» » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Диана и ее рыцарь"


  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 13:31

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Рэй Морган


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 7 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Она хотела было отказаться: у нее уже есть кусок земли, другого ей не требуется, а наследство дяди Люка обещало принести больше хлопот, чем выгод, но, вспомнив, что однажды у нее уже возникали нехорошие подозрения по поводу ее кузена, решила: уж лучше получить как можно больше фактической информации.

«Наследству в зубы не смотрят», – сказала себе Диана.

Возможно, Бен хочет обвести ее вокруг пальца. Скользкий он тип, этот юрист. И она пообещала вскоре перезвонить и договориться о встрече.

Тем временем тоненький писк становился все жалобней. А когда на горизонте стали собираться грозовые тучи, Диана решила во что бы то ни стало забраться на дерево. Если с котенком что-то случится, она больше не сможет спокойно спать по ночам.

– Я иду, иду! Держись! – крикнула она котенку и, встав на стул, влезла на нижнюю ветку.

В детстве она часто взбиралась на этот дуб. Но детство давно ушло, а вместе с ним – цепкость, ловкость, бесстрашие. И дуб с тех пор успел подрасти. И тогда она не была беременна. Как ни странно, эта мысль встревожила ее куда сильнее, чем можно было предположить. Но она продолжала лезть дальше, к котенку. Однако каждый раз, как ее рука готова была до него дотянуться, глупый зверек пятился назад и забирался выше.

– Так дело не пойдет, – сказала Диана непослушному существу. – Я дальше не полезу. Ты должен спуститься ко мне.

Но он не спустился. Только желтые глаза стали еще больше и круглее, а писк – жалобнее.

– Тогда выкручивайся сам, – сказала отчаявшаяся помочь котенку Диана. И посмотрела вниз. Она забралась гораздо выше, чем думала. Земля была очень далеко, она плохо представляла себе, как теперь сумеет спуститься, а котенок продолжал пищать. – Ах ты маленький безобразник, – всхлипнула Диана. – Смотри, что ты наделал! Затащил меня на дерево! Как я теперь спущусь?!

– Мяу! – ответил котенок.

И тут начался дождь.

– Боже праведный! – воскликнула Диана, когда первые капли застучали по листьям. – Почему если плохо, то все сразу?!

Снизу послышался шум подъезжающего автомобиля! Кэм!

– Только не это!

Диана не видела его несколько дней. Она уже почти поверила, что он принял ее слова всерьез и оставил ее в покое, а он взял и опять появился.

Она сидела тихо-тихо и смотрела, как он выключает мотор, как выходит из машины. Он огляделся, посмотрел на озеро, на деревья. Из своего убежища она видела, как он подошел к двери, постучал:

– Диана! Ты дома?

Ей предстояло принять трудное решение. Что делать – окликнуть его с дерева? Или дать ему уехать и попытаться спуститься самостоятельно? Показать, в какое глупое положение она попала, или дать ему уехать и рискнуть сломать себе шею, спускаясь вниз под ветром и дождем? Она не могла даже представить себе, что унизится до мольбы о помощи, что будет кричать так же жалобно, как маленький зверек на верхней ветке.

К счастью, ей не пришлось этого делать. Кэм услышал писк котенка и сам посмотрел вверх. А Диана посмотрела вниз. Он очень старался подавить насмешливую улыбку. А она очень старалась не показать ему язык. Ни у того, ни у другой ничего не вышло. Он подошел вплотную к дереву и крикнул:

– Неплохой вид оттуда, а?

– Великолепный, – ответила она гордо. – Я часто туда забираюсь.

– Правда? – спросил он с коротким смешком. – Я вижу, ты там с другом. Как его зовут?

– Дай ему имя, и ты – его хозяин, – ответила Диана, сама не зная, почему не может скрыть раздражение. – Ты не хочешь котенка? Я ищу, кто бы его взял. – Она попробовала переменить позу и едва не сорвалась. – Но тебе придется подняться за ним сюда.

– Котенка я не хочу, – признался он. – По крайней мере, сегодня. Но я помогу тебе спуститься вниз.

– Мне помощь не нужна, – быстро сказала Диана и тут же прикусила губу. Что такое она говорит?

– Ты можешь спуститься сама?

Он усмехался, и это ее бесило.

– Естественно.

Он пожал плечами:

– Ну что ж, не буду тебе мешать, – и повернулся – как бы для того, чтобы вернуться к своей машине.

– Кэм! Кэм, подожди! – Диана задрожала. Она действительно готова была упасть. – Конечно, я не могу спуститься сама! Почему, ты думаешь, я вишу здесь, как желудь?

Кэм постарался удержать рвущуюся наружу ухмылку.

– Слегка опозориться иногда полезно, – заметил он.

Она негодующе сверкнула на него глазами и стала спускаться, следуя его инструкциям. И через минуту оказалась у него в объятиях. Он подержал ее немного на руках, так что ее ноги едва касались земли, и посмотрел ей в лицо.

– Почему каждый раз, как я тебя вижу, мне хочется улыбаться? – спросил он.

Она постаралась рассердиться.

– Видимо, я кажусь тебе смешной.

– Нет. – Он покачал головой. Его глаза потемнели. – Дело не в этом.

Она вздохнула, вырвалась из его рук и повернулась к дому.

– Пойдем туда, где не капает, – сказала она, и как бы в подтверждение ее слов дождь полил как из ведра. Они едва успели дойти до порога, когда она вдруг вспомнила: – Подожди! А как же котенок?

– С ним все в порядке, – ответил Кэм и указал на что-то позади нее.

Мокрый котенок стоял у ее ног и смотрел на нее своими желтыми глазами. Диана рассмеялась:

– Ах ты хитрец! Я же знала, ты сможешь спуститься, если очень захочешь!

– В любом случае твоя миссия завершилась удачно, – сказал Кэм и бросился в теплый дом.

– Я принесу полотенца. – Диана направилась к своей маленькой ванной. – По-моему, надо первым делом вытереть котенка. Бедный малыш! Он может подхватить воспаление легких. – Говоря все это, она смотрела на Кэма и не смогла не заметить, как дивно выглядят его сильные мускулы под прилипшей к красивой груди мокрой рубашкой. Диана не понимала, почему от этого зрелища что-то сжимается у нее внутри, но быстро отвела взгляд. – Вот, возьми, – сказала она, протягивая ему полотенце. А сама взяла котенка, вытерла его и опустила на пол. Котенок мгновенно скрылся в соседней комнате. – Надо было бы его выпустить. Может, он нашел бы свой дом. Но как я могу его выгнать под та кой дождь?

– Мне кажется, у тебя завелась киска, – заметил Кэм, оборачивая вокруг шеи полотенце, которым вытирал свои короткие волосы. – Однако тебе и самой стоило бы немного обсушиться.

Диана открыла рот, чтобы возразить, но он уже вытирал сухим полотенцем ее непослушные волосы.

– Я сама, – сказала она и попыталась отнять у него полотенце.

– Спокойно! – приказал он, не отпуская ее.

Она сдалась, подняла лицо и зажмурилась, когда он стал осторожно стирать капли дождя с ее носа.

Кэм улыбнулся, вспомнив: вот так же вытирал ее после того, как взорвался неудачно надутый пузырь жевательной резинки. У нее тогда было больше веснушек. Но в общем она выглядела так же.

Она открыла глаза, и образ девочки Дианы исчез. Она была ангелом из плоти и крови, точно таким, какого он увидел тогда, в ту ночь. Кэм смотрел в ее темные глаза, и ему казалось, что он так ясно видит все детали – мелкие завитки волос у лба, длинные изогнутые ресницы, прозрачную кожу, четкую линию красивых губ, – что может впитать ее целиком. Перед ним стояла Женщина. Он знал ее большую часть своей жизни, любил ее, любил как друга, но любил очень сильно.

Но что-то изменилось. Он чувствовал нечто большее. Электрическая искра пробежала по его телу, но Кэм не отстранился. Он стоял и смотрел, как она берет полотенце и начинает вытирать голову.

Он реагировал на нее именно так с тех самых пор, как вернулся. Но сейчас эта реакция была слишком сильна, ее уже не получалось контролировать. Тут крылась некая проблема, некий конфликт. Кэм считал Диану своим лучшим другом. Но чувство, которое он испытывал сейчас, никак нельзя было назвать просто дружеским порывом. Имеет ли он право так чувствовать? Или это – роковая ошибка?

Диана бросила полотенце на диван и посмотрела на него вызывающе, словно поняла, что он переживает, и хотела его угомонить. Он растерялся, а это было совсем не в его привычке.

– Зачем ты сегодня приехал? – спросила она.

Удивленный, он приподнял бровь:

– Хотел узнать, как ты поживаешь.

– Прекрасно поживаю, – сказала она сухо, словно давая понять, что аудиенция окончена.

Но он поднял перчатку и решил побыть у нее еще немного.

– Я уезжал на несколько дней, – сказал он. – Был в Луизиане, говорил с несколькими знакомыми банкирами, старался предпринять что-нибудь, чтобы удержаться на плаву, хотя бы на время.

Теперь ее взгляд выражал сочувствие. Значит, Диана, которую он знал всегда, где-то тут, рядом.

– Удачно? – спросила она.

– Как тебе сказать… – Он замялся, потом продолжил: – Я говорил с агентами по недвижимости относительно продажи дома.

– Ой! – Она поднесла руку к губам. – Это просто убьет твою маму.

– Я знаю.

– Ты?..

– Пока нет. Я надеюсь обойтись без этого.

Она кивнула со вздохом.

– Ты сказал ей, что не будет никаких праздников?

Он скривился и отвел глаза.

– Не совсем.

– Кэм!

– Она так увлечена своими планами. Мне жаль разрушать ее воздушные замки.

– Но она приглашает людей вроде Андре Дегрегора и кулинара из Сан-Франциско. Ты должен остановить ее.

Он знал, знал, что должен что-то сделать, и очень скоро. Но сейчас он мог думать только о том, как действует это новое электрическое поле между ними. Не очень хорошо. Это видно по ее лицу. Она все время настороже. Хочет, чтобы он ушел. Он задумчиво потер шею и хотел спросить, в чем дело, но котенок вернулся и теперь явно требовал внимания к себе.

– Ну, киска, как мне с тобой поступить? – сказала Диана, улыбаясь. – Мне не нужен котенок. Я жду ребенка.

Она вдруг почувствовала, что сказала это Кэму и он принял ее слова близко к сердцу. Он знал, что она ждет ребенка, и из-за этого простого факта его чувство к ней становилось проблемой.

– На самом деле, – сказал он, – тебе нужен хороший сторожевой пес. Ведь ты живешь тут одна. Что сталось с Максом?

– Макс? – Диана улыбнулась, вспоминая собаку своего детства. – Он умер много лет назад. Замечательный был пес, правда?

Кэм кивнул. Было время, когда Макс являлся полноправным действующим лицом этой драмы. Он всегда мчался навстречу Кэму, когда тот приходил поудить рыбу или повидать Диану. Осознав, что его больше нет, Кэм ощутил внутри пустоту. Ничто не вечно. Все меняется.

Он беспокойно оглядел комнату:

– А знаешь, я никогда раньше здесь не был.

Диана посмотрела на него с удивлением, потом кивнула.

Сюда никто не входил, пока Джед был жив.

Кэм состроил гримасу:

– Твой папа сам был хорошим сторожевым псом.

– Вот именно.

Он внимательно посмотрел на нее. Она не пригласила его присесть, не предложила что-нибудь съесть или выпить. Она хочет, чтобы он ушел. А он, как ни странно, не хочет.

– Однажды я подошел очень близко к дому, – заметил он. – Я горел праведным возмущением и жаждал побеседовать с твоим отцом.

Диана взглянула на него с любопытством:

– О чем?

– О тебе. Я пришел потребовать, чтобы он прекратил обращаться с тобой как с боксерской грушей.

Она покраснела и покачала головой.

– И он немедленно согласился, как только ты объяснил ему, как плохо бить свою дочку-подростка, – сказала она холодно.

– Он прицелился в меня из ружья. – Кэм усмехнулся. – Я бросился прочь, как испуганный кот. – Он посмотрел на котенка, который теперь терся о ноги Дианы. – Не обижайся, киска, – поспешно добавил он и, подняв глаза, встретил взгляд Дианы. Они смотрели друг на друга на миг дольше, чем допускают приличия, а потом она отвернулась, взяла котенка, унесла его на кухню и налила ему молока в блюдце.

Кэм наблюдал за ней и вспоминал ту свою встречу с Джедом.

– Только посмей ударить ее еще раз! – кричал он тогда. – Я заберу ее у тебя. Ты больше никогда ее не увидишь.

– Куда ж ты ее заберешь? – ответил Джед с мрачной усмешкой. – Кто ее примет?

– К себе домой. Мы о ней позаботимся.

Джед рассмеялся ему в лицо:

– Ну да, конечно! Твоя матушка скорее умрет, чем даст ступить на свой чистый пол такой жалкой помоечной твари, как моя дочка. У твоей мамы высокие стандарты, малыш. А ты просто грезишь наяву.

И тут он наставил на Кэма ружье. Кэм, уверенный, что Джед ошибается, изложил матери свою идею. Но оказалось, Джед лучше знал, как устроен мир. Мать пришла в ужас. И эта ее реакция стала одной из причин бегства Кэма из дома.

«Странно, как все изменилось. Теперь Диана – одна из маминых любимиц».

Она вернулась из кухни и вопросительно смотрела на него. Но Кэм все еще блуждал где-то в воспоминаниях.

– Когда умер твой отец? – спросил он.

Она ответила, и он кивнул.

– Твой отец был обижен на весь мир и решил допиться до смерти, чтобы всем отомстить. – И добавил в ответ на ее встревоженный взгляд: – Вероятно, смерть твоей мамы здорово выбила его из колеи.

Диана подняла глаза и вновь встретилась с ним взглядом.

– Моя мама не умерла. Она уехала, когда мне было шесть лет.

Кэм содрогнулся:

– Я думал…

Диана отвернулась от него и принялась собирать полотенца.

– Он хотел, чтобы все так думали. А на самом деле она просто была сыта им по горло и сбежала. А меня оставила.

В ее голосе звучало плохо скрытое горе. Кэму стало очень жаль ее. Он сделал шаг в ее сторону, но почувствовал, как напряглась ее спина, и остановился.

– Ты ничего не слышала о ней с тех пор?

Она вздернула подбородок:

– Нет. И не желаю слышать.

– Я думал, может, ты хочешь примирения, особенно теперь, когда ты беременна.

Она зло на него посмотрела.

– Знаешь что? Моя беременность – это мое дело. И я не хочу ее обсуждать.

– Хорошо, хорошо. – Он нахмурился. Сперва он собирался играть по ее правилам. В конце концов, она беременна. А беременным женщинам нужно особое понимание, особая забота. По крайней мере, так говорят. Но чем больше он думал обо всем этом, тем сильнее чувствовал, что отступает слишком далеко. Все это становится немного странным. Он повернулся, чтобы взглянуть ей в лицо. – Ты хочешь сказать, я должен забыть о твоем ребенке, должен делать вид, что его не существует? Ты этого хочешь? – Она с каменным лицом продолжала сворачивать полотенца и ничего не ответила. Он спросил нарочито небрежно: – На каком ты месяце?

– Кэм! – Диана прижала свернутые полотенца к груди. – Я не буду обсуждать с тобой эту тему.

Он покачал головой:

– Прости, Ди, но так дело не пойдет. Я должен знать, что с тобой происходит, и хочу узнать это немедленно.

Глава 5

Диана, расскажи мне о твоем ребенке.

Она долго смотрела ему в глаза, выдерживая его взгляд, потом повернулась и вышла вон из комнаты.

Он догнал ее, взял за плечи и развернул к себе.

– Послушай, Диана, – сказал он как только мог нежно. – Не убегай от меня. Расскажи мне.

– Зачем? – Она подняла на него глаза – скорее пустые, чем злые. – Да и нечего тут рассказывать.

Он погладил ее плечи.

– Ты не должна так делать. Не должна держать все в себе.

Казалось, она вот-вот заплачет.

– Ты же просто не знаешь, о чем просишь.

– Но я стараюсь. Ты должна открыться мне.

Она яростно замотала головой.

– Ну же, Диана! Мы ведь друзья, правда? Нам надо бороться вместе.

Она посмотрела на него и снова помотала головой, но медленнее:

– Кэм…

– Да, это я, Кэм. И ты можешь рассчитывать на меня. Но сперва ты должна мне довериться. – Она вздохнула, и он улыбнулся. – Как ты назовешь своего ребенка? Скажи мне, Ди. Пожалуйста.

Она глотнула и отвернулась. На самом деле никому на свете она не доверяла так, как доверяла Кэму. Это факт, и его нельзя отмести.

– Я назову ее Миа, – мягко сказала она. – Так звали мою маму.

В любое другое время Кэм пришел бы в ужас, почувствовав, что у него на глазах выступают слезы. Но сейчас он об этом не думал.

– Очень красивое имя, Ди, – сказал он, вложив в свой голос весь запас душевной теплоты. – Да, дорогая. – И он притянул ее ближе к себе. – Очень красивое.

Ее руки взметнулись вверх и на какой-то миг, очень краткий, обняли его. Он поцеловал ее волосы, привлек ее ближе к себе. Она тут же напряглась, отшатнулась, отступила на шаг.

– Когда Миа должна появиться на свет? – спросил Кэм в надежде, что связь между ними не прервется опять. Но молодая женщина лишь покачала головой. – Каковы твои планы? Как ты себя чувствуешь физически? Диана, чем я могу помочь тебе?

Она отступила еще на шаг и коротко ответила:

– Я в порядке. И успокойся на этом, Кэм. Я в порядке.

Он покачал головой:

– Не прогоняй меня, Диана.

Она посмотрела на него долгим взглядом, потом сказала:

– Разве ты не понимаешь? Я вынуждена тебя прогнать. Иначе…

– Иначе – что? – Он действительно не понимал. – Что случится, если ты меня не прогонишь?

Она проглотила ком в горле и быстро продолжила:

– Вот дилемма, Кэм. Ты охранял меня, когда я была ребенком, защищал от насмешек. Благодаря тебе мне стало казаться, что жить действительно стоит. Мне было так плохо, когда весь мир был против меня. А потом появился ты. – Она на секунду закрыла глаза, вспоминая тот день. – И я обрела рыцаря. И для меня с того дня все изменилось. Но…

Он вздохнул.

– Я знал, будет какое-то но.

– В каком-то смысле ты меня погубил.

Кэм был потрясен.

– Погубил тебя?

– Понимаешь, мое представление о том, каким должен быть мужчина, с которым я могла бы идти по жизни, оказалось далеким от реальности. Ты поднял планку так высоко, что ни один мужчина не смог ее преодолеть.

Кэм готов был рассмеяться, но понимал – этим он погубит все. И только сказал:

– Глупо.

– Нет, не глупо. – Диана вздохнула и пожала плечами. – Я не знаю, это действительно был ты или тот твой образ, который я для себя создала.

Он хмыкнул:

– Ты делаешь из меня какого-то театрального героя.

– Но ни один мужчина не сумел превзойти этот образ. Я старалась, старалась многие годы. Но не могла забыть тебя. – Она не хотела бы ничего больше говорить – это было слишком рискованно, но все же решила добавить: – В конце концов я кое-что предприняла, чтобы двинуться вперед. И тут появился ты. – Она покачала головой, словно умоляла его понять ее. – Я не могу снова стать девочкой, которая смотрела тебе в рот. Не должна допустить, чтобы так случилось.

– Я понимаю, – сказал он задумчиво. – И уважаю тебя за это.

Она посмотрела ему прямо в глаза:

– Но понимаешь ли ты, что искажаешь мою реальность?

Кэм колебался, не зная, как поступить. На самом деле он не хотел уходить из ее жизни. Он просто не мог себе представить, что тогда будет. И в каком-то смысле не очень во все это верил.

– Мы что-нибудь придумаем.

– Нет, не придумаем. – Она отшатнулась от него. – У меня будет ребенок. Я должна сосредоточиться только на нем. Я не могу жить надеждой увидеть твою улыбку, побыть с тобой минуту-другую, посмотреть на тебя, пока ты что-нибудь делаешь. Ты понимаешь?

Она говорила серьезно. Он почесал шею и повторил:

– Глупо.

– Поверь мне, я пронесла это сквозь годы. Думаю, я лучше тебя знаю, что происходит у меня в душе. – Она посмотрела на него очень серьезно. – Кэм, пожалуйста, не приходи сюда больше.

«Ну это уже слишком!»

– Что ты такое говоришь?

– Прошу тебя, оставь меня в покое.

Мужчина покачал головой, все еще отказываясь воспринимать смысл ее слов.

– То есть ты хочешь сказать…

– Мне нужно пространство. Мне очень трудно сейчас, и мне нужно пространство вдали от тебя, для того чтобы понять, что делать дальше.

Кэм совершенно растерялся. Он понимал – у Дианы проблемы. Но он не понимал, почему она относится ко всему так серьезно. Ему казалось, любые проблемы можно решить. Но как это сделать, если он уйдет, не будет с ней рядом? Нет, совершенно неразумно с ее стороны требовать, чтобы он удалился.

Есть только одно объяснение. Медленно повернувшись к Диане, он задал роковой вопрос:

– Так что, отец твоего ребенка может вскоре объявиться?

В ее лице что-то изменилось. Диана резко повернулась, подошла к двери и настежь распахнула ее: – Уходи!

К этому моменту он был уже достаточно зол для того, чтобы поступить именно так.


В следующий раз Диана увидела Кэма два дня спустя.

По четвергам она всегда меняла цветочные композиции в доме Ван Кирков. Обычно она делала это во второй половине дня, но тут, узнав, что миссис Ван Кирк пойдет к десяти утра на лекцию в клуб садоводов, приехала раньше, не желая встретиться с ней: меньше всего Диане хотелось, чтобы мать Кэма снова стала уговаривать ее принять участие в «проекте». Она не знала, когда именно Кэм собирается открыть своей матери правду, но очень надеялась, что он сумеет все тактично уладить до того, как дело зайдет слишком далеко.

Диана припарковалась на обычном месте. Машин членов семьи не было видно. Хорошо. Значит, никого нет – за исключением Росы, естественно. И конечно, деда.

Диана никогда не разговаривала со стариком, хотя пару раз видела его в беседке. Странно. Этот человек, пользовавшийся в свое время таким авторитетом в долине, сыгравший огромную роль в жизни Кэма, теперь почти нигде не показывался. Насколько она знала, он вообще редко выходил из своей комнаты. Так что она могла спокойно работать, не боясь встречи с ним.

В библиотеке она заменила увядшие гладиолусы на букет ярких весенних цветов, поставила в столовой вместо поникших роз огромную вазу с желтыми тюльпанами и пурпурными ирисами, потом направилась к лестнице. Она с удовольствием украсила цветами маленькую гостиную миссис Ван Кирк. Потом подумала – поскольку Кэма нет дома, можно поставить и в его комнату небольшой букетик. Тот факт, что она не виделась с ним, не означал, что она о нем не думала.

Не думала о нем! Смех и грех! Она была полна им, хотя знала: этому надо положить конец. Но обойти его комнату, украшая цветами весь дом, не есть решение проблемы.

И она пошла по коридору туда, где, по ее представлению, находилась комната Кэма. Дверь была чуть-чуть приоткрыта. Она тихонько постучала, потом распахнула дверь и увидела большую кровать у стены и ночной столик. По стенам висели десятилетней давности вымпелы разных спортивных команд. Постель была не убрана.

«Противный Кэм! – подумала Диана. – Чего он ждет? Чтобы за ним убирала служанка? Он мог бы сам застелить свою постель».

Она поставила на столик у кровати вазочку с желтыми тюльпанами и синими ирисами и засмотрелась на вмятину, оставленную на подушке его головой. Мысль о спящем Кэме наполнила ее такой нежностью, что она застонала.

Шум в коридоре заставил ее обернуться. Дверь в ванную комнату открылась, и перед Дианой предстал Кэм, облаченный только в подобие набедренной повязки из пушистого полотенца. Она открыла рот и замерла, не веря своим глазам. И в ту же секунду он, одним шагом преодолев расстояние между ними, схватил ее и зажал ей рот рукой. Она задохнулась, а он теснее прижал ее к себе и закрыл дверь ударом ноги.

– Тише! – прошептал он ей в самое ухо. – В коридоре кто-то есть.

Она кивнула в знак понимания. Он отнял руку от ее губ и обнял ее. Из коридора слышались голоса. Она узнала голос Дженни. Голос другой женщины был ей незнаком.

Но что ей за дело до них? Она в объятиях Кэма! Разве она в своем воображении не испытывала много раз именно эти ощущения? Диана посмотрела Кэму в лицо. Его глаза искрились смехом, но, когда он поймал ее взгляд, веселье исчезло из них, как если бы он мог знать, что она сейчас чувствует. И он крепче обнял ее.

Ей следовало вырваться, оттолкнуть его, но она почему-то была не в состоянии это сделать. Ее плоть, ее душа, ее сердце жаждали его объятий. Она словно увязла в меду – хотела двинуться и не могла.

Его глаза потемнели. Между ними появилось ощущение чего-то нового. Кэм наклонился к Диане, и она только успела вздохнуть перед тем, как ее губы открылись навстречу его губам. В этот момент она перестала сопротивляться. Она приняла его, как если бы ждала всю свою жизнь.

А так и было на самом деле.

Кэм вовсе не собирался так поступать. Наоборот, он сердился на себя, клялся, что не будет делать ничего такого, ничего даже отдаленно подобного. Последние два дня у него в голове беспрерывно звенели ее слова. Чем больше он о них думал, тем бессмысленнее казались ему и они, и его собственная на них реакция. Он всегда знал, что Диана несколько неравнодушна к нему, но не воспринимал это всерьез. Это было давно – детское увлечение. Но все изменилось. Он сам изменился. В том-то и проблема.

А она – изменилась? Прав ли он? Действительно ли ее «неравнодушие» выросло во что-то более сильное? А если так, почему она не следует своим инстинктам?

Конечно, из-за отца своей малышки. И в каком-то смысле он должен принять эту ситуацию. Узы женщины и отца ее ребенка священны, даже если между ними возникают проблемы. А он должен держаться поодаль, позволить ей самой разобраться со своими делами.

Но, с другой стороны, где этот тип? Как мог он оставить Ди один на один со всеми переменами в ее жизни? Ей нужна поддержка. Друг по меньшей мере. И он, как настоящий друг, не мог ее бросить.

Она просит его держаться подальше. И он хотел бы уважить ее просьбу, пусть и против собственной воли. Но, черт подери, как это сделать, если она вдруг оказывается в его спальне? Игра окончена, Диана!

Он держал ее в объятиях и желал, чтобы это продолжалось вечно. Ее нежный, свежий аромат ударил ему в голову. Ощущение ее прикосновения к его обнаженной груди было столь сладостным, что ему захотелось войти внутрь ее тела и раствориться в нем. Пути назад не было.

Диана собирала силы для сопротивления. Мучительно трудно оттолкнуть мужчину, о котором мечтаешь большую часть жизни. Но так надо.

Она не могла поверить, что после всех серьезных размышлений, после всех железных решений побороть свое чувство она вдруг оказалась здесь, и отдалась его поцелуям, и наслаждалась ими. Как это могло случиться? Может, ее просто уже давно никто не целовал? Нет. Дело не в том, что ее целует мужчина, а в том, что ее целует Кэм. Именно Кэм.

И все-таки она сумела слегка отстраниться от него, хотя он все еще держал ее в объятиях.

– О Кэм, – простонала она, с любовью глядя в его красивое лицо.

– Тише, – прошептал он и подался вперед, чтобы поцеловать ее в шею. – Или ты хочешь, чтобы Дженни ворвалась сюда и потребовала объяснений?

Она вздохнула и покачала головой:

– Факт остается фактом. У нас не получается.

– Что?

Она пыталась заставить его разжать объятия.

– Держаться подальше друг от друга.

В его глазах вспыхнуло лукавство.

– Ну, я тут ни при чем. Я никогда не хотел держаться от тебя подальше.

Она обреченно вздохнула:

– Я думала, после того, что я сказала тебе прямо в лицо…

– Не сработало. Хочешь попробовать что-нибудь еще? Это, например. – Он наклонился и поцеловал ее ухо.

Но она оттолкнула его:

– Нет, Кэм! Мы должны постараться.

– Слушай, Ди, – сказал он с упреком. – Тебе надо решить, чего именно ты хочешь от жизни. Ты гонишь меня, потом появляешься в моей спальне. Или у тебя раздвоение личности, или ты не в состоянии поладить сама с собой.

– Я просто принесла цветы, – возразила она жалобно, зная, что на самом деле это не аргумент.

– А, твое обычное занятие.

– Кэм, я не имела в виду ничего такого.

– В самом деле?

– Я думала, тебя нет дома.

– Но ошиблась.

– Естественно. – Ей удалось чуть увеличить пространство между ними, но она по-прежнему не могла оторвать взгляд от его широких плеч и мускулистой груди. Что-то сладко сжималось у нее внутри, даже когда она просто смотрела на него. Диана зажмурилась и стиснула зубы. Потом опять открыла глаза и сказала, уже более решительно: – Как мне отсюда выбраться, чтобы не наткнуться на твою сестру?

– Минуту назад я слышал, как она спускается вниз. Путь должен быть свободен.

Диана внимательно посмотрела на Кэма. Она не слышала шагов за дверью. Она просто отдавалась его поцелуям – слишком полно, чтобы замечать что-то еще. А он заметил. Этот факт стоит держать в голове.

Кэм открыл ей дверь и улыбнулся:

– Подожди меня ровно одну минуту. Я оденусь и…

Она покачала головой:

– Не стоит. Я ухожу, Кэм. Ничего не изменилось.

Его глаза потемнели.

– Черта с два, – пробормотал он.

Диана снова покачала головой, оглядывая коридор, чтобы убедиться, что он пуст:

– До свидания, – и, избегая смотреть на Кэма, покинула его спальню.

Она быстро обошла комнаты первого этажа, еще раз быстро осмотрела свои цветочные композиции и, уже направляясь к выходу, почти налетела на Дженни.

– Привет, – сказала та. – Я видела твою машину. Не могу понять, где ты бродила.

– Меняла цветы. – Диана очень старалась говорить непринужденно. – И задержалась.

Зеленые глаза Дженни сверкнули.

– А как твое дитя? – спросила она, и что-то в ее тоне заставило Диану насторожиться.

– Спасибо, хорошо, – ответила она и хотела пройти на кухню, но, к ее удивлению, Дженни сделала шаг вперед и буквально загородила ей дорогу.

– Знаешь, меня тут спрашивают, не Кэм ли отец твоего ребенка.

Сердце Дианы сжалось, но она не выдала себя.

– Забавно! Обидно, что ты не знаешь ответа на этот вопрос, правда? – Она тут же раскаялась в своих словах. Почему было не сказать прямо и просто, что Кэм тут ни при чем, и не закрыть эту тему? Но Кэм, вероятно, уже пытался. И Дженни не поверит ей, что бы она ни говорила.

– Мама все еще думает о балах и приемах, – холодно сказала Дженни. – Надеюсь, ты понимаешь, зачем они ей.

– Догадываюсь.

Дженни кивнула.

– Нам надо, чтобы Кэм нашел богатую жену. Это практически единственная надежда решить наши финансовые проблемы.

Диана хоть и с трудом, но подавила злость.

– Удачи вам, – сказала она и сделала шаг вперед, но Дженни по-прежнему не давала ей пройти.

– И как же все это вяжется с твоими планами? – спросила она, глядя сузившимися глазами на круглый живот Дианы.

Теперь молодая женщина рассердилась не на шутку. Как она смеет?!

– У меня нет никаких планов, – сказала она, глядя Дженни прямо в глаза.

Та подняла брови:

– Правда?

– Правда. Да, я не смогу принять участия в этих балах, так как уезжаю на некоторое время. И тебе придется срывать свой гнев на ком-нибудь другом. – Она решительно отстранила Дженни и пошла к двери, сгорая от злости. – Пока!

Уже сев за руль, Диана вспомнила, что она сказала Дженни, и коротко рассмеялась. «Уезжаю». Забавно! Ей понравилась эта идея. По-видимому, уехать – единственный способ сбежать от Кэма. Оказавшись вдали от него, она, возможно, даже сумеет его разлюбить.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации