» » » онлайн чтение - страница 7

Текст книги "Если веришь"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 00:18


Автор книги: Кристин Ханна


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 17 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Но теперь он задумался. Чем стала любовь для Марии? Неужели она ждала, переживая и страшась, простых слов, которых она так и не услышала? Неужели она сбежала с первым мужчиной, сказавшим ей эти слова, потому что жаждала их услышать?

Он не знал, а может, никогда не узнает, что же они с Гретой сделали неправильно, где допустили ошибку. Все исправить – вот что сейчас важно.

Надо каким-то образом разрушить стену молчания. Может быть, тогда он придумает, как сказать нужные слова. А их немало.

А возможно – всего одно.

Поздним вечером Расе подошел к амбару и окликнул Джейка. Услышав голос старика, мальчик приободрился. Сегодня он чувствовал себя таким уставшим и одиноким. Ему не терпелось посидеть с Рассом и поболтать. Рядом со стариком Джейку становилось хорошо и спокойно.

– Эй, Джейк, спускайся.

Джейк помедлил. Голос Расса показался ему... грустным. Мальчик подполз к краю сеновала и посмотрел вниз.

– Привет, Расе.

– Привет, Джейк, – слабо улыбнулся Расе. Уверенность Джейка окрепла: что-то случилось.

– Ты не принес еды. – Расе покачал головой.

– Спускайся.

Джейк скатился с лестницы.

– Что случилось?

Расе подошел к нему, по-стариковски шаркая. Слезы блестели в его голубых глазах.

– Я размышлял, Джейк.

Джейк облизнул губы в предчувствии чего-то нехорошего. – О!

Расе отвел глаза и посмотрел в пыльное боковое оконце амбара.

– Я считаю, ты не должен скрываться здесь. – Но...

– Никаких «но», – отмахнулся Расе. – Я не настолько глуп, чтобы совершить дважды одну и ту же ошибку. И я не позволю тебе прятаться от чего бы то ни было.

Джейк оцепенел. Целая гамма чувств: страх, беспокойство, предчувствие – охватила его.

– Почему вы решили, что я от чего-то прячусь?

– Поверь мне, Джейк, я научился догадываться кое о чем по приметам.

– Я ни от кого не прячусь. – Он покраснел, тут же поняв свою ошибку. – То есть ни от чего.

Расе долго смотрел на мальчика, так что тот почувствовал себя неловко.

– Ладно. Тогда нет смысла оставаться в амбаре. – Джейк покачал головой. У него пересохло горло. Он боялся, что его страх слишком заметен, но ничего не мог с собой поделать.

– Я так не думаю...

Расе положил ему руку на плечо и тихонько сжал.

– Настало время познакомиться с моей дочерью... и Бешеным Псом и перестать прятаться.

«Настало время». Джейк тяжело вздохнул. Сколько раз он говорил себе то же самое? Возможно, Расе прав, хватит бежать, прятаться и все время бояться. Он преследует Бешеного Пса уже несколько месяцев и слишком боится даже просто с ним поздороваться.

– Пошли, – тихо позвал Расе и направился к двери. Но Джейк не тронулся с места. Он не мог оторвать ног от пола – они словно окаменели. «Тебе не обязательно идти за ним».

Он может прямо сейчас убежать и вообще обо всем забыть.

Уже десять лет он хотел забыть легендарного Бешеного Пса Стоуна, но не мог.

Он понимал, что должен идти за Рассом. Должен. Он мечтал о такой возможности уже много месяцев. Нельзя упускать случай только потому, что он боится.

– Расе?

Старик обернулся: – А?

– Пойдем вместе. – Вопреки желанию его голос прозвучал слабо и печально.

Расе кивнул и понимающе улыбнулся:

– Хорошо.

Джейк зажмурился и прочел про себя короткую молитву. Потом они вместе вышли из амбара и зашагали в сторону дома.

От страха Джейка начало подташнивать. Он старался подавить его, но не мог. Страх пересиливал.

Наконец-то после стольких лет он встретится со своим отцом.

Глава 11

Стоя перед зеркалом, Мария по своему обыкновению стягивала волосы в тугой пучок. Одну за другой она вкалывала в него шпильки, до тех пор, пока даже ураган не смог бы его растрепать.

Сегодня она позволила Бешеному Псу приблизиться к себе. Даже слишком. От одной такой мысли ей стало не по себе: она чувствовала, что становится уязвимой. Не говоря уже о страхе. Она позволила ему сегодня совсем немного проникнуть в ее душу.

Ее пробрала дрожь. Чем-то ее тронуло его тихое признание. Оно пробудило в ее душе теплые чувства, позволило ей немного расслабиться, и она подумала, что, может быть, когда-нибудь все станет как раньше. Такая мысль не приходила ей в голову уже много лет.

Всего на один волшебный миг она почти поверила в то, что сбудутся ее мечты, что ее жизнь может измениться.

Чувствуя себя бесконечно уставшей и старой, Мария спустилась на кухню и почти машинально разожгла огонь в печке, достав из буфета продукты. Но даже ежедневная рутина, обычно успокаивавшая ее, сегодня не подействовала.

Все-таки она дура. Позволять себе притворяться – просто безумие. Она заплатила высокую цену за то, что смотрела на жизнь сквозь розовые очки. Бешеный Пес всего лишь улыбнулся ей и чуть-чуть утешил. Ничего такого, в чем она нуждалась, на что могла бы рассчитывать. И его утешения не спасли от мучительного чувства одиночества, терзавшего ее долгими ночными часами.

Он бродяга, случайно появившийся в ее жизни. Возможно, он не такой, как Стивен, но, в конечном счете, он не спасет ее от страданий. Слишком уж он похож на Стивена. Он уйдет.

'Подобная мысль привела ее сердце в трепет. Но когда он исчезнет, она вернется к своей привычной жизни и снова будет одинокой, изолированной от внешнего мира, в котором ее все, пугает.

Ведь она хочет остаться одна, напомнила она себе. Ей надо защититься от Бешеного Пса и от самой себя. Она должна быть уверенной, что когда он уйдет – а он уйдет, – он не захватит с собой ее сердце. Еще раз она такого не переживет. У нее уже не хватит сил.

Но оградить себя от того, чтобы он не взял с собой ее сердце, у нее есть только один-единственный способ – не отдавать его ему.

Достав из-под печки большую чугунную сковороду с длинной ручкой, она с грохотом поставила ее на плиту. Потом смешала свиной жир, сосиски, лук и оставшееся от обеда картофельное пюре.

Неожиданно скрипнула входная дверь, и она услышала голос отца:

– Иди на кухню. Я сейчас приду.

Сердце Марии ёкнуло. Неужели она опять увидит Бешеного Пса? «Боже, дай мне сил...»

Она схватила перечницу и энергично тряхнула ее над сковородкой.

– Привет, Расе, Бешеный Пес, – не оборачиваясь, проговорила она. – Ужин почти готов.

Входная дверь закрылась. В прихожей послышались осторожные шаги.

– П-привет.

Мария обернулась и увидела паренька с большими испуганными зелеными глазами и всклокоченными рыжими волосами, такого худого, что он напоминал ей лесного эльфа из сказки. Но его высокие скулы и упрямый подбородок говорили о том, что в будущем он наверняка станет красивым мужчиной. На худеньких плечах болталась грязная, в заплатках, голубая рубашка, шерстяные брюки не по росту держались на толстом черном ремне.

У Марии перехватило дыхание. Алюминиевая перечница выскользнула из неожиданно ослабевшей руки и со звоном упала на пол. На какую-то пугающую минуту ей показалось, что она видит привидение – образ, созданный ее собственным воображением.

– Томас, – прохрипела она шепотом. Мальчик нервно облизнул губы.

– Меня зовут Джейк, – срывающимся голосом произнес он. – Мистер Трокмортон пригласил меня на ужин. Я его новый помощник.

– Я не понимаю...

– А что тут понимать. – На кухне появился Расе. – Вижу, ты уже познакомилась с нашим юным гостем.

Медленно, очень медленно все встало на свои места. Реальность заслонила воображаемый образ.

Теперь она могла лучше рассмотреть мальчика. Печаль и разочарование – вот что она почувствовала. Перед ней не привидение, а обыкновенный мальчик. Грязный оборванец, рыжеволосый и зеленоглазый. Никакой он не Томас. Да и не мог он быть Томасом...

Мария попыталась привести в равновесие свои чувства.

– Джейк.

Но как бы она ни старалась, из груди ее вырвался лишь дрожащий шепот.

– Он будет помогать мне, составлять каталог моих ископаемых.

Мария кивнула, слишком огорошенная, чтобы напомнить отцу, что она составляет его каталог. Ее пальцы горели от желания дотронуться до щеки мальчика, откинуть с глаз грязные волосы. Ему, наверное, нужна мать, которой она уже не могла стать.

Но она вовремя остановилась.

– Где ты его откопал, Расе?

Джейк испуганно посмотрел на Расса.

– Он... э... прочел еще одно мое объявление. Он как раз проходил мимо, а ему срочно необходимы деньги.

«Проходил мимо». Знакомые слова болью отозвались в душе Марии. Что ей сказать мальчику? На вид ему лет пятнадцать – такому большому парню вряд ли нужна мать или материнский уход. Но эмоции захлестывали ее против воли. Она с трудом удержалась, чтобы не подойти к нему и не предложить выстирать его вещи.

– Ах, так...

– Вы не возражаете? – спросил Джейк.

Мария посмотрела на мальчика. Он явно нервничал, вытирая потные ладони о штаны. Ей вдруг стало его страшно жалко. Он так же одинок, как она и Расе, и нуждается в утешении. Несправедливо, чтобы такое юное существо страдало от одиночества и страха.

– Конечно, не возражаю, – улыбнулась она. – Добро пожаловать, Джейк.

Ее слова эхом отозвались в ее душе и наполнили ее сердце чувствами, о которых она давно позабыла. «Добро пожаловать...»

– Спасибо, – ответил Джейк, опустив голову и глядя в пол.

– Вот и все, – подытожил Расе, указывая Джейку место за столом.

А Мария, вернувшись к плите, добавила в сковороду сосисок, картошки и лука.

Ее руки дрожали, а сердце готово было выскочить из груди. В присутствии Бешеного Пса, а теперь и Джейка ей не удавалось держать себя в руках. Созданный ею за столько лет мир словно перевернулся с ног на голову. И все, что она хотела, все, во что верила, и за что боролась, медленно, но бесповоротно соскальзывало в пугающую темноту неизвестности, с которой она уже не могла справиться.

Все происходило слишком быстро.

«Господи, помоги мне...»

Но она даже не знала, о чем просить Господа.


Джейк сидел за столом, выпрямив спину и положив руки ладонями вниз на плотно сжатые колени. Кровь так стучала у него в ушах, что он почти оглох.

– Ты... уже давно скитаешься, Джейк? Джейк?

Джейк заморгал и поднял голову. Сидевший напротив Расе внимательно на него смотрел, нахмурив кустистые седые брови.

– Простите, сэр. Вы что-то сказали?

– Я ничего не говорил. Мария тебя спросила, давно ли ты скитаешься.

Джейк перевел взгляд на стоявшую у плиты женщину, которая смотрела на него в точности так, как его мать. Тепло и внимательно. Словно он что-то для нее значил. Хотя думать так – просто безумие.

– Уже давно.

– О! – Она улыбнулась, и он почувствовал, что внутри у него разливается тепло.

Джейк хотел сказать еще что-то, но тут кто-то постучал в дверь.

Джейк оцепенел. Его пальцы нервно сжались в кулаки. Он вдруг почувствовал, что не сможет ничего сделать. Ему захотелось снова уползти в темноту и отложить неизбежное. Бешеный Пес вряд ли примет давно потерянного сына. Ему наверняка все равно. Так что ему нечего здесь делать...

– Откроешь дверь, Мария?

Джейк бросил беспокойный взгляд на Марию в надежде, что она сумеет не впустить в дом Бешеного Пса. На какую-то секунду ему показалось, что она сможет предотвратить неизбежное. Похоже, она нервничала не меньше, чем он. Вытерев руки о мятый передник, она вышла.

Джейк слышал, как скрипнула входная дверь и раздался раскатистый голос Бешеного Пса. Джейк не расслышал, что ответила Мария, но ее голос дрожал.

«О Боже, мама... О Боже...»

Бешеный Пес легким шагом вошел на кухню в сдвинутой на затылок шляпе с белозубой улыбкой на загорелом лице. Поношенная черная рубашка облегала широкие плечи, открытый ворот обнажал волосатую грудь, выцветшие голубые джинсы сидели как влитые.

– Так-так, – еще шире улыбнулся он, – кто сегодня у нас тут, Мария?

Джейк так быстро вскочил, что стул полетел на пол. Шея и щеки мальчика запылали жарким огнем. Он разжал кулаки и прижал руки к бокам.

Бешеный Пес снял шляпу и бросил ее на вешалку. Он провел пятерней по длинным светлым волосам и подошел к столу.

Цоканье ковбойских сапог по деревянному полу громом отдавалось в ушах Джейка.

Бешеный Пес протянул ему руку.

– Привет, малыш. Меня зовут Бешеный Пес. – Джейк смотрел на протянутую ему руку и думал о своей потной ладони. Он откашлялся и, незаметно вытерев ладонь о штаны, протянул руку.

Гибкие пальцы обвились вокруг пальцев Джейка.

– А у тебя есть имя, малыш?

Джейк поднял голову и взглянул в серые глаза Бешеного Пса. Волна чувств захлестнула его. Еще никогда он не стоял так близко к отцу. О такой минуте он мечтал всю свою жизнь, хотя не верил, что на самом деле их встреча когда-нибудь произойдет.

– Меня зовут Джейк, – тихо ответил он, опасаясь, что голос может ему изменить.

Бешеный Пес хотел высвободить руку, но Джейк ее не отпускал. Ему отчаянно хотелось продлить рукопожатие, о котором он так долго мечтал.

Нахмурившись, Бешеный Пес дернул руку чуть сильнее.

Пальцы Джейка разжались.

– Что ж! – Бешеный Пес повернулся к Марии и, засунув большие пальцы за ремень джинсов, подошел к плите. – Что у нас сегодня на ужин?

Джейк посмотрел на широкую спину отца и разозлился. О нем уже забыли, просто отмахнулись...

«Вот что ты должен помнить о своем папочке, Джейк. Бешеный Пес очень легко все забывает. Такой уж он человек».

Джейк вспомнил слова матери и немного успокоился. Он осторожно выдохнул, и его гнев прошел. Нелегко будет привлечь внимание Бешеного Пса, а еще труднее – удержать его. Бешеный Пес – человек-одиночка, он никогда долго не задерживался на одном месте и ни о ком, кроме себя, никогда не заботился.

Мама говорила ему и о том, что Бешеный Пес никому не давал никаких обещаний.

«Но любовь, – говорила она, – дело другое. Твой отец знает, как надо любить, – правда, по-своему. Просто он никак не может заставить себя остаться...»

А ему другого и не надо. Может, и глупо, но ему необходима его любовь. Как только он узнал, что у него есть отец, желание отцовской любви поселилось в его сердце. А после смерти матери оно стало еще сильнее.

Не так уж много он и просит, не так ли?

Бешеный Пес сидел за столом, вытянув и скрестив длинные ноги. Джейк сидел напротив него в той же напряженной позе. Расе развалился на своем стуле и, казалось, дремал. Мария, стоя у раковины, мыла посуду.

Бешеный Пес не мог оторвать от нее глаз. В ней появилась какая-то мягкость, она не напряжена, как раньше. Она его завораживала.

Неожиданно она повернулась, зажав мокрыми кулаками передник. Их взгляды встретились.

Он ждал, что она сразу же отвернется, но она продолжала смотреть на него. Потом выпустила передник и опустила руки. Сейчас она выглядела невероятно красивой, но странно уязвимой. Опасное желание зашевелилось у него в паху. Ему вдруг нестерпимо захотелось поцеловать ее.

Стул под Рассом громко заскрипел. Он откинулся на спинку и разжег трубку. Сладкий аромат табака наполнил кухню.

– Сядь, Мария. Мне пришла в голову мысль. – Расе попыхтел трубкой.

Мария подошла к столу и села рядом с Бешеным Псом, всячески избегая его взгляда. Ее стул стоял так близко, что он почувствовал исходивший от ее одежды еле уловимый запах ванили.

– Давайте сыграем в новую игру, которая называется «Игра в коллегию выборщиков». Она учит тому, как надо выбирать президента.

Бешеный Пес улыбнулся:

– Ничего себе!

– Не знаю, Расе. Мистеру Стоуну, наверно, не нравятся настольные игры.

Мария не смотрела на него, но ему показалось, что она как будто разочарована.

Она стала приподниматься из-за стола, но он схватил ее за руку. Она вздрогнула и удивленно повернулась к нему, однако снова опустилась на стул. Их лица находились совсем близко. Ее губы приоткрылись, и она еле заметно вздохнула.

Он смотрел ей прямо в глаза, и она не отвернулась. Кончиком языка она медленно провела по пухлым губам, и ее розовый рот заблестел от влаги.

Он еле сдержался, чтобы не застонать вслух.

– Я не говорил, что не хочу играть. Просто мне игра не нравится.

– Что же вы имели в виду?

– Что-нибудь более... интересное. Например, карты. – Расе в восторге ударил кулаком по столу:

– Здорово придумано!

Мария стала вырывать руку, а он, задерживая ее в своих руках, неохотно отпустил.

– Хорошо. – Она разгладила несуществующую складку на переднике. – Сыграем в карты.

Расе вынул изо рта трубку и, положив локти на стол, сплел пальцы и посмотрел на Бешеного Пса.

– Как насчет того, чтобы сделать игру... еще более интересной?

Бешеный Пес усмехнулся. Игра на раздевание. Ему удалось вовремя удержаться от неподобающего ответа. – Как?

– Командная игра. Вы с Марией против нас с Джейком. – Расе пришел в восторг от своей затеи: – На что играем? Давайте на рыбный завтрак. Выигравшие ловят рыбу и готовят ее.

– Выигравшие? – нахмурила брови Мария.

– А у тебя с этим проблемы?

– Я просто думала...

– Никаких проблем, – перебил ее Бешеный Пес. Расе торжествующе улыбнулся:

– Вот и чудесно. – И, похлопав Джейка по руке, добавил: – Что ж, партнер, давай обсудим стратегию.

Бешеный Пес ухмыльнулся. Расе и Джейк могут обсуждать свою стратегию хоть до утра, им это не поможет. Он выиграет.

Ничто не помешает ему провести утро в обществе Марии. Даже если ему придется ловить рыбу.

– Я пас. – Расе бросил карты на стол.

– Я тоже. – Карты Джейка легли рядом с картами партнера.

Мария посмотрела на десять карт, лежавших рубашками вверх. У нее возникло сильное желание сгрести их, но Расе строго придерживался правила – не подсматривать.

Бешеный Пес помахал картами, которые держал в руках.

– Надо же. Я снова выиграл. А у меня всего-то три тройки. – Он повернулся к Марии: – А у вас?

Мария положила карты и нахмурилась. Она начала нервничать. Они с Бешеным Псом все время выигрывали. У нее закралось подозрение, что Расе им подыгрывает. А она не хотела выигрывать.

– Ни одной пары.

– Вы слишком сильные противники для таких, как мы, – заявил Расе, отодвигая стул и вставая. Он потянулся и зевнул, прикрыв рот рукой в голубых прожилках.

– Мы же еще не закончили играть! – почти крикнула Мария.

– Кончили. Вы нас обыграли. – Расе повернулся к Джейку: – Боже, как я устал. А ты, Джейк?

– Просто умираю от усталости. – Джейк оказался понятливым парнем.

Мария посмотрела на Джейка и почувствовала, как сжалось сердце.

– Хочешь лечь спать в гостевой комнате?

Джейк занервничал и бросил взгляд на Бешеного Пса.

– Н-нет. Все мои вещи в амбаре.

Взгляд Джейка не ускользнул от внимания Марии. Интересно, какое отношение имеет Бешеный Пес к тому, что мальчик хочет спать в амбаре?

– Ну, если ты предпочитаешь спать там... – Расе похлопал мальчика по спине.

– Обожаю жареную рыбу. А ты? – Обернувшись к Марии, он заявил: – Мы придем на завтрак в шесть часов. Вы успеете?

– Это же рыбалка, – пожал плечами Бешеный Пес, – а не стрельба по движущейся мишени. Пустяковое дело.

– Помнится, вы говорили то же самое о сборе яблок... или о чистке свинарника? – сухо напомнила ему Мария.

– Так то же работа. А рыбалка – забава.

– Вы так думаете?

– А разве нет?

– Разумеется. Что может быть забавнее, чем встать до рассвета, чтобы насадить на крючки скользких живых червей.

– Еще будет темно? – поинтересовался он.

– Конечно.

Его ухмылка не обещала ничего хорошего. Помоги ей Бог, подумала она. Холодные мурашки побежали у нее по спине в предчувствии опасности.

– В таком случае, Мария, поверьте, рыбалка будет забавной.

Глава 12

Мария сидела на верхней ступеньке крыльца, прижав колени к груди. Рядом лежали две удочки, корзина из ивовых прутьев для рыбы и коробка с рыболовными принадлежностями. Закрыв глаза, она прислонилась к увитому глициниями столбу. Запах сухих листьев вызвал у нее воспоминание о весне, когда еще зеленая лоза цвела гроздьями бледно-лиловых цветов.

Ничто не нарушало необычную тишину. Не трещали цикады, молчали лягушки, притаившиеся в сырых местах у реки, птицы не перекликались друг с другом. Словно огромное черное одеяло покрывало поля, погруженные в темноту предрассветного часа.

Сначала тишину нарушил тихий свист, потом послышался скрип сапог по гравию дорожки.

Смутное волнение охватило Марию. Она неохотно подняла голову и стала вглядываться в темноту, надеясь увидеть Бешеного Пса. Но слышала лишь шум шагов и представила себе его походку вразвалочку. Потом шаги затихли.

– Никогда еще не вставал в такую рань, – раздался его сонный голос. – Кажется, пахнет кофе?

– Да, я налила в бутылку.

– Вы налили в бутылку кофе? – Он помолчал, и Мария поняла, что он ухмыляется. – Текила согревает гораздо быстрее.

Против своей воли Мария рассмеялась:

– Не думаю, что мне хочется, чтобы вы согрелись до такой степени, мистер Стоун.

Он приблизился к ней – она слышала его шаги, но сам он оставался лишь тенью.

– Вы опоздали, Мария, – произнес он интимным голосом, и ее пробила дрожь. – Мне уже стало намного теплее.

Он таки добился своего. Что-то глубоко внутри ее шевельнулось– что-то, к чему ни один мужчина уже много лет не прикасался, какое-то чувство – мощное, но совершенно незнакомое: томление, желание – она не могла определить, какое именно.

И все-таки именно томление, неожиданно решила она. В глубине души у нее всегда сидела какая-то тоска по чему-то, по кому-то.

И всегда она будет сидеть, напомнила она себе. Бешеный Пес – гуляка, бродяга, кулачный боец, не тот мужчина, который сможет заполнить пустоту в ее душе. Ему от нее не нужно ничего такого, кроме того, что он может получить у десятка других женщин. И он не останется здесь достаточно долго, ради того чтобы понять, что ей нужно.

И ей стало грустно. А потом она разозлилась.

– Мистер Стоун, – твердо промолвила она, – увольте меня от вашей постоянной болтовни. Приберегите ее для женщины, которой она будет интересна. А мне она надоела.

– А я думал, что она вам нравится, Мария, – ответил он после паузы.

У нее снова замерло сердце, и она разозлилась еще больше.

– Вы ошибаетесь, мистер Стоун. Вы путаете меня с легкомысленными женщинами с большими... с которыми вы, без сомнения, привыкли проводить время.

– С чего вы взяли, что мне нравятся большие сиськи? – Мария сразу поняла, что допустила ошибку.

– Я не желаю вести с вами дискуссию, мистер Стоун.

Он поднялся на одну ступеньку.

Мария приготовилась отразить его атаку, обняв руками колени и крепко прижав их к груди.

Он остановился. Она слышала его дыхание у себя над головой. В каждом вздохе ей чудилось приглашение.

Горизонт постепенно окрашивался первыми лучами восходящего солнца. Красновато-золотистый свет тонкой линией прорезал тьму, согревая остывшую за ночь землю.

Бешеный Пес медленно опустился перед ней на колено. Ступенька прогнулась под тяжестью его тела.

– Так получилось, что мне больше нравится маленькая грудь, Мария. – Ее имя слетело с его губ, словно бестелесная ласка. – С розовыми сосками, которые твердеют, когда я...

– Прекратите! – Она быстро вскочила, не дав ему опомниться.

Чертыхнувшись, он скатился с лестницы и упал в цветы.

Мария схватила удочки и, сунув их под мышку, подобрала юбки и пошла к реке. Он окликнул ее, когда она шагала уже к бане:

– Мария?

Неохотно, но она все же остановилась. – Что?

– Здесь так темно. Я не имею ни малейшего представления о том, где река.

Мария стиснула зубы. Он, конечно, прав. Без ее помощи он не найдет дорогу к реке. Крепко обняв себя руками, она стала нетерпеливо постукивать ногой.

«Не разрешай ему доставать себя, Мария. Держись от него подальше».

– Хорошо, мистер Стоун. Жду вас.

Она слышала его шаги позади. – Вы где?

– Здесь.

Она почувствовала, как его сильная рука обняла ее, а длинные пальцы сцепились с ее пальцами.

Она напряглась и попыталась вырваться. Но он держал ее крепко.

– Не хочется заблудиться.

Мария старалась не замечать, как приятно прикосновение его теплых рук.

– Тогда пошли.

– Да, пошли, – прошептал он ей на ухо.

Так они и шли по темному саду. Все ее чувства обострились. Его рука – будто якорь спасения, которого ей так не хватало все годы.

Сколько же прошло лет с тех пор, как к ней прикасался мужчина? Пусть даже мимоходом. А теперь он держит ее руку. Ее обуревал целый шквал чувств – головокружительных, отчаянных, пугающих. Все они казались ей незнакомыми и в то же время страшно знакомыми. Она пыталась убедить себя, что не испытывает желания к мистеру Стоуну, ни малейшего. Что любая женщина почувствовала бы то же самое в подобной ситуации, особенно к такому мужчине, как он. И она, конечно, права, хотя не совсем. Даже после всего, что она испытала, после того, что узнала о Бешеном Псе, что-то в нем заставляло ее сердце трепетать.

К тому времени как они дошли до реки, солнце уже окрасило землю в розоватые и золотистые тона. Темный сад озарился лучами утреннего солнца. В полной тишине слышался лишь равномерный плеск воды.

Марии страшно не хотелось говорить Бешеному Псу о прибытии к месту рыбалки, потому что тогда он ее отпустит, и она снова останется одна. Одинокая женщина без привязанностей.

Она вздохнула, и в тишине вздох ее прозвучал печально. Неужели она действительно так одинока, что рука мужчины – пусть даже всего рука Бешеного Пса – заставляет ее лгать самой себе?

– Мы пришли. – В ее голосе, помимо воли, слышалось разочарование.

Немного помедлив, он отпустил ее, и она почувствовала, как ветерок охладил ее руку, которая только что ощущала тепло и близость другой руки.

Мария бросила удочки и коробку с крючками на землю.

Бешеный Пес сел, вытянув длинные ноги. Откинувшись назад, он уперся локтями в землю, ни на секунду не отрывая взгляда от Марии.

Господи, подумала она, сколько же прошло времени, с тех пор как на нее так смотрел мужчина? Будто она молода и красива... будто ему не все равно, кто перед ним. Мягкий юмор, светившийся в его глазах, словно отщипнул кусочек ее сердца, заставив ее снова томиться по тому расплывчатому нечто, которого она никогда раньше не испытывала.

– Так и будете стоять весь день?

Его слова вывели Марию из оцепенения. Разве она забыла, что он никчемный бродяга, который только и умеет говорить красивые слова, а потом быстро исчезать.

Их глаза встретились. Лукавая улыбка исчезла, а взгляд стал таким теплым и внимательным, что у Марии подкосились ноги.

– Мария, – прошептал он, сев и протянув ей руку. Даже ради спасения души она не смогла бы не ответить на его жест. Она вложила пальцы в его теплую ладонь, и от прикосновения с ней по спине пробежали мурашки. Она медленно опустилась на колени рядом с ним. «Пожалуйста, – молила она, утопая в его серых глазах, – прикоснись ко мне, прежде чем я вспомню, что мне нужен не такой, как ты...»

Но поздно: она уже вспомнила.

Дрожа всем телом, она высвободила руку и попыталась улыбнуться.

– Хотите кофе?

– Нет, вы знаете, чего я хочу.

Она отвела глаза от его призывного взгляда.

– Не смотрите на меня так. – Как?

Она подняла голову и посмотрела ему в глаза:

– Будто вам что-то от меня надо.

– Но вы правы. Я хочу...

Она подняла руку, опережая его слова:

– Не говорите, прошу вас.

Трава под ее коленями, мокрая от росы, сделала влажными не только ее шерстяную юбку, но и теплое зимнее белье. Однако она ничего не замечала. Все ее внимание сосредоточилось на человеке, сидевшем рядом с ней в небрежной позе.

Он перевалился на бок.

– Вы меня заинтриговали, Мария. Что я сказал плохого?

От его простого вопроса ей почему-то стало жарко. Не от этого ли, что она ожидала именно такого вопроса. Не лживого объяснения в любви, даже не признания в том, что он желает ее физически. Он просто констатировал факт. «Вы меня заинтриговали».

Она вдруг страшно испугалась. Она наверняка смогла бы отбиться от красивых слов и, уж конечно, подавить собственные желания, но противостоять его честности – выше ее сил.

Она закрыла глаза, пытаясь взять себя в руки. Где та броня, которая защитит ее от него?

– Мистер Стоун, – с коротким нервным смешком, наконец, выдавила она, – неужели вы должны произносить вслух все, что приходит вам в голову?

– Ага.

Ну что она могла ответить?

А он продолжал смотреть на нее в упор.

У нее перехватило дыхание. Она вдруг стала слышать звуки пробуждающейся природы: шум реки, веяние ветерка... А еще – его ровное дыхание и исходивший от него запах мыла и дыма...

– Иди ко мне, – прошептал он.

Она посмотрела ему в глаза, и ей показалось, что она падает. Она хотела отшатнуться – надо было отшатнуться, – но не смогла.

Она начала медленно, очень медленно наклоняться к нему.

Мокрые от росы пальцы вдруг обвились вокруг ее шеи. Легким прикосновением большого пальца он погладил ее подбородок. Потом стал притягивать ее к себе все ближе и ближе, пока их губы не соприкоснулись.

Он провел губами по ее нижней губе.

– Мария... – прошептал он.

Стыд и унижение заставили Марию отпрянуть назад. Ее пальцы сжались в дрожащие кулаки.

– Я не м-могу.

– Не можете что?

– Вы знаете, – ответила она, не глядя на него.

Он провел указательным пальцем по ее подбородку, заставляя посмотреть ему в глаза.

– А если сказать словами?

Она увидела его потемневшие от желания глаза и чуть не сломалась. Он хотел ее. Она почувствовала, как головокружительное, восхитительное ощущение пронзило все ее существо, словно тысяча огненных искр.

Она уже с трудом себя контролировала, готовая послать к чертям всякую осторожность. Надо что-то срочно сделать, чтобы не позволить ему снова ее поцеловать. Она лихорадочно искала слова, которые могли бы предотвратить...

– Я не могу... целовать человека, имени которого я не знаю.

Он явно такого не ожидал. Ленивая, многообещающая улыбка исчезла с его губ. Нахмурившись, он отодвинулся.

Слава Богу. Ей удалось! К ней вернулось нормальное дыхание.

– Здорово у вас получается.

– Что именно? – Мария невольно смешалась под его проницательным взглядом.

– Защитить себя. Надо отдать вам – должное: насчет имени вы очень умно придумали. Но не обольщайтесь. Надолго вас не хватит.

– Почему же?

Он приблизился к ней достаточно близко, но целовать не стал.

– Потому что сами хотите меня.

Ее словно ледяной водой окатило. Она вскочила. Спотыкаясь об удочки, она отбежала в сторону.

– Ничего подобного.

– Для леди, которой это неинтересно, вы отскочили слишком быстро.

«Уходи. Уходи, прежде чем сделаешь глупость...»

Подхватив юбки, Мария побежала к дому.

– Ловите свою рыбу, мистер Стоун. У меня есть дела поважнее.

Ей ответил веселый раскатистый смех, следовавший за ней по пятам почти до самого дома.

Черт бы его побрал, и черт бы побрал ее одинокую душу. Она знала, что не сможет забыть ощущения его губ на своих губах, не сможет убежать от его слов. И от подобной очевидности она чувствовала себя до боли... унизительно.

Он прав.

Мария взбежала по ступеням крыльца и распахнула входную дверь. В темном холле она села на мягкую скамейку и, прислонившись к стене, перевела дух.

Она никак не могла унять дрожь. Закрыв ладонями лицо и чувствуя собственное влажное дыхание, она прошептала:

– О Боже...

Там у реки она на короткое время забыла обо всем: о своем прошлом, своей боли, своем будущем. Она хотела, чтобы он ее поцеловал, хотела так отчаянно, что стала слабой и беззащитной. Как же близко она стояла к гибели!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации