» » » онлайн чтение - страница 13

Текст книги "Благородное сердце"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 23:56


Автор книги: Кэт Мартин


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 13 (всего у книги 17 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 25

Была вторая половина свежего осеннего дня, ветер гнал по улицам Лондона оранжевые и желтые листья. В Мейфэре карета Корали Уитмор подъехала к двухэтажной городской усадьбе Кристы.

Дворецкий Джайлз сразу же узнал ее, и морщинистое лицо осветила улыбка.

– Мисс Уитмор. Рад вас видеть. Пожалуйста, входите.

– Я надеялась поговорить с профессором Хартом. Дома ли он?

Дворецкий сдвинул густые седые брови.

– Он дома, мисс. Он почти не выходит из дома с того дня, как исчезла мисс Криста.

– Я этого опасалась. Где он?

– В своем кабинете, мисс. Я объявлю ему о вашем приходе.

Корали предполагала, что застанет профессора у письменного стола за работой, как это бывало почти при каждой их встрече. Вместо этого она обнаружила, что тот сидит в кресле перед окном и смотрит в сад, укрыв колени шерстяным пледом. Когда он повернулся, у него было мрачное бледное лицо. Корали поняла, насколько профессор ушел в себя со времени ее последнего посещения. Она подумала, что необходимо чаще навещать его.

– Профессор Харт, рада вас видеть!

Он привстал было, но девушка махнула рукой:

– Не утруждайтесь. Я просто заглянула ненадолго.

– Я рад, что ты заглянула. Почему бы тебе не присесть, я прикажу подать чай.

– Боюсь, на чаепитие у меня нет времени.

Она все-таки присела в кресло напротив профессора, встревожившись тем, как резко опустились его худые плечи.

Кори сжала руку пожилого человека.

– Профессор, я знаю, вы переживаете за нее. Но по крайней мере вы знаете, где она.

– Да? Я не имею представления, где находится этот остров Драугр, да и никто не знает.

– Лейф не взял бы ее с собой, если бы не любил так сильно. В записке говорилось, что он собирается жениться на ней. Он позаботится о ней, я уверена.

Профессор отвернулся, но Кори уловила в его глазах блеск слез.

– Это все я виноват. Мне надо было знать, что может произойти. Этот человек – викинг. Они столетиями похищали женщин. Когда он попросил руки Кристы, я должен был понять…

– Вы никак не могли ни о чем догадаться. И потом… Может быть, Криста уехала добровольно.

Профессор помотал головой:

– Она никогда бы этого не сделала, как бы сильно ни любила его. Ее жизнь – здесь, в Лондоне. Невозможно, чтобы она могла быть счастлива, живя столь примитивной жизнью. Она понимала это, пусть даже Лейф отказывался в это поверить.

Кори поднялась с кресла и подошла к окну. Упавшие листья образовали толстый ковер оранжевого, желтого и красного цветов на гравийных дорожках в саду.

– Лейф – хороший человек, профессор. Будь он иным, Криста не влюбилась бы в него. Я пришла не только навестить вас, – сказала она. – У нас проблемы в газете «От сердца к сердцу».

– Что за проблемы?

– Ну, начнем с того, что без Кристы некому писать передовую статью. Без нее стало уменьшаться число наших подписчиков, а сегодня ко мне приходил один из лидеров реформистов – Фергус О’Коннер.

– Я знаком с мистером О’Коннером. Он прямо поддерживает забастовки на фабриках и подобные действия.

– Он приходил упрашивать нас продолжать печатать статьи, подобные той, в которой мы коснулись «Хардинг текстайлз», и другие материалы в поддержку реформы.

Профессор откинул с колен шерстяной плед и поднялся, немного пошатываясь.

– Что ты предлагаешь? Ты ведь не думаешь, что передовую статью должен писать я? Я вообще не в курсе политики, а о реформе знаю еще меньше.

– Я знаю. Я только… подумала, может быть, мы сможем что-нибудь сделать и в отсутствие Кристы.

С момента ее исчезновения распространялись всевозможные слухи – от возможного убийства до побега с тем самым загадочным и богатым скандинавским принцем, с которым ее часто видели.

Версия Кори и профессора была такова: Криста отправилась в деревню навестить больную тетушку Абигайль, и пока еще неизвестно, когда она сможет вернуться.

– Может быть, я попыталась бы написать, – нерешительно проговорила Кори. – Если… если вы согласитесь помочь мне.

Он откинул голову и взглянул на девушку:

– Я уже говорил, что мало что знаю о политике и реформах.

– Да, но вы знакомы с множеством людей. Вы могли бы побывать в вашем клубе, задать пару вопросов, узнать, как обстоят дела. Я же могла бы поговорить кое с кем из реформаторов, узнать их мнение по различным биллям, которые предлагаются парламенту на рассмотрение.

Профессор тяжело вздохнул:

– Что ж, думаю, мы могли бы попытаться.

Кори поднялась и обняла его, как отца.

– Когда Криста вернется домой, она будет так гордиться вами.

Его узкое лицо просияло.

– Ты и правда думаешь, что она вернется?

Кори изобразила улыбку:

– Всегда существует такая возможность, профессор.

Пакстон кивнул. Он снова уселся в кресло, когда внимание Кори привлек шум, донесшийся из коридора. Всего мгновение спустя дверь кабинета распахнулась, и в комнату ворвался седовласый мужчина лет семидесяти пяти. Кори тут же узнала деда Кристы, графа Хэмптона.

– Так, где она? Я хочу видеть мою внучку!

Профессор снова поднялся с кресла:

– Кристы здесь нет, милорд. Мне очень хотелось бы, чтобы она была здесь.

– Что с ней случилось? – Граф прищурился, потом во взгляде мелькнула догадка. – Возможно ли, что слухи правдивы и что она сбежала в Гретна-Грин? Пакстон, скажите мне правду.

– Я не могу сказать, где она, милорд. Только то, что ее нет в Лондоне.

Кори не могла не заметить искру надежды в голубых глазах графа.

– А что насчет принца? Я слышал, этот человек влюблен в нее.

Принц. Если бы лорд Хэмптон только знал, что это за принц.

Казалось, профессор утратил на мгновение дар речи.

– Поскольку это дело сугубо семейное, надеюсь, вы проявите сдержанность.

– Разумеется.

Граф взглянул на Кори с недоверием.

– Мисс Уитмор – ближайшая подруга моей дочери и уже в курсе событий, – сказал Пакстон.

– Ближе к делу.

– Кристу украли, милорд, похитили против ее воли.

– Господи, почему вы не обратились в полицию? Нужно найти ее и вернуть до того, как ее репутации будет нанесен непоправимый урон.

– Ее невозможно найти. Человек, который похитил ее, уплыл из страны. Если только он не привезет Кристу домой, мы ничего не сможем поделать.

– Это просто нелепо. Я – граф Хэмптон, имею достаточное влияние в обществе.

– Простите, Томас. Я знаю, как сильно вы рассчитывали на то, что Криста удачно выйдет замуж и подарит вам наследника.

Водянисто-голубые глаза графа прищурились.

– Если она уехала с мужчиной, рано или поздно родится ребенок. Мы просто заставим его жениться на Кристе. Еще не все потеряно.

– Она может никогда не вернуться, – печально заметил профессор. – Узнать точно невозможно.

Граф вдруг показался старше, чем выглядел, когда вошел в кабинет.

– Я не выставляю чувства напоказ, – тихо сказал он, – но Криста значит для меня много. Что бы ни случилось, Пакстон, надеюсь, вы будете держать меня в курсе событий.

Профессор лишь кивнул. Когда лорд Хэмптон вышел из кабинета, он снова опустился в кресло и укрыл колени пледом.

Кори вздохнула. Если Криста не вернется в ближайшее время, газета перестанет существовать.


Криста проснулась от того, что Лейф расхаживал по спальне. Было утро. Они занимались любовью дважды прошлой ночью и один раз – перед рассветом. Все мысли об отказе исчезли. Он был нужен ей. Что бы ни случилось, она устала бороться с обоюдным страстным влечением.

Может быть, Лейф уловил ее мысли, потому что, не заговаривая о браке, просто начал связывать шкуры на кровати, положив в центр узла чистую одежду.

– Куда ты? – спросила Криста, наблюдая за ним.

– Если ты не готова выйти за меня замуж, мы идем в горы.

Она не ответила, и он продолжил тем же сухим тоном:

– Тебе понадобится смена вещей. Моя сестра принесла тебе плащ, подбитый мехом, ты можешь накинуть его поверх платья, чтобы не простудиться, и сапоги с теплой подкладкой.

– Не понимаю. Почему мы уходим?

Откинув шкуру, под которой спала, Криста потянулась и схватила мягкий шерстяной киртл, брошенный ей Лейфом.

– Мои люди не дураки. Они узнают, что произошло прошлой ночью. Поскольку ты мне не жена, значит, моя наложница, так они и будут к тебе относиться.

Криста побледнела. Она не подумала о последствиях прошлой ночи, а Лейф подумал. Он перевязал узел сыромятным ремнем и повернулся к ней:

– Ты этого хочешь, Криста? Быть моей сожительницей вместо того, чтобы быть моей женой?

У нее задрожала нижняя губа.

– Лейф, мне нужно время.

Он подошел и крепко прижал ее к себе.

– Не плачь, любовь моя. Если тебе нужно время, у тебя оно будет. – Он отстранил ее. – А теперь иди. Собери все, что тебе нужно для путешествия.

Глава 26

На спинах лохматых каурых лошадей они ехали по извилистой тропе, уходившей в каменистые холмы. Когда тропа сузилась, Лейф поскакал первым, показывая дорогу и время от времени останавливаясь, чтобы Криста могла полюбоваться взмывающими ввысь утесами и кристальной синевой океана внизу. К тому моменту как солнце оказалось прямо над головами, они достигли любимого уголка Лейфа высоко на склоне горы, защищенного гранитной стеной и согретого горячим источником.

– Мы разложим шкуры на земле рядом с источником и останемся на ночь. Руна приготовила нам еду и эль. Сначала перекусим, потом я покажу тебе мой остров.

Они пообедали холодной бараниной и белым сыром. Криста с удовольствием отдала бы все это за фрукты или листовые овощи. И все же ей нравилось быть рядом с Лейфом, слушать рассказы о его детстве и задавать вопросы об острове.

– Расскажи мне подробно о клане Хьяльмов, – сказала она. – Кто они?

– На исландском «хьяльм» означает «шлем». Такую форму имеет бухта, в которой они живут. Они – викинги, люди, которые не особенно отличаются от нас, только состоят в другом клане.

– Как они сюда попали?

– Вначале мы были одним народом. Много лет назад между вождями возникли распри, и некоторые семьи переехали в дальнюю часть острова. Со временем суть спора позабылась, но два разных клана остались.

– Они – захватчики?

Лейф усмехнулся:

– Да, но мы тоже. В основном мы захватываем друг у друга крупный рогатый скот. Время от времени один из мужчин крадет женщину из другого клана. Это скорее игра, чем реальная опасность.

Криста поджала губы:

– Кланы крадут друг у друга женщин точно так же, как ты украл меня?

Он пожал мощными плечами:

– Таков наш обычай.

– Это не мой обычай, Лейф.

Он молча поднялся с камня, на котором сидел, собрал остатки еды и убрал их про запас. Нагнувшись, Лейф взял Кристу за руку и поднял на ноги.

– Идем. Я покажу тебе одно из моих любимых мест.

Проведя ее выше в горы, Лейф остановился, когда они добрались до острого гранитного выхода. Внизу ей были видны волны в белой пене, с грохотом обрушивавшиеся на берег острова. На камнях расположились тюлени, гревшиеся на слабом осеннем солнце. Как завороженная Криста наблюдала за тем, как животные ныряют за рыбой, и была так поглощена происходящим, что не заметила, как Лейф встал сзади.

– Здесь многое по-другому, – тихо сказал он ей на ухо. – Что-то лучше, что-то хуже. Здесь небо ясное, ветер не пахнет грязью и сажей. – Он наклонил голову и поцеловал ее в шею. – И одежда на тебе более практичная. Ты узнала, как хорошо сшита одежда наших женщин. Никаких жалких корсетов, никаких нижних юбок. Ничего под одеждой, только твое нежное гладкое тело.

Криста вздрогнула, ощутив, как его руки трогают грудь, спускаются к бедрам, поглаживают ягодицы, скользят по ногам.

– Все, что мне нужно, это поднять твой киртл, и ты готова для меня.

Она выдохнула, когда Лейф задрал подол шерстяного платья выше бедер и стал прижиматься к ней.

– Я возьму тебя так, как волк берет волчицу.

Так Криста и осталась стоять спиной к Лейфу и вздрогнула, когда он просунул руку между бедер и принялся поглаживать, сначала нежно, потом проникая все глубже, возбуждая и заставляя увлажниться, приготовиться принять его.

– Ты… ты научился этому по книге? – спросила она, задыхаясь.

– Я не всему научился по книге.

А потом он раздвинул ей ноги и, схватив за талию, скользнул глубоко внутрь. Она ощущала его вес, огромную силу его возбуждения, и ее охватила волна удовольствия. Лейф начал медленно двигаться, входя в нее снова и снова.

Они достигли вершины одновременно, Криста пробормотала его имя, и низкий стон Лейфа эхом отозвался в горах.

Опустив киртл обратно, Лейф схватил Кристу за руку и поцеловал ладонь, а потом отвел обратно к потайному месту, к манящей горячей воде. Они разделись, спустились в горячее озеро, от которого поднимался пар, и оперлись спинами о теплую каменную стену.

– Ты говоришь, что хочешь жениться на мне. Разве для достижения цели не стоило бы зачать ребенка?

– Мне не нужен незаконный ребенок. Я хочу, чтобы мой сын был рожден от женщины, которая является моей женой.

Он запустил пальцы в свои золотистые волосы.

– Пока ты мне не жена, я занимаюсь с тобой любовью так, чтобы защитить тебя от беременности.

Криста подумала, что он всегда защищал ее. Взглянув в красивое лицо, она ощутила такую любовную муку, что вдруг стало трудно дышать. В это мгновение она поняла, что хочет иметь от Лейфа сына, хочет подарить ему детей, полный дом детей.

Криста осознала, насколько велика любовь, которую она питает к Лейфу, и подумала, что расставание с ним причинит ей гораздо больше страданий, чем жизнь вместе с ним на Драугре.

Она любила его больше, чем себя.

Криста молча сидела в горячей воде, стараясь привыкнуть к этой мысли, Лейф тоже молчал. Когда кончился вечер, они занимались любовью на шкурах, потом Лейф немного поспал рядом. Кристе же не спалось.

Она все время думала о Лейфе – потеря его была бы невосполнимой для нее и пуста была бы жизнь без него.


Устав от почти бессонной ночи, Криста одевалась. Лейф обещал показать ей место, где он и другие члены клана занимались соколиной охотой. Птицы содержались на ферме Эрика, сначала предстояло поехать туда. После они должны были вернуться в горы.

Она внимательно смотрела на Лейфа сейчас, когда они собирались покинуть лагерь, – он укладывал в сумку еду для короткого дневного путешествия, и сердце заныло от любви к нему. Что-то сдвинулось внутри, и все беспокойные часы, которые Криста провела в размышлениях о нем, пытаясь вообразить будущее без него, казалось, сжались в одну очень ясную мысль.

Должно быть, Лейф уловил что-то в выражении ее лица, потому что прервал свое занятие и заглянул ей в глаза:

– Что такое, медовая?

Криста медленно вздохнула, стараясь успокоиться.

– Лейф, мне хочется что-то сказать. Это что-то я давно знала в глубине души, но боялась сказать тебе. Я знала, что это только осложнит наши отношения, поэтому молчала.

Лейф отложил сумку и направился к ней, продолжая смотреть в глаза. Он взял ее руку, она старалась не дрожать.

– Любимая, скажи, что случилось. Пожалуйста, не плачь.

Она не знала, что плачет, пока не моргнула и по щекам не покатились слезы.

– Я не знаю, как это сказать по-исландски. Я даже не знаю, есть ли в твоем языке подходящее слово. Лейф, я просто хочу, чтобы ты знал, что я люблю тебя. Мое сердце переполняет любовь к тебе.

Он привлек ее к себе и просто обнял. Она удивилась, почувствовав, что Лейф дрожит всем телом.

– Я не хочу потерять тебя, – сказала Криста у его щеки. – Никогда. – Она с трудом вздохнула, полная решимости договорить, пока не утратила смелость. – Если ты все еще хочешь жениться на мне, я выйду за тебя замуж.

Лейф обнял ее крепче. Она ощущала биение его сердца – оно билось гораздо сильнее ее собственного.

– Больше всего на свете мне хочется, чтобы ты стала моей женой.

Криста сглотнула, пытаясь не заплакать, но по щекам покатились новые слезы. Сердце ныло, выбивая странный болезненный ритм, и все же мысль о том, чтобы потерять его, причиняла больше боли.

Он поднял руку и вытер Кристе щеку.

– Это время принадлежит нам, как я и обещал. Завтра мы вернемся, и я объявлю новость дяде и остальным. Через три дня после этого нас соединит жрец.

Криста промолчала, лишь кивнула и вернулась в его объятия. Она сказала себе, что все будет хорошо. Она нашла способ быть счастливой и сделать счастливыми их обоих.

Имело значение лишь то, что они с Лейфом будут вместе.


Лейф ничего не объявлял ни дяде, ни жителям поселения. Его словно что-то удержало от этого.

Криста сказала, что любит его. «Элске» означало «любовь» в переводе с исландского.

Вчера, когда он смотрел в красивое лицо Кристы, когда та сказала, что выйдет за него замуж, что ради него откажется от всего, что ей дорого, Лейф понял, что любит ее безумно.

Лейф знал, что пожертвует ради нее жизнью, как она едва не пожертвовала своей ради него. Но он понял, что ее счастливое будущее гораздо важнее его собственного и, несмотря на всю свою любовь к ней, он не имеет права на ней жениться.

Он наблюдал за ней утром, когда она сидела у ткацкого станка в задней комнате большого дома. Она выглядела хрупкой как никогда, из глаз ее исчез внутренний свет. В этом был виноват он – привезя ее на свой остров, он разрушил нечто внутри ее.

Теперь он понимал это, знал, что неправильно истолковал волю богов, что она никогда не предназначалась для него.

Сердце охватила ужасная боль.

В другом конце комнаты Криста поднялась со стула и направилась к нему, взяла его руку и поднесла к губам.

– Что-то не так? – спросила она. – Я вижу это по глазам. Почему ты еще не поговорил с дядей и остальными? Почему ты не поговорил со жрецом?

– Любовь моя, мне нужно поговорить с тобой. Идем. Мне надо кое-что сказать.

Она вышла вслед за ним, не отпуская его руку. Криста сжала руку чуть сильнее, когда Лейф провел ее через поселение, через место, ярко освещенное солнцем.

– Что такое?

Криста взглянула на него, теперь с волнением, и сердце ее болезненно забилось.

Он старался подобрать нужные слова, зная, что никогда не подберет их.

– Я совершил серьезную ошибку и теперь должен найти способ исправить ее.

Казалось, она разволновалась до предела.

– О чем… о чем ты говоришь?

– Я был не прав, когда привез тебя сюда. Тебе здесь не место. Я отправляю тебя домой.

Криста слегка покачнулась.

– Ты серьезно? Ты говорил… Ты говорил, что хочешь на мне жениться.

– Этого я хочу больше всего на свете.

– Тогда…

– Скажи, что я не прав. Убеди меня в том, что хочешь здесь быть, что хочешь жить этой жизнью.

– Я хочу быть с тобой.

Лейф покачал головой. Ему показалось, что сердце рассек пополам кинжал.

– Тебе было предназначено большее, чем это. Ты пыталась объяснить мне, но я отказывался слушать. Ты старалась открыть мне глаза, но я был слеп ко всему, кроме собственных желаний. Криста, ты должна вернуться. Прежде, чем окажется слишком поздно, прежде, чем эта жизнь не сломит тебя и ты не начнешь ненавидеть меня за это.

– Я не смогла бы ненавидеть тебя.

– Не уверен. – Он коснулся ладонью ее щеки, она оперлась лицом о ладонь. – Твое место в Англии. Там есть работа, которую ты должна выполнять, там живут люди, которые зависят от тебя. Это было тебе известно с самого начала.

– Да, но…

– Я уже поговорил с капитаном Туигом и его людьми. Завтра мы отплываем. К концу недели ты вернешься домой.

В лице ее появилось отчаяние. Он видел боль в ее глазах и знал, что боль эта есть и в его собственных глазах.

– Если я вернусь, скажи, что останешься там со мной.

Он покачал головой:

– Тебе известно, что я не могу этого сделать.

Глаза ее наполнились слезами.

– Не хочу расставаться с тобой.

– Один раз я подвел тебя. Я не подведу тебя снова.

Наклонив голову, Лейф нежно поцеловал Кристу. Он помедлил чуть дольше, чем следовало бы, впитывая нежность ее губ, ощущая их трепет под своими губами. Потом он отступил.

– Этой ночью я буду спать в другом месте. Утром мы уплывем.

Лейф повернулся и направился прочь, к горлу подступал огромный комок.

– Лейф! – позвала его Криста. – Лейф, пожалуйста!

Но он не остановился.

Решение было принято. Правда была очевидной, как и всегда, и он разглядел бы ее, если бы не был настолько слеп. Он отвезет ее домой, вернет к той жизни, которая была ей предначертана. Несмотря на боль в сердце, он не подведет ее снова.


Криста плакала, пока не заснула.

Когда Руна пришла, чтобы разбудить ее, Криста улыбалась, протягивая руки к Лейфу, но его рядом не было.

– Мой брат ждет тебя, – объявила Руна. – Ты должна подготовиться к путешествию.

Криста сделала глубокий вдох и собрала волю в кулак, чтобы встать. Ноги показались свинцовыми, когда она спустила их с кровати.

– Руна, я не хочу ехать. Я слишком люблю его.

Девушка взяла ее за руку.

– Мой брат знает, как будет лучше. Ты должна довериться ему.

Криста ничего не ответила. Несколько недель она умоляла Лейфа отвезти ее домой. Теперь, когда он вознамерился сделать это, Криста хотела этого меньше всего.

И все же в глубине сердца она понимала, как понял это Лейф, что это будет правильно.

Она разрешила Руне помочь себе одеться в простой шерстяной киртл коричневой шерсти, закрепив узлы на плечах с помощью черепаховых брошей. Сложив другой чистый киртл для путешествия, она взяла плащ, подбитый мехом, и вышла за девушкой из спальни.

– Мужчины уже ушли к кораблю, – сказала Руна. – Они грузят запасы еды и проверяют готовность судна к плаванию. Я отведу тебя к ним.

Фьорд был спокойным, бухта была почти полностью скрыта высокими утесами. Криста видела внизу корабль, Лейфа, работавшего с капитаном и командой, и сердце сжалось от любви к нему.

Когда они с Руной добрались до пляжа, Лейф был на борту старой лодки, гребя к берегу. Криста увидела небольшую группу людей, пришедших посмотреть на отплытие, среди них были братья Лейфа Тор и Эрик и его дядя Зигурд.

Криста с удивлением заметила, что Тор сбрил густую темную бороду, хотя и не так искусно, как Лейф, оставив на симпатичном лице пару порезов и один или два пореза на горле.

– Я хочу поехать с тобой, – сказал Тор Лейфу. – Я очень хорошо все обдумал и хочу увидеть то, что видел ты, и многому научиться.

Лейф всмотрелся в бритое лицо брата:

– В Англии иностранцам непросто, брат.

– Но ты же пожелал вернуться, даже разговаривал об этом с советом старейшин.

– Я ошибался.

– И все же я хочу увидеть тот новый мир, который ты открыл. Здесь меня ничто не удерживает, – настаивал Тор. – Женщины у меня нет, и в отличие от тебя долг не повелевает мне остаться.

Лейф отвернулся:

– Ты волен ехать. Но твой дом здесь, Тор. Ты уверен, что хочешь ехать?

– Уверен.

– «Морской дракон» – крепкое и годное для плавания судно, совсем не как то, на котором мы пытались плавать. Если ты уверен, я возьму тебя с собой.

Тор расплылся в улыбке. Криста подумала, что без бороды он стал поразительно красивым – темноволосый в отличие от светловолосого Лейфа, но такой же высокий, мужественный и крепкого телосложения.

В этот момент к ним направился Зигурд, ветер развевал его густые седые волосы. Криста заметила в руках у него деревянную шкатулку, украшенную узором.

– Я хочу, чтобы ты взял это с собой, – сказал он Лейфу.

– Что это?

– Когда вернешься в Англию и у тебя еще будут сомнения насчет того, возвращаться ли на Драугр, открой эту шкатулку. Если откроешь, поймешь, почему я дал ее тебе.

– Дядя, я связан обязательствами.

– Возьми шкатулку, – сказал Зигурд. – Откроешь только в том случае, если сомнения останутся.

Лейф коротко кивнул. Когда мужчины подготавливали лодку, чтобы плыть обратно к кораблю, Криста взглянула на Руну, та обняла ее.

– Доброго пути, сестра, – сказала Руна. – Я помолюсь, чтобы боги помогли тебе найти правильный путь.

У Кристы навернулись на глаза слезы. Она порывисто потянулась и обняла изящную рыжеволосую девушку, которую привыкла считать подругой.

– Пусть боги защищают тебя и указывают тебе путь, – сказала ей Криста, повернулась и пошла к мужчинам.

Встретившись взглядом с Лейфом, Криста увидела в его глазах глубокую печаль и сожаление – ту же боль, что ощущала сама.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 2.5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации