капитала Хильды было Джерри неизвестно, но он не сомневался, что без криминала тут не обошлось.

Джерри вышел из машины, открыл пассажирскую дверцу и помог выйти жене. Это не было символическим актом вежливости. Леони действительно было трудно выйти из автомобиля самой. По прогнозам врачей, примерно через два месяца ей предстояло в четвёртый раз стать матерью. Огромный живот создавал Леони значительные неудобства, но она их стойко переносила.

В сопровождении дворецкого, производившего впечатление доставленного прямо из Англии прошлого века, супруги прошли в гостиную, где их уже дожидалась тётя Хильда. На самом деле она была не тёткой Леони, а каким-то отдалённым её предком, но насколько отдалённым, ни та ни другая не помнили. Разумеется, на свои полторы тысячи лет Хильда не выглядела. Хотя бы потому, что человечество не выработало стандарта, как должна выглядеть женщина в таком возрасте. Все пять лет, что Джерри был с ней знаком, она выглядела как восемнадцатилетняя девушка. Причём совершенно здоровая. Вот только мозг у этой девушки уже семь лет, если верить Леони, работал с перебоями. Джерри и сам видел, что порой состояние Хильды было неотличимо от маразма. Хотя Леони утверждала, что это совсем не маразм, объяснить ему разницу она так и не смогла.

Хильда поначалу не обратила на них ни малейшего внимания. С недоумённым видом она рассматривала начатую пачку сигарет. Подняв взгляд на вошедших, она спросила дворецкого:

– Что это такое?

– Это ваши сигареты, мэм, – невозмутимо пояснил дворецкий. За долгие годы он уже ко всему привык.

– Разве я курю?

– В данный момент нет, мэм.

– А вообще, значит, да. А разве женщине прилично курить?

– С вашими деньгами, мэм, прилично абсолютно всё.

– Довольно цинично сказано. Кстати, кто вы такой?

– Я ваш дворецкий, мэм.

– Давно?

– Шестнадцать лет, мэм. Примерно.

– А фамилия у вас есть?

– Есть, мэм, но вы и раньше не могли её запомнить, что уж говорить за теперешнее время.

– А они кто такие?

– Это ваши родственники, мэм. Мистер Джеральд и миссис Леони.

– Что они тут делают?

– Пришли к вам в гости, мэм, по вашему приглашению.

– А зачем я их приглашала?

Дворецкий равнодушно пожал плечами и промолчал. Леони думала о чём-то своём, Джерри откровенно скучал. Подобные идиотские сценки он наблюдал регулярно и очень сильно сомневался, что Хильда действительно ничего не помнит. Его сомнения не исчезли даже после заверения Леони, что Хильда действительно говорит что думает, со ссылкой на чтение её мыслей.

– Ладно, можете идти, – милостиво разрешила Хильда, и дворецкий не замедлил этим воспользоваться. – Может, вы знаете, зачем я вас пригласила?

– Понятия не имею, – сообщил Джерри. – И тем более не понимаю, зачем мы приняли ваше приглашение. Наверно, всё потому, что Леони по вас соскучилась.

– А мы давно не виделись?

– Дней пять.

– Не думаю, что Леони за пять дней могла сильно по мне соскучиться. Тем более что я даже не помню, кто она такая.

– Очень хорошо, – обрадовался Джерри. – Леони, пошли домой.

– Леони, а ведь я тебя всё-таки помню. То есть вот сейчас вспомнила. Ты жена Саймона. Ты погибла во время бомбёжки Лондона. Как же такое может быть? – удивилась Хильда.

– Я не та Леони, – терпеливо пояснила супруга Джерри. – Я и родилась-то уже после войны.

– Точно-точно! – обрадовалась Хильда. – Вспомнила! Ты не та Леони, и Саймон тебе не муж, а отец!

– Именно так, – подтвердила Леони.

– А та Леони, что погибла при бомбёжке, значит, твоя мать. Она погибла во время войны, а ты родилась после той самой войны. Что-то тут не вяжется! Хотя как телепат, уверенно заявляю, что ты говоришь правду. Кстати, что такое «телепат»?

– Чтец мыслей.

– А почему так просто не сказать, зачем непонятные слова придумывать?

– Не знаю, тётя Хильда.

– Хильда – это я?

– Да.

– И я действительно твоя тётя?

– Нет. Ты мне пра много раз бабушка.

– Называй меня лучше тётей. Мне так больше нравится. Кстати, я вспомнила. Ты замужем за гладиатором.

– Нет, тётя. Гладиаторы были в Риме. Это было очень давно, теперь их нет.

Джерри знал, что последний гладиатор принял смертельный бой на потеху зрителям на пару веков раньше предполагаемого рождения Хильды. Да и родилась она отнюдь не среди римлян, а среди то ли викингов, то ли нибелунгов, Джерри постоянно путал одних с другими.

– Но я же точно помню, что видела гладиаторов совсем недавно. Вот в этом магическом кристалле.

– Это телевизор, тётя.

– Да какая разница, какое у него название?

– Ну, просто в нём нет никакой магии или мистики. Обыкновенная техника.

– Это механическое устройство?

– Да.

– А как оно работает?

– Тётя, я имею некоторое представление, как работает телевизор, но объяснять это тебе незачем. Ты даже если поймёшь, то через пять минут напрочь забудешь.

– Ладно, это действительно неважно. Так вот, это устройство, как бы оно ни работало, показывало гладиаторский бой. И они сами друг друга называли гладиаторами, так что тут не ошибёшься.

– Тётя, гладиаторы говорили на латыни. Ты не знаешь латынь.

– Неправда! Они говорили на английском. А я понимаю английский?

– Да, тётя. Ты, наверно фильм про гладиаторов видела. Фильм о прошлом.

– То есть это устройство показывает то, чего на самом деле нет?

– Именно так, тётя.

– А зачем?

– Долго объяснять. В основном для развлечения.

– То есть вроде как саги показывает? Но я точно помню, что вот этого рыжего, с перебитым носом, видела по магическому кристаллу, и голос сказал, что он настоящий гладиатор.

– На самом деле Джерри боксёр.

– Что такое «боксёр»?

– Кулачный боец.

– Почему бы так и не говорить? Ну да ладно. Это он вдул тебе такой живот?

– Да, тётя. Это будет наш четвёртый ребёнок.

– Я вспомнила. Это Джеральд Пауэрс. Его показывали в магическом кристалле. Голос сказал, что он настоящий гладиатор. Что же получается, голос соврал?

– Имелось в виду, что он сражается так, как раньше сражались гладиаторы.

– Я смотрела кулачные бои, ничего похожего на гладиаторские. И они совсем не используют боевую магию. Почему?

– Запрещено правилами, тётя.

– Тогда чем маги в этих боях лучше смертных?

– Ничем.

– Так, Джеральд Пауэрс. Отвечай мне, какая у тебя магическая сила?

– Никакой, – признался Джерри.

Подобные диалоги происходили каждый раз и ничего, кроме смертной скуки, уже давно у него не вызывали.

– Леони, тебе не стыдно совокупляться со смертным? Это же позор для ведьмы! Ведьма имеет право это делать только за деньги!

– Мне стыдно, тётя, – согласилась Леони. – Но я не могу ничего с собой поделать.

– Ты должна его убить! Прямо сейчас! У меня достаточно денег, чтобы уладить все проблемы, которые могут возникнуть. Кстати, я вспомнила, зачем я тебя звала сюда. Я хотела тебе сказать, что, если ты перестанешь с ним спать, я оставлю тебе все мои деньги. Ты ведь знаешь, что я вот-вот умру.

– Да, тётя, я уже семь лет это знаю.

– И тебе не нужны мои деньги? Поверь, их очень много! Такое количество тебе и не снилось!

– Мне вообще не снятся деньги. Не знаю почему.

– Раз ты не хочешь убить этого смертного, придётся это сделать мне!

Опять, с горечью подумал Джерри. Ну сколько же можно?

Хильда начала быстро меняться. Выдвинулись клыки, тело покрылось шерстью. На каком-то этапе превращения она сбросила халат. Получившийся монстр имел неимоверно жуткий вид. Опять этот стриптиз, расстроился Джерри. Вот только интересно, зачем она шерсть отращивает? Ведь шерсть на боевые качества монстра непосредственно не влияет.

Монстр прыгнул на Джерри, раскрыв пасть с ужасающими зубами. Чем-то зверь напоминал волка, но у волков не могло быть таких когтей. Джерри уклонился от когтей и зубов, сделав шаг в сторону, и вполсилы нанёс удар по голове чудовища. Зверь завершил прыжок на полу и не шевелился.

– Ну вот, видишь, а ты боялся, – прокомментировала поединок Леони и позвала дворецкого.

– Опять, да? – поинтересовался дворецкий.

Леони кивнула.

– Пойдём, у нас много дел в других местах, – предложила она Джерри.

Выведя автомобиль за пределы поместья Хильды, Джерри снова, уже неведомо в какой раз за последние пять лет, поинтересовался:

– Леони, зачем ты к ней ездишь? Ну ведь не ради денег же! Почему ты терпишь все выходки этой вздорной старухи? Именно старухи, хоть она в своём человеческом облике и выглядит юной девушкой.

– Я тебе уже много раз говорила. Я пытаюсь защитить нашу семью. Отвратить неизбежное, так сказать. Она не хочет, чтобы мы жили вместе. И у неё достаточно средств, чтобы исполнить любое своё желание.

– Да она о нас забудет, как только мы скроемся с её глаз! Ты же видишь, что она ни хрена не помнит!

Леони промолчала. Джерри, не будучи ясновидцем, её действий не понимал. Она же доверяла своему ясновидению и была уверена в их правильности. Но Леони знала, что даже оптимальное поведение даёт всего сорок три процента шансов избежать крупных неприятностей.

* * *

Когда дворецкий поднёс к её носу нашатырь, Хильда резко вдохнула и открыла глаза. Она попыталась что-то сказать, но тело монстра не было предназначено для речи. Она быстро вернула себе человеческий облик, надела сброшенные ранее халатик и туфли и только после этого заговорила:

– Ты знаешь, меня ударил этот кулачный боец!

– Да, мэм, я догадался.

– Но почему он не испугался меня?

– Потому что уже не раз видел вас в зверином обличье. К тому же он привычен к дракам и довольно силён.

– А ты меня не боишься?

– Нет, мэм, я тоже видел вас в разном обличье и за шестнадцать лет привык.

– А сам не хочешь стать таким же, как я?

– Хочу, мэм, да что толку от таких желаний?

– Я могу тебя превратить в оборотня.

– Не можете, мэм. Вы уже пробовали, ничего не вышло.

– Разве я тебя кусала?

– Да, мэм, не менее двухсот раз в разных обличьях.

– А секс между нами был?

– Много раз и тоже в разных ваших обличьях.

– И не помогло?

– Нет, мэм.

– Ну хоть секс со мной тебе понравился?

– По-разному, мэм. В зависимости от вашего обличья в тот момент.

– А ты мне за секс заплатил?

– Конечно, мэм, – дворецкий знал, что бесплатный секс с ведьмой может быть наказан смертью. По крайней мере, в этом доме.

– Тогда позови моего стряпчего.

– Сейчас их называют адвокатами. Я позову его, и он приедет примерно через час.

– Чудесно. А пока он едет, объясни, что нужно делать с сигаретами. Совершенно ничего не помню.

* * *

Отвезя жену домой, Джерри отправился на тренировку, Леони же намеревалась отдохнуть. Все беременности, несмотря на хорошо оплачиваемые усилия врачей, она переносила ужасно. Четвёртая исключения не составляла. Убедившись, что с детьми всё в порядке и они под надёжным присмотром нянечек, Леони направилась в спальню, но телефонный звонок нарушил все её планы. Звонил брат с сообщением о том, что отцу стало хуже и он срочно хочет её видеть. В такой ситуации у Леони выбора не было. Отец, в отличие от Хильды, оборотнем не был и потому вряд ли будет умирать несколько лет.

Не желая сама садиться за руль, Леони вызвала такси. В доме отца её встретил врач и сказал только одну фразу: «В любой момент». Леони кивнула и вошла в комнату отца.

Саймон, её отец, умирал, и не нужно было быть ясновидцем, чтобы это понять.

– Леони, скажи мне честно, – попросил он. – Я сегодня умру?

– Ты сам ясновидец, отец. Зачем тебе нужно моё подтверждение?

– Вдруг я ошибаюсь? – с трудом улыбнулся он. – Дай прогноз.

– Девяносто семь против трёх, что ты не доживёшь до полуночи, – неохотно предсказала Леони.

– Ты чёрная ведьма и имеешь полное право врать в профессиональных вопросах. Но, думаю, сейчас ты сказала правду. Позови ко мне Марка.

– Я здесь, отец, – Марк, брат Леони по отцу и кузен по матери, был старше неё на двадцать четыре года. Несмотря на всё это, они поддерживали очень хорошие отношения.

– Надо же, сынок, а я тебя не видел. Неудивительно, я почти ослеп. Старый я.

Леони это заявление нисколько не удивило. Отец был далеко не молод, когда она родилась, и за двадцать один год моложе не стал.

– Дети мои, прежде чем с вами последний раз попрощаться, хочу закончить последнее своё земное дело. Всё имущество, которое я скопил, праведно и неправедно, я оставляю вам. Поклянитесь, что вы разделите его поровну и без скандала.

– Клянусь, отец, – Марк с огромным трудом сдерживал слёзы.

– Клянусь, – Леони держалась совершенно спокойно.

– Хорошо. А теперь обсудим мои похороны. Леони, воинские почести будут?

– Конечно. Тут и прогноз не нужен.

– И совсем уж последнее. Леони, скажи как ясновидица. Я там встречусь с твоей тётей?

– Шестьдесят четыре против тридцати шести, что да, – Леони не верила в загробную жизнь, но, как немного ранее отметил её отец, имела полное право врать в профессиональных вопросах.

Отец молчал. Через некоторое время Леони подошла к нему и закрыла его глаза.

– Могла бы сказать ему перед смертью хоть одно ласковое слово, – попрекнул её Марк.

– Я ему сейчас сказала ровно столько ласковых слов, сколько слышала от него за всю жизнь. Он по-настоящему любил только одного человека – твою мать. Ну и тебе симпатизировал, потому что ты на неё немного похож. Может, и моей матери тоже симпатизировал, они ведь сёстры и сходство, судя по фотографиям, между ними было. Я, к сожалению, матери совсем не помню. Но заметь, встреча с нею на том свете его абсолютно не волнует. Для него есть только одна женщина, достойная внимания.

– О мёртвых хорошо или никак, верно? К тому же он к тебе неплохо относился. По-своему.

– Ну да. Лет так до десяти. Пока не стало окончательно ясно, что с его любимой Леони у меня общего только имя и одна магическая сила.

– Ну, может, просто не проявлял чувств, он же британский джентльмен как-никак. Все эмоции глубоко внутри.

– Настолько глубоко, что телепат моего уровня даже отголоска их не чувствовал. Ладно, Марк, займись формальностями, а я поеду домой.

– Ты мне не поможешь?

– Нет. Меня тошнит.

– От отца?

– От сына. Если доктор правильно определил пол ребёнка. Меня тошнит из-за беременности. Токсикозом это называется. К тому же я зверски устала. Ездила сегодня к Хильде, чтоб её черти взяли поскорее!

– Ты же не веришь в чертей.

– Ради такого дела готова поверить. Если это поможет.

– Она всё ещё не отказалась от идеи прикончить Джерри?

– Нет. Но пока пытается сделать это сама. Когда-нибудь она додумается до идеи кого-то нанять, и я быстро стану вдовой. Давно бы отправила её в ад, но…

– Знаю. По твоему прогнозу ясновидицы, это не останется безнаказанным.

* * *

– Джерри, ты опоздал на двадцать три минуты! – тренер был страшно недоволен.

– Занят был, – расплывчато объяснил Джерри. Подробно рассказывать о визите к Хильде в его планы не входило.

– Ладно, быстро переодевайся и займёмся делом. Этот долбанный Невадский Лев тебя и так порвёт, а если тренироваться не будешь, то порвёт с позором.

– Супруга даёт мне шансы на победу семь процентов.

– Миссис Леони завышает твои шансы, потому что тебя любит. Я бы оценил их в ноль. Он же чемпион. Ты на ринге будешь как в пасти у этого льва. Он почти все бои заканчивает нокаутами. Тебе не нужно бы с ним биться, это не твой уровень.

– У меня будет другой шанс сразиться за пояс?

– Нет, Джерри, не будет. Смотри на вещи разумно. Ты недостоин носить чемпионский пояс. Лев – безоговорочный лидер в твоей категории, и тебе предложили чемпионский бой только потому, что два десятка бойцов, которые на голову сильнее тебя, его боятся и от боя с ним отказываются.

– А я не боюсь и согласился. Тренер, у тебя есть план, как его победить?

– Джерри, вернись на грешную землю, – засмеялся тренер. – У меня нет такого плана. Его и быть не может, ни у меня, ни у кого другого. Наша задача – достойно проиграть. И это тоже не очень выполнимо. Он валит почти всех противников, а сам ещё ни разу даже не падал на пол. Тех ребят, которые в бою с ним простояли на ногах до конца, не увалить даже кувалдой. А ты не такой. Твоя челюсть, конечно, не хрустальная, но и не бетонная. Тебе не выстоять.

– Тогда, тренер, работаем по вот какому плану. Этот Лев во всех последних боях первые пять-шесть раундов валяет дурака. Вряд ли со мной он будет действовать иначе.

– Это требование спонсоров. Зрители платят за шоу, и если он увалит противника на десятой секунде, почувствуют себя обманутыми. Вот он и не спешит.

– Действуем так. Два раунда я буду от него бегать, а он пусть делает вид, что хочет меня догнать. В третьем, когда он совсем уж расслабится, изыщу возможность для контратаки и постараюсь свалить его парой ударов. Если не получится, второго шанса он не даст.

– Он тебе и первого не даст.

– Леони предсказывает, что вероятность успешной атаки в третьем раунде – тридцать пять процентов. И если получится, то шансы на победу – сорок четыре процента.

– Так это миссис Леони такой план разработала? Супруга твоя, конечно, спец в прогнозах, но ведь обе вероятности меньше половины.

– Только что ты говорил, что шансов нет совсем. Так что готовь именно этот план на поединок. Бой продлится не дольше четырёх раундов, исходи из этого.

– Авантюрный план. Но другого нет. Ну почему я работаю в Британии, а не где-то ещё? В Штатах баб и близко к боксу не подпускают.

– Леони говорила, что в ближайшее время у нас и премьером будет женщина.

– Куда катится мир? Во времена моего деда Империя занимала полмира, а что сейчас? Полтора острова и Гибралтарская скала. Это мы в войне так удачно победили, понимаешь ли. Теперь ещё и женщина премьером будет… Кого конкретно миссис Леони имела в виду?

– Не знаю. Я далёк от политики. Тренер, лучше подумай над реализацией плана на поединок. А я приступаю к отработке кросса справа через руку. Другим ударом этого типа мне не достать.

* * *

– Прибыл адвокат, мэм, – почтительно доложил Хильде дворецкий. – Вы готовы его принять?

– Готова. Кстати, кто такой «адвокат»?

– Раньше их называли стряпчими, мэм.

– Зачем нужны эти новомодные слова, которые невозможно запомнить, если они ничего нового не означают?

– Не знаю, мэм. Я всего лишь дворецкий.

– Хорошо. Пусть заходит стряпчий.

Дворецкий покинул комнату, и вместо него сразу же вошёл адвокат.

– Добрый день, – поздоровался адвокат. – Что вы хотели, мисс Хильда?

– Вы стряпчий?

– Да.

– У меня такое чувство, что мы уже встречались раньше.

– Да, мисс Хильда, примерно две недели назад.

– Помогите мне решить личную проблему. Моя дочь Леони сошла с ума. Точнее, она не дочь, а скорее внучка, только не совсем внучка.

– Вы это мне уже рассказывали в прошлый раз. И в позапрошлый тоже.

– Так вот, она не просто бесплатно спит со смертным, но и рожает от него детей! Это хуже, чем плевок мне в лицо!

– Мисс Хильда, но такое в наше время считается нормой. Многие маги вступают в брак со смертными, и ничего страшного при этом не происходит.

– А для меня это не нормально! Я этого не потерплю! Рожать детей от смертных допустимо только для оборотней в случае подмены! Когда женщина-оборотень занимает место смертной женщины.

– Вы это уже говорили, и не один раз. С тех пор, когда эти правила действовали, сменилось много поколений.

– Но я не сменилась! Для меня они действуют до сих пор! Мерзавец должен умереть! О том, чтобы бросить его, она и слышать не хочет.

– Мисс Хильда, я вам уже говорил об этом. Если вы лично его убьёте, вам абсолютно ничего не будет. Любой адвокат, то есть стряпчий, и я в том числе, легко докажет, что вы не можете отвечать за свои противоправные поступки, ибо они вызваны помутнением рассудка. Но наем убийцы – это совсем другое дело! Тут уж вам не отвертеться, сославшись на старческое слабоумие!

– Я не могу его убить сама! Он профессиональный кулачный боец. Когда он меня избивает, мне не только больно, но ещё и обидно! Вот вы все меня называете Хильдой, а во времена, когда я была Брунгильдой, многие сами умирали от ужаса, когда я превращалась в зверя! А этот ублюдок меня почти не боится!

– Я вам уже говорил, что времена изменились. Вам придётся или смириться, или пожертвовать оставшимся сроком жизни.

– Это почему ещё?

– Если вы наймёте убийцу, Джеральд, конечно же, обречён. Но полиция будет его смерть расследовать всерьёз, он известный человек в королевстве, и как спортсмен, и как супруг богатой женщины. Миссис Леони, конечно, богата не так, как вы, но у неё хватит денег и на частных сыщиков, и на то, чтобы полиция работала без дураков. А помимо прочего, она ещё и ясновидица. Ей определить заказчика этого убийства – раз плюнуть. Даже если убийство замаскировать под несчастный случай или естественную смерть.

– Ясновидение ей для этого не потребуется. Она умеет читать мысли. Так что мои планы насчёт её дружка для неё не секрет.

– Тем более, мисс Хильда. Так что решайте, что для вас важнее. Ваша нормальная жизнь, какой бы срок до её завершения ни оставался, или месть Джеральду Пауэрсу, хотя я совершенно не понимаю, за что именно вы намерены ему мстить.

– Значит, не понимаете, чем он меня обидел? Он смертный и этим позорит мою дочь! То есть не дочь, а…

– Вы уже объясняли, кем вам приходится миссис Леони.

– А раз вы не понимаете, в чём тут оскорбление, напрашивается вопрос: а может быть, вы сами смертный?

– Только в том смысле, что рано или поздно умру, как и все остальные, включая вас. Я маг-телепат и удивлён, что вы этого не заметили.

– Да, теперь вижу. Не заметила, потому что думала о другом. Мне теперь тяжело думать о нескольких вещах сразу. Но это неважно. Вы мне предложили решить, что важнее. Я решила. Важно и то и другое.

– Это невозможно.

– Быть может, невозможно для вас. Но не для меня! Кто-то мне говорил, не помню, кто, что с такими деньгами, как у меня, нет ничего невозможного.

– Это я вам говорил. Но я имел в виду, что…

– Какая разница, что имелось в виду! Главное, что это правильно по сути. Так вот, проблема в том, чтобы я наняла убийцу и сделала это, не противореча дурацким законам.

– Наём убийцы – это всегда преступление.

– Хорошо. Оставим эту тему. Я ведь скоро умру, правда?

– Насколько я знаю, да. Ваша жизнь явно подходит к концу. Но я вовсе не исключаю варианта, что, пока она будет подходить к концу, вы переживёте меня.

– Вы мне напоминаете бабочек-однодневок. Такая короткая жизнь! Но речь не об этом. Будет ли разумно с моей стороны составить завещание?

– У вас есть завещание. По нему всё ваше имущество после вашей смерти достанется вашему сыну Стивену. За вычетом налогов и пошлин, разумеется.

– Разве у меня есть сын? Я думала, все мои дети умерли. Знаете, как неприятно, когда дети умирают раньше тебя? А я около сотни детей пережила! Но если у меня есть сын, почему он не приходит ко мне в гости?

– Он не может приходить сюда в гости, потому что он здесь живёт.

– В этом доме?

– Да. И, насколько мне известно, вы с ним ежедневно плаваете в бассейне.

– Как же, помню! Только что же это значит? Тот парень по имени Стивен – мой сын? – Хильда густо покраснела.

– Не переживайте, мисс Хильда, хотя это в нынешние времена нормой и не является, особо страшного в инцесте тоже ничего не видят.

– Инцест – это когда сын с матерью, да?

– В том числе и так.

– А чем занимается мой сын Стивен? Я думала, его нанял дворецкий. Ну, чтобы купать меня в бассейне. Но раз он мой сын, вряд ли его наняли.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации