Электронная библиотека » Юрий Тавровский » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 28 июля 2018, 20:00


Автор книги: Юрий Тавровский


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Юрий Тавровский
Си Цзиньпин
Новая эпоха

Серия «Юрий Тавровский. Авторская серия»


© Тавровский Ю. В., текст, 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Учитель сказал: «осуществлять правление, опираясь на добродетель, – это подобно полярной звезде. Она замерла на своем месте. А все другие звезды движутся окрест ее».

Конфуций. Луь юй. II-2
Перевод Л. С. Переломова


Введение
С высоких гор видно далеко


Книга «Си Цзиньпин: новая эпоха» является продолжением предыдущей, под названием «Си Цзиньпин: по ступеням китайской мечты». Между выходом двух книг прошло всего три года. Но за это время произошли события, которые позволяют говорить о вступлении Китая в новую историческую эпоху. Обобщив идеологические и практические перемены пятилетнего периода после выдвижения Си Цзиньпином долгосрочного плана «китайской мечты о великом возрождении китайской нации», XIX съезд Компартии Китая в октябре 2017 г. пришел к однозначному выводу: партия и руководимая ею страна теперь живут в условиях «социализма с китайской спецификой новой эпохи».

Главные цели книги таковы: изложить ключевые события и проанализировать важнейшие тенденции первых пяти лет руководства Си Цзиньпина. Особое внимание при этом уделяется экономике, общественным отношениям, внешней политике и отношениям с Россией. Еще одна цель – напомнить о непростой биографии «главного китайца планеты», рассказать о неразрывно связанных с ним ярких фигурах отца Си Чжунсюня, выдающегося деятеля революционной эпохи, а также Пэн Лиюань, жены и знаменитой исполнительницы народных песен. Особое место занимает анализ решений XIX съезда КПК и вытекающих из них в обозримом будущем событий и явлений.

Желание написать книгу о Си Цзиньпине впервые появилось у меня вскоре после его выступления про «китайскую мечту о великом возрождении китайской нации» в конце 2012 г. Обдумывая основные положения новой концепции и работая над статьями о ней, я понял, что в Китае появился необычный лидер. Он явно пришел к руководству страной не только для того, чтобы решать текущие проблемы и обеспечивать движение страны по инерции, пусть даже вызывающей зависть во всем мире. Постановка двух масштабных и долгосрочных «столетних целей» с их реализацией в 2021 и 2049 гг. продемонстрировала способность нового лидера заглядывать в будущее. Призыв к «великому возрождению китайской нации» доказал готовность ставить перед нацией мобилизующие, стратегические цели.

Этот долгосрочный план вобрал в себя весь 60-летний жизненный опыт Си Цзиньпина: долгие годы изнурительной работы среди беднейших крестьян, десятилетия управления сначала деревнями и уездами, а затем провинциями и мегаполисами, изучение трудов древнекитайских мудрецов и классиков марксизма. В этом плане просматриваются заветы его отца Си Чжунсюня, не боявшегося «идти против течения» и репрессированного за это старого революционера, который успел после реабилитации воплотить свою «китайскую мечту» в создании знаменитых специальных экономических зон в приморских провинциях Китая.

План «китайской мечты» не стал «чистым листом бумаги, на котором можно писать самые красивые иероглифы». Он учитывает ошибки прежних правителей Поднебесной, которые привели к унижениям великой державы, к трагическим экспериментам в экономике и авантюрам в политике. Он базируется на разработанной Дэн Сяопином и другими старыми революционерами стратегии «реформ и открытости», которая вывела Китай на нынешнюю траекторию успеха.

Наряду с трезвым анализом внутренних проблем и международной обстановки этот план несет в себе заряд яростного идеализма, который вел китайских революционеров на кинжальный огонь японских и чанкайшистских пулеметов. Он сохраняет сгусток веры в возможность построения общества благополучия и справедливости.

Си Цзиньпин и его великие предшественники

Из прочитанных за 50 лет книг по истории Китая я вынес такое убеждение. Раз в несколько веков во главе этой страны в решающие моменты оказывались деятели, которые понимали необходимость развития державы по новому пути. Своей харизмой, своей могучей энергетикой они придавали необходимый импульс движения, которого хватало наследникам на долгое время. Они приходили со своими стратегическими проектами и оставались в истории благодаря их успешному претворению в жизнь.

В Китае стали почитать героев истории. Гигантские фигуры императоров Янь-ди и Хуан-ди в окрестностях города Кайфэн


Победивший всех своих соседей в многолетней войне первый император «всея Китая» Цинь Шихуан-ди видел необходимость объединения Поднебесной и объединил ее, пусть жестоко и ненадолго, – его империя просуществовала всего 14 лет (221–207 гг. до н. э.). Против внешних врагов он начал строить Великую стену, унифицировал денежное обращение, иероглифы, стандарты строительства дорог и зданий, создал эффективную административную систему. По существу, именно он заложил основу дальнейшего единства и величия Китая.


Легендарный император Хуан-ди, Желтый император, считается общим предком всей китайской нации. Окрестности города Кайфэн, бывшей столицы Китая


Император династии Хань У-ди вошел в историю Китая как создатель устойчивой и передовой цивилизации, благодаря чему ее название на тысячелетия стало самоназванием китайской нации (ханьцзу). У-ди пришел к власти через полвека после краха империи Цинь. Его прадед, дед и отец возрождали из руин единое государство, вновь распавшееся в результате восстаний и междоусобных войн. Они с трудом налаживали нормальную жизнь после жестоких экспериментов Цинь Шихуан-ди, который выжимал все соки из народа ради строительства сотен дворцов, десятков крепостей и стратегических дорог, закапывал живьем идейных противников-конфуцианцев. У-ди положил начало Великому шелковому пути, отправив на Запад сначала экспедицию дипломата-разведчика Чжан Цяня, а по его стопам кавалерию и торговые караваны. Он наладил добрососедские отношения с северным кочевым народом сюнну, для защиты от которого и строили Великую Китайскую стену.


Император Цинь Шихуан-ди впервые объединил Поднебесную. Статуя в Национальном музее Китая. Пекин


У-ди боролся с коррупцией и расточительством, умиротворял готовивших заговоры удельных князей, обуздывал корыстолюбивых сановников. Не отказываясь совсем от идей излюбленной Цинь Шихуан-ди «школы законников» фацзя, проповедовавшей жестокость и наказания в качестве метода управления, он возродил и поставил на главное место гуманное конфуцианство, соединил с ним другие учения, создав новую национальную идеологию. Он окружил себя сотней ученых-советников, поощрял образование и науки, но, может быть, главное – он раскрепостил созидательную энергию своего народа, снизил налоги, ослабил всевозможные ограничения. Численность населения быстро росла, строились ирригационные сооружения, дороги, города. Неуклонно расширялись и пределы империи. У-ди царствовал необыкновенно долго, целых 53 года (140–87 гг. до н. э.), а династия под названием Хань просуществовала более четырех веков (206 г. до н. э. – 220 г. н. э.).

Основатель великой династии Тан по имени Ли Юань обеспечил синергию двух соседних цивилизаций – китайской и тюркской, расширил пределы своей державы и сферу ее влияния, обогатил Поднебесную за счет расширения торговли по Великому шелковому пути, создал сплав из пришлой буддийской культуры и исконной конфуцианской, заложил основы процветания, длившегося почти 300 лет. В Китае считают, что именно при династии Тан (618–907) держава достигла наивысшего могущества в своей истории, став самой передовой в мире.

Вышедший из простых солдат основатель династии Мин Чжу Юаньчжан боролся за свержение монгольского ига, победил захватчиков и принялся за возрождение китайской нации. Это он заложил основы расцвета многих знаменитых китайских искусств и ремесел, превратил Китай в «мастерскую мира». Его проект, его великая династия Мин просуществовали еще почти 300 лет (1368–1644).


При императоре династии Хань У-ди Поднебесная не только достигла процветания, но и открыла Великий шелковый путь


Пассионарные правители маньчжурской династии Цин (1644–1911) сокрушили постепенно погрязших в коррупции и лени потомков Чжу Юаньчжана. Уже скоро они стали чуть ли не даже бо́льшими китайцами, чем их минские предшественники. Два великих императора, Канси и Цяньлун, дед и внук, правили каждый по шесть десятилетий (1661–1722 и 1735–1796). Они способствовали расцвету китайской культуры и упорядочивали экономику, при них численность населения выросла в несколько раз, а в состав империи вошли огромные территории Монголии, Тибета, Синьцзяна. Затухание первоначального импульса великих императоров привело к ослаблению династии, Опиумным войнам, восстаниям и свержению Цин через 267 лет после ее основания.


Мао Цзэдун добился окончания гражданской войны, объединил Китай и поставил его на путь социалистического развития. Председатель Мао в 1930-е гг. Партийная школа ЦК КПК. Пекин


Поднявший китайцев на свержение одряхлевшей династии Цин революционер Сунь Ятсен мечтал о возрождении китайской нации, но не смог полностью реализовать свою мечту об осуществлении принципов национализма, народовластия и народного благосостояния. В его «трехступенчатой ракете» хватило топлива только для первой ступени – свержения маньчжурской династии в 1911 г. Правда, его пребывание у власти в качестве первого президента Китайской Республики измерялось даже не годами, а только месяцами.

Создателем новой «красной династии» можно считать Мао Цзэдуна. Он был у руля почти три десятилетия, с 1949 по 1976 г. Его колоссального интеллектуального ресурса и стремления к неограниченной власти хватило на великое дело объединения Китая. Однако у «великого кормчего» не было стратегического плана развития нации, он осуществлял непродуманные эксперименты, шарахался из стороны в сторону и в результате почти довел Китай до очередного распада на «воюющие царства».


Дэн Сяопин нашел для Китая оптимальный путь развития – курс «реформ и открытости». Партийная школа ЦК КПК. Пекин


«Красную династию» спас Дэн Сяопин, объединивший вокруг себя целый слой мудрых и опытных партийных и государственных деятелей, которых чуть было не «закопали живьем», как конфуцианских ученых при Цинь Шихуан-ди. Вместе эти люди положили быстрый и бескровный конец безумной деятельности наследников скончавшегося в 1976 г. Мао Цзэдуна и нормализовали жизнь в стране. Тогда у Дэн Сяопина появился шанс материализовать свое представление о будущем Китая, но он успел сделать только первые шаги в реализации политики «реформ и открытости». Сопротивление приближенных и болезни положили конец активной реформаторской деятельности Дэн Сяопина. Его наследники следовали заветам «архитектора реформ» почти три десятилетия, но данный им импульс постепенно затухал, а вместе с этим накапливались нерешенные проблемы экономической и социальной жизни.

Эпоха Си Цзиньпина

Новая эпоха пришла в Китай в конце 2012 г. с появлением во главе правящей партии Си Цзиньпина. Похоже, что еще до прихода к власти у него сложилось собственное видение будущего Китая, выходившее довольно далеко даже за пределы 2049 г., когда должен быть выполнен план «китайской мечты о великом возрождении китайской нации». Это видение включает самые разные аспекты будущего Китая: экономику, социальную жизнь, государственное устройство, идеологию, культуру, место в глобальной политике…

Для каждого аспекта была продумана отдельная заготовка, которая становилась повесткой партийных пленумов, решений парламента и действий правительства. Запас новых идей не был исчерпан за прошедшие пять лет. Это показал XIX съезд КПК – Си Цзиньпин переполнен планами обустройства своей страны. Эти планы подчас радикальные и неожиданные, или, как стало модно писать, инновационные. Си Цзиньпин торопится реализовать свои инновационные планы за время «окна возможностей», открывшегося перед Китаем в XXI в. Именно поэтому одна за другой появляются экономические концепции и внешнеполитические инициативы. Не только иностранные, но и китайские политологи едва успевают проанализировать и прокомментировать одно нововведение, как появляется следующее.

За время работы над новой книгой мне пришлось серьезно расширять главы об экономических реформах, борьбе с коррупцией, внешней политике и китайско-российских отношениях. Заново были написаны главы о крайне важных V и VI пленумах, о XIX съезде КПК, который одобрил теоретические новации и практические результаты деятельности Си Цзиньпина за пять лет и выдал ему «мандат» на дальнейшие инновации.

Закономерно встает вопрос о происхождении все новых масштабных инициатив Си Цзиньпина. Корни неожиданных на первый взгляд стратегических концепций и политических кампаний первых пяти лет пребывания на высшем посту можно найти в его биографии, его жизненном опыте.

Ставшая первой частью инициативы «Пояс и путь» концепция Экономического пояса Шелкового пути могла быть навеяна воспоминаниями о родине отца и местах собственной ссылки в провинции Шэньси, откуда начинался трансконтинентальный торговый маршрут древности. Вторая часть «Пояса и пути», концепция Морского шелкового пути, могла быть обдумана еще в долгие годы работы в провинциях Фуцзянь и Чжэцзян, откуда веками отплывали в дальние края торговые флотилии. Истоки непримиримости к коррупционерам разного масштаба, «тиграм», «мухам» и «лисам», прослеживаются со времен борьбы с жадными провинциальными чиновниками еще на ранних этапах политической карьеры Си Цзиньпина. Склонность к долгосрочному планированию и выдвижению стратегических концепций оттачивалась в годы руководства отсталыми уездами и вырвавшимися вперед приморскими провинциями. Даже очень неожиданный для не говорящего по-русски человека интерес к русской и советской литературе можно объяснить чтением из-под полы запрещенных маоистами «ревизионистских книжек», рассказами всего раз побывавшего в Советском Союзе отца.

Генетический код патриотизма и верности идеалам

Настоящим открытием для меня стала судьба отца нынешнего китайского лидера, Си Чжунсюня. Поверивший в торжество справедливости и еще в юности ставший профессиональным революционером, этот человек пронес свои идеалы через два десятилетия партизанской войны, не раз рисковал получить пулю и от врагов, и от «друзей». Оказавшись в числе торжествующих победителей, он не «забронзовел» на высоких постах и не сломался за полтора десятилетия незаконных репрессий. Он сохранил верность коммунистическим идеалам юности, жажду созидания во имя своей Родины. Один из создателей освобожденных районов Северо-Западного Китая, Си Чжунсюнь выдвинул и осуществил замысел создания специальных экономических зон на юге страны, ставших витриной и мотором «социализма с китайской спецификой».

Размышляя над превратностями судьбы Си Чжунсюня, я стал лучше понимать его сына, который тоже чуть не погиб в черные годы «культурной революции», но сохранил веру в правоту дела социализма, в благотворность красного знамени для судьбы Китая. Искреннее желание улучшить жизнь своего народа, нетерпимость к паразитирующим на его теле коррупционерам заставляют Си Цзиньпина идти на весьма рискованные шаги в борьбе с высокопоставленными «тиграми».

Как исследователя внешней политики меня сначала удивила, а потом вдохновила небывалая активность китайского руководителя на международной арене. Подобно первому китайскому авианосцу «Ляонин», Си Цзиньпин покинул освоенные прибрежные воды и вышел на неспокойные просторы мирового политического океана. В этом тоже проявляется его личная мечта о возрождении величия китайской нации.

Активность Си Цзиньпина проявляется в области теории – достаточно вспомнить инициативу «Пояс и путь» и разрабатываемые в последние пару лет новые подходы к определению роли Китая в глобальном управлении. Выбор концепции «Общей судьбы человечества» в качестве внешнеполитической доктрины на XIX съезде КПК впервые за несколько веков придает дипломатии Китая всемирный масштаб. Активность председателя Си Цзиньпина впечатляет и в сфере практической дипломатии – высокоэффективные зарубежные визиты, успешное проведение в Китае крупных международных форумов, создание фундамента новой мировой финансовой системы.

Не будет преувеличением сказать, что с началом правления Си Цзиньпина «второе дыхание» получили китайско-российские отношения. Координируются действия на мировой арене, не на словах укрепляется стратегическое партнерство в области глобальной и региональной безопасности, развивается торгово-экономическое сотрудничество. Но главное – растут взаимное доверие и симпатии между Пекином и Москвой, между руководителями и народами двух стран.

Цзюньцзы значит «благородный муж»

Анализ слов и действий руководителя другого государства в течение всего пяти лет, наверное, не дает мне права делать окончательные выводы о нравственных качествах Си Цзиньпина. Но пока складывается впечатление, что перед нами классический цзюньцзы, «благородный муж» в формулировке Конфуция.

В юности в исключительно сложных условиях он, словами Учителя, «обратил свои помыслы к учебе».

В 30 лет «встал на ноги», успешно управлял целым уездом.

В 40 лет «освободился от сомнений» и начал смелые эксперименты в возглавляемой им провинции.

В 50 лет «познал волю Неба», стал готов и к падениям, и к уже маячившим за горизонтом взлетам.

В 60 лет только что ставший руководителем Поднебесной Си Цзиньпин «научился отличать правду от неправды», возглавил движение за возрождение своей нации и против всего, что этому мешает.

Согласно Конфуцию, в 70 лет, то есть в 2023 г., уже после завершения второго пятилетнего срока управления Китаем, Си Цзиньпину предстоит «следовать желаниям сердца и не переступать меры» («Луньюй», 2-я глава, перевод Л. С. Переломова).

Как и подобает «благородному мужу» цзюньцзы, Си Цзиньпин хранил верность попавшему в беду отцу, заботится о престарелой матери.

Как и подобает «благородному мужу», он создал крепкую семью, найдя себе достойную пару, Дракон обрел Феникса. История выдающейся исполнительницы народных песен и яркой творческой личности Пэн Лиюань поразила меня своей драматургичностью, достойной целого романа. Даже в непростых условиях сохранить семью, обеспечить продолжение рода – тоже обязанность гармоничной личности – цзюньцзы.

Но самая главная обязанность «благородного мужа» – это следовать путем высокого государственного служения, не уклоняясь с него, несмотря на все соблазны и риски, не нарушать принципы морали.

Завершив новую книгу, я еще отчетливее вижу перед собой трехмерный образ Си Цзиньпина – человека высокого интеллекта, твердых убеждений, трезвого подхода к настоящему и творческого к будущему. Надеюсь, что такое же ощущение возникнет и у читателей.

Как закалялся Си. Биография Си Цзиньпина

ЗА СТЕНАМИ ЗАПРЕТНОГО ГОРОДА В ПЕКИНЕ РЕШАЮТСЯ СУДЬБЫ КИТАЯ


Имя китайского лидера Си Цзиньпина не сходит со страниц мировых изданий, он улыбается своей фирменной доброжелательной улыбкой с бесчисленных обложек журналов и книг. С момента его прихода к власти в конце 2012 г. в Китае и вокруг него стало происходить больше событий, вызывающих интерес во всем мире. Заметно активизировалась внешняя политика восходящей мировой державы, двигателем которой стал Си Цзиньпин.

«Кто вы, председатель Си?» – этот вопрос пять лет назад заинтриговал руководителей больших и малых стран, как стремящихся к взаимовыгодной дружбе с Китаем, так и пытающихся сдерживать его возвышение. Специалисты по Китаю в университетах, дипломаты и разведчики в аналитических центрах, журналисты в серьезных изданиях стали собирать и изучать скупые доступные данные о жизни и политической карьере нового председателя КНР. Политический портрет Си Цзиньпина постепенно проявлялся, как на старинной фотографии.

В этой главе собраны наиболее важные сведения биографии нынешнего руководителя Китая. Основные этапы политического взросления и становления дают ключ к пониманию системы ценностей китайского лидера, объясняют многие его стратегические решения, как в Поднебесной, так и на мировой арене.

Крылья для полетов к солнцу

Си Цзиньпин получил свою фамилию, а точнее, иероглиф своей фамилии си от отца, крупного деятеля компартии Китая Си Чжунсюня. Интересно проанализировать этот иероглиф, в котором заложен глубокий смысл. В Китае сейчас используют упрощенные варианты многих сложных, поэтому и особенно красивых иероглифов. Сокращенный иероглиф 习 си похож на крыло и в современных словарях переводится как «изучать, повторять, тренироваться». В полном традиционном написании, которое, кстати, председатель Си использует, ставя свою подпись, знак 習 си выглядит иначе. В нем не одно, а два одинаковых крыла, они простерлись над еще одним знаком, который означает «белый» и является в этом случае измененной еще в древности формой иероглифа «солнце».

В древнем словаре «Шовэнь» иероглиф 習 си толкуется как «много раз летать, повторять, учиться». Таким образом, фамильный иероглиф Си Цзиньпина можно расшифровать примерно как «крылья для обучения полетам к солнцу». Старинный трактат «Ли цзи» (конфуцианская «Книга ритуалов») дает еще одно толкование этого иероглифа: «орел учится летать».

Имя «Цзиньпин», подобранное родителями, состоит из двух иероглифов и содержит пожелание судьбы своему наследнику.

Первый иероглиф 近 цзинь значит «приближаться, наступать». Второй, очень распространенный и оттого многозначный 平 пин, можно перевести как «ровный, равный, умиротворенный, спокойный, справедливый». В старинном трактате «Да сюэ» («Великое учение») говорится, например: «Если в твоем царстве порядок, то умиротворится и вся Поднебесная». Исходя из этого, полностью имя Цзиньпин можно перевести как «приближающий умиротворение» или «приближающий справедливость». Да, недаром наша русская поговорка гласит: «Как корабль назовешь, так он и поплывет».

Для китайцев весьма важен астрологический анализ человека. Си Цзиньпин родился 15 июня 1953 г., т. е. в год Змеи. Согласно одной книге прорицаний, появившиеся на свет в этот год «говорят мало, но обладают огромной мудростью, невероятно удачливы в денежных делах, но неохотно дают взаймы, испытывают симпатию к другим людям и всегда готовы помочь, иногда даже слишком усердствуя в этом, поскольку змеи чрезмерно энергичны в своих поступках. Такие люди сомневаются в чужих советах и предпочитают опираться на собственный опыт, они очень целеустремленные и терпеть не могут поражений: если стреляют в тигра, то обязательно должны попасть. Люди-змеи весьма страстные, мужчины – представительные, женщины – красивые, при этом у них часто случаются проблемы в браке». Ох, не врут календари…

Большое значение в Китае по традиции уделяют месту рождения, не столько самого человека, сколько его предков, так сказать, родовому гнезду. Си Цзиньпин родился в Пекине, а его отец Си Чжунсюнь родом из уезда Фупин провинции Шэньси, поэтому в некоторых биографических справках указывают, что нынешний председатель КНР родился в Шэньси.

В свою очередь, предки рода Си приехали в Шэньси из соседней провинции Хэнань, из-под города Чжэнчжоу. Они были люди не богатые, но и не бедные, владели кое-какой землей. Но Си Чжунсюнь (о нем подробнее в главе 10) увлекся революционными идеями, еще в юношестве вступил в компартию и стал профессиональным революционером, долгие годы участвовал в боях с японскими агрессорами и гражданской войне. После образования КНР он вошел в высшие слои руководства, работал в Пекине, где и появился на свет Си Цзиньпин.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации