154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 12

Текст книги "Момент истины"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 01:34


Автор книги: Томас Грессмен


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 12 (всего у книги 14 страниц)

25

Космопорт Тачстоуна, Милос

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

14 марта 3062 г.


Эд Эймис устало прислонился к грубой толстой стальной двери ангара мехов. Холодный зимний ветер хлестал по его ногам. Даже зимой, массивная, усиленная панель оставалась широко открытой, позволяя бронированным бегемотам свободно покидать их темное, похожее на пещеру пристанище. Только во время боевых действий тяжелые двери закрывались и блокировались, чтобы защитить ценные боевые мехи внутри.

Так как нападение могло произойти в любой момент, двери были наполовину закрыты. Эймис соответственно думал, что Эриданская Лёгкая Кавалерия отчасти была загнана в полуосадное положение. С тех пор, как три дня назад появились первые выпуски новостей, которые местные СМИ называли «Гошенская резня», толпа собравшихся людей снаружи у главных ворот Тачстоунского космопорта неуклонно увеличивалась, как и ярость толпы. Но после приказа сменить патрулирующих ограждение периметра пехотинцев на лёгкие боевые мехи, случаи насилия, направленные против Лёгкой Кавалерии заметно снизились.

Но, как и при любой осаде, время играло на осаждающую сторону. Эймис знал, что запасов, которые они собрали, хватит на два-три месяца, даже при условии, что будет еще одно генеральное сражение против сил Бронекавалерии Маккэррона, которых приветствовали, как героев-освободителей граждан Милоса. Именно это странное отношение населения озадачивало Эймиса, и пагубно влияло на боевой дух его солдат.

Он не мог припомнить такого случая, чтобы люди освобожденные от деспотической формы правления и снова захваченные этим режимом, так радушно принимали тоталитарное государство, которое вводило свои войска, которое приносило в жертву их жизни, чтобы снова лишить свободы.

С возгласом досады он повернулся спиной к омерзительным серым облакам и ледяному ветру, и юркнул в сумрак ангара мехов.


– Проклятье, – пробормотала Несса Эмент, поднимая голову от чашеобразного резиннового окуляра мощного оптического прицела, – Я ждала слишком долго.

Как раз, когда она ослабила давление на спусковой крючок тяжёлой снайперской винтовки «Зевс», высокий мужчина, одетый в униформу генерала Сил Обороны Звёздной Лиги отвернулся от открытой двери ангара мехов и исчез внутри укрепленного убежища.

– Я же говорил тебе, Несса, ты должна была снять его, – в голосе Джина Ракана можно было различить смесь упрека и досады.

– Да, – прошипела Эмент, – Но когда крупный зверь ускользает, охотнику остается довольствоваться мелким.

Она прильнула щекой к подкладке на прикладе винтовки. Её ледяные голубые глаза выискивали новую жертву на расстоянии около 800 метров. Позади нее Джин внимательно рассматривал космопорт, его необычно острое зрение усиливалось электронным биноклем.

– Отлично, один есть! – прошептал он, хотя вокруг не было ни кого, чтобы подслушать тихо произнесенные слова. Он и Эмент были отлично подготовленной, да к тому же удачливой снайперской командой, и для них обоих, дисциплина полной тишины стала их вторым «я». Халатность могла стать фатальной привычкой. Ни Джин Ракан, ни Несса Эмент не собирались пасть жертвой небрежности.

– Где?

– Двери ангара, на два часа, пятьдесят метров, – ответил Джин, ориентируя снайпера на мишень, – Тех, отвечающий за обслуживание и, скорее всего, мехвоин, стоят на ремонтном подъемнике.

– Принято.

Эмент немного сместила винтовку, наведя оптический прицел на цель. Сбросив настройки, она увеличила поле зрения прицела, позволив оценить обстановку. Молодая женщина, одетая в испачканную униформу и защитную каску техника, оперлась о перила поднятого ремонтного лифта, чтобы позволить худому молодому человеку заглянуть в открытый эксплуатационный люк в торсе расписанного в серо-белые камуфляжные цвета «Центуриона». Тощий мужчина носил матерчатую кепку и знаки различия капрала Звёздной Лиги. Лазерный пистолет висел у него на левом бедре, подчеркивая, что он не был техом, а скорее всего пилотом меха.

– Первым я сниму пилота меха. – «Хотя это не слишком-то равноценный обмен» – подумала Эмент об ускользнувшем генерале, вводя свое дыхание в легкий, правильный ритм.

Она навела перекрестие прицела на правое ухо мехвоина, место, куда попади тяжелая 45 граммовая пуля, и человек мгновенно лишится двигательных нервов. Она вдохнула, затем два раза выдохнула. На третий она сделала половинный от нормального вздох, последний раз выверила прицел и мягко нажала на спусковой крючок большой винтовки.

Спусковой крючок был рассчитан на давления в 1.5 килограмма. Глушитель резко кашлянул, и «Зевс» ударил ей в плечо, от чего у неё в глазах все поплыло, но пуля уже была в пути.

– Он готов, – прошептал Джин, но Эмент даже не пошевелила ухом. Она перевела прицел на теха, которая широко раскрыла рот от удивления из-за окровавленного трупа у её ног.

Винтовка подпрыгнула и кашлянула снова. Тех упала головой вперед с ремонтного лифта с дыркой с большой палец в груди. Если она и не была убита, то когда упала с лифта, то неестественно выгнутая голова от удара о феррокритовый пол под лифтом не оставляла сомнений, что она мертва.

Эмент не испытывала ни капли жалости к женщине-теху, которой на вид не было еще и девятнадцати. Она была занята тем, что наводила прицел винтовки на открытый эксплуатационный люк. Три быстрых выстрела ударили в массивную цель, пули со стальным наконечником кромсали миомеры и угодили в силовую установку, расположенную в груди Центуриона. Громкий удар, отлично слышимый даже на расстоянии, с которого она стреляла, сопроводил последний выстрел, который она послала через открытый люк.

– Вот и все. Время уходить, – прорычала она, опуская оружие. Даже запрещенные тяжелые тринадцатимиллиметровые сверхзвуковые пули оставили достаточно шума, чтобы сообразительный наблюдатель мог засечь укрытие снайпера. Три выстрела было для нее обычным тактическим лимитом, но заманчивая цель открытого эксплуатационного люка была слишком хороша, чтобы пройти мимо. Несса Эмент выпустила пять пуль. И это означало, что было потеряно время, чтобы она и Джин Ракан сбежали и ускользнули.

Только досада, от того, что командующий вражеский генерал во второй раз ускользает от нее, приглушало чувство удовлетворения, которое она получила от уменьшения боевой мощи противника на два человека, и наносило непоправимый урон их боевому настрою.

Кроме того, Эмент пообещала офицеру, которого она уже не могла видеть, что она вернется, и его чертовская удача больше ни когда не поможет ему.

26

Космопорт Тачстоуна, Милос

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

17 марта 3062г.


– Полковник, вы должны разрешить нам попытаться. И так, все вышло из-под контроля, – обычно мягкая протяжная речь капитана Билла Кайла стала резкой, наполненной эмоций.

После нескольких дней изнуряющих атак снайпера, терпение командира «Следопытов» наконец лопнуло. Последней жертвой этого неуловимого стрелка был многообещающий юноша из его взвода. По заверениям доктора Фухла, главного хирурга бригады, парень будет жить, но возможно потеряет правую ногу, до середины бедра. Даже если раненому пехотинцу смогут подобрать протез, тяжелая рана означает, что он будет списан по здоровью из отряда «Следопытов», возможно, даже из Лёгкой Кавалерии. Это было последней каплей, переполнившей чашу терпения обычно сдержанного командира коммандос.

Полковник Кэлвин уставился на стену, окрашенную в тусклые коричневые цвета кабинета управляющего космопорта, который зарезервировали для командного центра 19-го Кавалерийского полка. Не найдя там ответа, он тряхнул головой и пристально посмотрел прямо в глаза Кайлу.

– Извините, капитан. Я говорю искренне. Никто не хочет более, как я, чтобы эти атаки прекратились. И никто более рассвирепел от этого печального положения дел, чем генерал, но у нас приказ. Мы не можем послать пехотинцев, чтобы выследить снайперов, а боевые мехи для этой работы не годятся. Все равно что заставить охотиться на мышей одессианского ракса.

Мы все видели, как СМИ искажают все, что мы делаем, чтобы предотвратить военные преступления, и используют против генерала и Легкой Кавалерии. Капелла через государственные СМИ требует созыва чрезвычайного заседания Совета СОЗЛ, чтобы осудить все подразделение за нарушения Ареских Соглашений, особенно за наши действия в «Гошенской резне».

– Я знаю, сэр, но…

– Никаких но, капитан, – Кэлвин отмахнулся от протеста своего подчиненного. – Я не могу дать вам разрешения на охоту. Предположим, ВЫ ошибетесь? ВЫ думаете, что сможете отличить снайпера от какого-нибудь гражданского, или еще хуже, репортера и уничтожить его? Только представьте, что сделают эти борзописцы, если ВЫ облажаетесь!

Кайл прикусил язык, чтобы гневная тирада не сорвалась с его уст, по поводу того, что эти репортеры могут сделать со своими переработанными и выдуманными историями.

– Так точно, сэр, – сказал он. Затем он дотронулся брови, в неком подобии отдания чести, развернулся на пятке и с гордо поднятой головой вышел из командного центра.

– Ну что, босс? – лейтенант Чатем Сивула, заместитель Кайла, ждала за дверью в коридоре.

– Ничего, Чэт, – ответил Кайл тихим, злым голосом. – Полковник Кэлвин не позволил нам действовать, потому что боится того, что скажут или сделают репортеры, если мы облажаемся.

– Что, черт побери случилось с Эймисом? – спросила Сивилия. – Он же всегда был воином-сорвиголовой. Что? Он вдруг стал политиком?

– Прекратить, лейтенант! – рявкнул Кайл. – Генерал Эймис по-прежнему лучше всех. Он знает, что, если мы отправимся на задание и не справимся и облажаемся, выполняя его, политики повесят все подразделение, не только нас. Возможно, после этого «белые воротнички» решат, что Звёздная Лига не такая уж и хорошая идея, и все пойдет прахом. Затем что? А? Затем они снова начнут еще одну череду Наследных Войн, затем, мы, возможно, действительно станем теми варварами, которыми нас считают клановцы. Затем, все что было сделано в рамках операции «Змея», станет фальшивым и все те люди, которые погибли на Хантресе, погибли ни за что. Ты сможешь спросить политиков. Ты сможешь спросить командование СОЗЛ. Ты даже можешь сомневаться. Но, ради Бога, больше не спрашивай генерала Эймиса снова. Ясно?

Сивилия опешила, ее рот отвис, как открытый люк кокпита. Кайли прочел на лице своего заместителя шок и удивление, и те же самые чувства, в меньшей мере, почувствовал у себя. Сивилия была приемным офицером, перешедшей из 22-го Дьеронского регулярного. Несмотря на крепкую репутацию соединения и следованию пути бусидо, Сивилия не могла испытывать такой же крепкой любви и преданности, которую испытывали обычные пехотинцы Лёгкой Кавалерии по отношении к своей части и своим командирам.

– Все нормально, Чэт, – Кайли раскаивающе улыбнулся. – Извини, я повысил голос на тебя.

– Сигатаганай, босс, – формально ответила Сивилия по-японски, что сказало Кайлу, что это не имеет значения. – Но что мы будем делать с этим снайпером?

– Ну, раз ты спрашиваешь…


Раскрашенная в оттенки черного, зеленого и белого, выглядящая неземной, перспектива открывалась через окуляр на дисплее силового костюма. Светоусиливающее устройство, прикрепленное к дисплею, рассеивало темноту мрачной ночи.

– Что-нибудь еще? – голос в темноте прозвучал едва различимым шепотом.

– Ничего. Возможно, все по-прежнему спят.

– Хм-м. Наверно.

Билл Кайл поднес электронный бинокль к глазам и пристально изучил территорию перед ним. Только возле главных ворот космопорта было какое-то движение, где дюжина или около того пикетирующих собрались вокруг костра, разведенного в пустой бочке из-под горючего. За забором высотой три метра прогуливался тяжеловесной походкой одинокий боевой мех, тридцатитонный «Бэттл Хок», обходя периметр порта. Ни единого движения в предрассветном сумраке.

Кайл опустил бинокль, потер глаза и взглянул на напарника. Понадобилось не более тридцати секунд, чтобы убедить лейтенанта Сивулу сопровождать его на миссию, на которую командование наложило вето. После его безуспешной попытки убедить полковника Кэлвина позволить «Следопытам» выследить и нейтрализовать вражеских снайперов, Кайл решил взять дело в свои руки.

Как только начало смеркаться, он и Сивула тихо выскользнули из лагеря, перемахнув через ограждение периметра в месте, наиболее удаленном от всех ворот. Несмотря на тяжелые и неуклюжие ранцы, оттягивающие их плечи, коммандос легко перелезли через трехметровый забор, с острой колючей проволокой, протянутой поверху. На них не было ни брони, или каких-нибудь символов части, по которым их могли бы опознать, как солдат Эриданской Лёгкой Кавалерии, в случае если их схватят или убьют. Вместо формы они были одеты в темно-серые комбинезоны, украденные у гражданских работников порта, работающих на складе. Военными были только снаряжение, которое они несли в своих тяжелых рюкзаках и ручное оружие.

Им понадобилось меньше часу, чтобы расположиться в самом высоком здании в непосредственной близости к космопорту, задача облегчалась тем, что они после обеда провели осмотр лагеря, изучив пакгаузы, окружающие космопорт. Кайл и Сивула потратили около полутора часов, осторожно обследуя склад, чьи знаки говорили, что он являлся собственностью «О`Киифри импортеры – экспортеры». Дважды за это время коммандос хватались за свои пистолеты-пулеметы с глушителями, реагируя на неожиданный шум или внезапное движение, только, чтобы обнаружить, что они спугнули пару крыс, или, возможно, это была одна и та же крыса.

Три часа спустя, после того как они перемахнули через южный забор космопорта, коммандос нашли себе удобное укрытие на крыше пакгауза. Пока Кайл проверял снайперскую винтовку «Минолта-9000» и магазин с легкими охотничьими патронами, Сивула осторожно обследовала ближайшие крыши в поисках снайперов. Оба знали, что использование полуооболочечных разрывных пуль против вражеских пехотинцев запрещалось Арескими Соглашениями. Но в тот момент их это не интересовало. Их интересовала только нейтрализация вражеского снайпера, во, что бы то ни стало. Тяжелые пули, с их незащищенным мягким свинцовым наконечником, давали почти полную гарантию смертельного выстрела, при условии, конечно, точного попадания.

На протяжении всей ночи, Кайл и Сивула изучали крыши, надеясь засечь признаки террористов, которые проводили кровавую компанию против Эриданской Лёгкой Кавалерии. Сейчас, когда на западе стало подниматься солнце, они начали сомневаться, что вражеские стрелки появятся сегодня.

– Босс, у меня есть движение, – прошептала Сивула.

– Где?

– Десять часов. Белое здание. Шестьсот метров.

Кайл вскинул снайперскую винтовку, установил сошки на рельефный парапет крыши, и навел оружие в указанное Сивулой направлении.

– Есть, – прошептал он, обнаружив здание, которое его наблюдатель дал ему в качестве первого ориентира.

– Хорошо. От него, на четыре часа, сто метров, плоская крыша, – продолжила Сивула, указывая цель, используя, так называемый метод «стрелок часов». – Видишь парочку перемещающихся там людей?

Кайли легко определил здание, пристроил приклад «Минолты» к плечу и прижал щеку к прикладу. Он посмотрел в мощный телескопический прицел, закрепленный сверху винтовки. Ночной прицел будет работать еще полчаса. Потом восходящее солнце будет слепить чувствительную ночную систему. После этого потребуется еще полчаса, чтобы было достаточно света для использования стандартной оптики.

Повернув колесика увеличения оптического прицела до максимума, Кайл сумел различить две черные человеческие фигуры, пересекающие плоскую крышу, удаляясь от лестницы. Фигуры двигались приблизительно на запад, к краю крыши, где они смогут наблюдать за лагерем Лёгкой Кавалерии в космопорте.

– Это они, – медленно проговорил Кайл, снимая с предохранителя винтовку.

Взяв тяжелую винтовку за цевье и зафиксировав её на сошах, он отвел назад левую руку, чтобы ухватиться за нижнюю часть приклада. Казалось бы неудобная поза на самом деле была более устойчивой, позволяя более долгое время выслеживать цель. Он выровнял свое дыхание и взглянул на замыкающую фигуру, выполняя одну из главных тактических доктрин, которым должен следовать снайпер.

– Проверка дистанции? – прошептал он.

– Дистанция – 526 метров, – Сивула прочла цифры с дисплея своего лазерного дальномера.

– Отлично. Начнем, – сказал Кайл, скорректировав свой прицел, в соответствии с дистанцией и выкрутив колесико увеличения до максимума. При таком отличном увеличении, он равнодушно отметил, что одна из фигур принадлежала молодой девушке с длинными черными волосами. Другая принадлежала светловолосому пареньку, примерно того же возраста. Но для него это было неудивительно. Некоторые террористы начинали свое обучение, не достигнув еще двенадцатилетнего возраста. И становились законченными, кровавыми убийцами, когда им еще не исполнилось шестнадцать.

Как только его палец напрягся на спусковом крючке винтовки, мишени присели у края крыши здания и обнялись, девушка положила голову на плечо паренька.

Кайли ослабил палец на курке, почувствовав смущение. Черная и зеленая фигуры, которые он принял за команду вражеских снайперов, принадлежали парочке молодых любовников, выкравших несколько приватных минут. До некоторой степени, он завидовал им. Они могли беспечно прогуливаться по крышам в предрассветном сумраке, даже не подозревая, что чуть более чем в пятистах метрах от них, какой-то незнакомец был близок к тому, чтобы забрать их жизни.

Он уменьшил увеличение прицела, опустил винтовку и застенчиво улыбнулся Сивуле.

Корректировщик даже бровью не повел в ответ на его улыбку. Вместо этого она лишь нахмурилась. Инстинктивно, Кайл повернулся, направив «Минолту» в направлении взгляда Сивулы. Взглянув через прицел, он заметил, что светловолосая фигура заняла позицию для стрельбы из винтовки. Оружие было нацелено в сторону космопорта. И прежде, чем он понял, что он делает, тяжелая винтовка «Минолта» сильно ударила отдачей ему в плечо, и оглушительный звук выстрела из винтовки разорвал предрассветный мрак. Фигура резко дернулась. Кайл снова нажал на курок, и светловолосая мишень упала на спину. Вторая фигура залегла и выглядывала из-за парапета пакгауза, её голова высовывалась на несколько дюймов, пытаясь определить источник выстрелов, которые только что прикончили её напарника. Через оптический прицел Кайл смог рассмотреть характерные очертания штурмовой винтовки Когё-Райерсона-Тосиро, с трубой подствольного гранатомета, прикрепленного под стволом винтовки.

Должно быть корректировщик, бесстрастно подумал Кайл, нацелив яркосветящееся стреловидное перекрестие прицела на грудь врага и нажал на курок. Человек упал лицом вниз. Его оружие кувыркнулось через ограждение крыши на улицу.

– Оба готовы, – сказала Сивула, – Они не шевелятся.

– Хорошо! – спокойно ответил Кайл. – Мы сменим нашу позицию и продолжим наше наблюдение, на всякий случай, если пожалуют еще незваные гости.

Как только Сивула начала разбирать свою аппаратуру наблюдения, Кайл еще раз взглянул через оптический прицел на трупы, осознав, что он впервые за свою карьеру совершил три точных выстрела интуитивно. Перемещение к новой позиции было обычной предосторожностью после стрельбы по противнику, чтобы продолжить наблюдение. Но Кайл сердцем чувствовал, что вражеский снайпер, терроризировавший их все это время, лежал мертвым на крыше пакгауза.


– ЧТО, ЧЕРТ ПОБЕРИ, ВЫ ДУМАЛИ, КОГДА ОТПРАВИЛИСЬ ТУДА? – орал во всю силу своих легких генерал Эймис, пока капитан Кайл и лейтенант Сивула стояли вытянувшись по стойке «смирно», перед столом командира. Прервав своё гневное метание, он впился взглядом по очереди в своих подчиненных. Когда он предположил, что не получит ответа, генерал продолжил:

– Вы не подчинились прямому приказу полковника Кэлвина, который подчиняется приказу, отданному мной! Вы двое – не бессмертные воины. У вас нет полномочий, выдумывать свои кровавые приказы. Вам приказали оставаться в казарме, а вы что сделали? Вы выкрали одежду, которая вам требовалась для «миссии», перелезли через проволоку, и провели целую ночь вне лагеря, посвятив себя личной вендетте.

– Ну! И что вы скажите в свое оправдание? Говорите убедительно, потому что я в шаге от того, чтобы выгнать вас из полка.

Капитан Кайл прочистил горло и сказал:

– Да, сэр, мы действительно нарушили ваши приказы, и мы не достойны доверия со стороны остальной Лёгкой Кавалерии, но хоть что-то мы должны были сделать, сэр. Но если бы, мы ни чего не предприняли, то сегодня мы бы потеряли двух или трех человек. И, сэр? Когда мы добрались до той крыши, и проверили убитую нами снайперскую команду, мы обнаружили журнал учета вражеского снайпера. В котором, написано, что она дважды держала вас на прицеле. Первый – когда мы захватили космопорт, а второй – несколько дней назад, когда, собственно, вся эта катавасия и началась.

Эймис, прогуливаясь, резко остановился и издал непонятный звук.

– Капитан, вы действительно думаете, что что-нибудь изменится? И благодарите Бога, что Вы всё ещё капитан. Полковник Кэлвин сказал мне, что четко объяснил вам причины, по которым я отдал эти приказы, и вы всё же отправились на охоту. В вашем рапорте говорится, что вы заметили какого-то рыжеволосого подростка и его подружку. Что бы произошло потом? А?

Пока все, что говорили о нас СМИ Ляо, были или перевранные отчёты с мест событий, или полная подделка. Если бы вы среагировали чуть быстрее, и нажали на курок, им бы не пришлось высасывать факты из пальца, получив такой материал. Капелланцы получили бы то, чего они так жаждут – парочку настоящих военных преступлений, и мне пришлось бы выдать вас им.

Эймис сделал минутную паузу, чтобы смысл сказанных им слов дошел до подчиненных. Он увидел, как изменились их лица, когда они осознали, что они чуть не сделали для Лёгкой Кавалерии и Сил Обороны Звёздной Лиги.

– Да уж. Вы, ребятки, заставили понервничать. Пользуетесь успехом, – прорычал Эймис, – Сейчас вы, два героя, отправитесь под домашний арест. Ваша зарплата будет понижена на один уровень, но звания свои пока сохраните. Да, кстати, разница в вашей зарплате будет направлена в юридический отдел Лёгкой Кавалерии. И если, кто-нибудь из вас еще раз выкинет подобный фортель, я выкину вас из части пинком под зад, глазом моргнуть не успеете. Ясно?

– Да, сэр! – ответили коммандос в унисон.

– Хорошо! Свободны.

Как только Кайл и Сивула развернулись, чтобы покинуть его офис, Эймис дотронулся внутреннего кармана своего кителя.

– Подождите! – буркнул он.

Пара остановилась и, осторожно развернулась, снова встав перед командиром, как будто каждый решил, что Эймис передумал и решил пристрелить их.

– Только между нами! – мрачно сказал Эймис, протянув свою правую руку вперед. – Вы, парни, совершили подвиг.

– Спасибо, сэр. – Кайл и Сивула с благодарностью приняли тонкие черные сигары, которые протянул им генерал Эймис.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации