154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 7

Текст книги "Момент истины"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 01:34


Автор книги: Томас Грессмен


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 14 страниц)

13

Кваринские холмы, севернее Тачстоуна, Милос

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

9 февраля 3062 г.


– Контакт! ТРЕВОГА! – Пронзительный крик раздался в ушах Эдвина Эймиса. – «Земляника-6» вошел в соприкосновение с противником. Квадрат Ноябрь-Янки-девять-один-четыре, по сетке Альфа-Майк-семь-три-семь. Силы противника оцениваются в пятнадцать «Браво Майкс», в основном средние, при поддержке большого количества обычной бронированной пехоты. Противник занимает свои позиции за шоссе номер пять. Подразделение опознано как неизвестное. Их эмблема не числится в перечне. Враг находится под постоянным наблюдением. «Земляника-6» запрашивает инструкции.

Эймис сверился с тактическим информационным дисплеем своего «Циклопа»,на котором автоматически появилась иконка, обозначающая разношерстную группировку сил врага. Внутри квадрата, соответствующего местоположению противника, на красном фоне было написано буквами с верхним регистром– КА. Согласно этой иконке, противник находился в небольшой лощине примерно в десяти километрах юго-западнее от его местоположения. Меньший голубой квадратик, перечеркнутый диагональной линией, находился в небольшом лесочке примерно в тысяче метров восточнее противника. Маленькая голубая иконка обозначала разведывательное подразделение под кодовым названием «Земляника-6».

– «Земляника-6», это «Каменная стена». Держите позицию и наблюдайте. В случае если противник откроет огонь, отходите, – Эймис быстро схватил свой коммуникатор, – «Тигр» спешит к вам.

Затем Эймис нажал на кнопку, переключив коммуникационный канал, и установил связь с полковником Полом Кэлвином.

– «Тигр», это «Каменная стена». Началось, Пол. «Земляника-6» вошел в контакт с плохими парнями. Если мы сейчас сможем их опрокинуть, то возможно сможем прорваться прямо к Тачстоуну. Я хочу, чтобы ты вогнал 19-й им в глотки. Я прикажу Чарльзу начать обход, и это создаст этим парням угрозу удара с фланга.

– Ясно, босс, – ответил Кэлвин, предвкушение битвы превратило его ответ в военную песню, – «Тигр» выдвигается.

Эймис добавил вполголоса:

– Будьте осторожны, полковник. Только потому, что они всего лишь местная милиция, это не значит, что они не смогут ранить тебя.

Откуда это? – удивился Эймис сам себе. Минуту назад он говорил точно так же как и генерал Уинстон, предупреждающая самого Эймиса не высовывать далеко свою шею, чтобы не распрощаться с ней.

Отталкивая удивленное осознание того, что как только он стал командующим, его безрассудство в битве отступило, Эймис снова переключил каналы, на этот раз, связавшись с полковником Чарльзом Антонеску.

– «Мадьяр»? Это «Каменная стена». «Тигр» пошел на сближение с вражескими силами в N-Y-9-1-4, по AM-737. Я хочу, чтобы ты переместился в квадрат 1-51 позади него. Как только «Тигр» вступит в бой, ты отправишь по батальону во фланговый маневр, справа и слева и возьмешь капелланцев в клещи. Один батальон оставишь в резерве, как запасной. Я выдвину командную роту на позиции позади тебя, на случай, если потребуется перехватить разведчиков или оказать дополнительную поддержку.

– Будет исполнено, «Каменная стена». Два батальона совершают фланговый маневр, один батальон в резерве.

Маневр, который Эймис приказал совершить, в военных кругах называли «двойной охват». Но в типичной манере Лёгкой Кавалерии, обычный тактический прием был известен, как сосредоточение больших сил на фланге. Фланкирующие подразделения часто настолько далеко продвигались от флангов противника, что казалось, что противник был прикован к месту, в то время, как масса подразделений Лёгкой Кавалерии искали цель, оставляя без внимания скованные подразделения противника. Затем фланги вражеской линии обороны заворачивались, следуя за фланкирующими, защищаясь от них. После чего силы Лёгкой Кавалерии окружали и крушили врага объединенными силами, точно так же, как молот разбивает яйцо на наковальне. По крайней мере, так должно было работать в теории. Эймис знал, что теория редко подтверждалась на поле боя.

Еще раз нажав на консоли связи, он выкрикнул последний приказ:

– Командная рота, в седло. Пришло время отработать наше жалованье.


Неожиданный грохот разрывов артиллерийских снарядов тряхнул «Виктора» Пола Кэлвина, от чего восемьдесятитонная боевая машина зашаталась. Мастерски, хладнокровно, чему и сам был несказанно удивлен, Кэлвин взял шатающегося боевого меха под свой контроль. Быстрый взгляд на ТИД показал, что линия вражеских мехов укрылась в овраге, в нескольких сотнях метрах юго-западнее. Подняв взгляд, он набрал приказ в своем боевом компьютере – определить местонахождение и обозначить ближайший вражеский мех.

Ярко красный треугольник индикации ожил на лобовом стекле его меха, зафиксировав местонахождение ближайшей враждебной единицы. Буквенно-цифровой индекс – CHP-2N под треугольником сказал ему, что нападающий был старой моделью «Чемпиона». Вражеский мех нес намного меньше брони и вооружения, чем его «Виктор», но тяжелая автопушка «Мидрон B», установленная в правой части торса «Чемпиона», могла нанести большие повреждения, если вражеский мехвоин будет достаточно опытным.

– Контакт! «Тигр-1» вступил в соприкосновение с противником в квадрате N-Y-9-1-3, по AM-746. Мы вступили в бой.

Одновременно Кэлвин навел правую руку своего меха на птицеподобную вражескую машину. Громкое шипение совпало с быстрым нажатием на триггер, разгоняя никелево-стальной заряд, размером с баскетбольный мяч до гиперзвуковой скорости. Снаряд пушки Гаусса разнес левое бедро «Чемпиона», осколки разбитой брони пронзили воздух. Капелланская машина покачнулась в тот момент, когда шар из плотной стали полностью снес относительно тонкую броню ноги, слегка задев алюминиевые, карбидокремниевые и титановые кости, скрываемые броней.

Кэлвин отсчитал три секунды, в течение которых зарядный механизм пушки Гаусса подал следующий снаряд в ствол. Индикатор, вспыхнувший красным во время процесса перезарядки, загорелся зеленым. Офицер Лёгкой Кавалерии тут же снова нажал на триггер, добавив залп из четырех ракет ближнего радиуса действия и пары лазерных копий. Тяжелая болванка разнесла тонкую броню левой руки «Чемпиона», в то время, как лазеры разрезали броню на его торсе. Две ракеты не попали в цель, разбросав комья земли и кусочки скалы рядом с когтистой ногой «Чемпиона». Остальные ракеты попали в уже поврежденную левую ногу капелланского меха. Взрывы раздробили бедренную кость из легкого сплава со сталью и вызвали снопы искр из бедра невезучей машины и коленных силовых приводов.

Но капелланец был по-прежнему опасен и был настроен на драку. Он выпустил длинную очередь, заградительного огня фугасными бронебойными снарядами, из установленной в торсе автопушки, которые испещрили кавернами толстую броню торса «Виктора». Пара лазерных молний, мерцая призрачно-зеленным в местах, где они пересекались с дымом на поле боя, выжгли две гаревые борозды на камуфлированном брюхе меха. А полный залп из шести РБД, направленный удачей или мастерством, а может и тем и другим, попал в более тяжелую боевую машину. Одна из ракет весом десять килограмм попала прямо в бронированный шлемоподобный кокпит «Виктора». Взрыв вызвал звон в ушах Кэлвина не смотря на шумопоглощающее устройство, встроенное в его нейрошлем. Кэлвин, глядя сквозь небольшой туман красного оттенка, который стелился перед его глазами, навел круглую прицельную сетку на колеблющуюся фигуру «Чемпиона».

Проклятье, этот залп должен попасть, подумал Кэлвин, пытаясь рассеять туман, иначе мне хана.

Сетка мигнула один раз и он активировал все свое вооружение. Волна жара залила кабину, угрожая усилить головокружение, вызванное взрывом кумулятивной боеголовки напротив головной брони «Виктора».

Прежде чем теплоотводы его меха смогли справиться с жарой в кокпите, снизив температуру до более приемлемого уровня, Кэлвин заметил, что снаряд пушки Гаусса врезался в ослабленную лазерами правую сторону торса «Чемпиона». Рана расширилась, уступая закаленной стали снаряда. Она углубилась, когда ракеты ближнего радиуса действия раздробили металлические ребра врага.

По капелланскому меху пробежала череда взрывов, когда близкий взрыв боеголовки ракеты сдетонировал целый магазин тяжелых снарядов для автопушки. Птицеподобный мех зашатался, опустился на свои бедра, как будто собирался сесть, затем завалился назад, оставляя за собой черный, маслянистый дым шедший из зазубренной раны на его торсе. Пилот не попытался спастись из своей разбитой машины. Кэлвин знал, с вызывающей отвращение уверенностью, которая приходит только с опытом, что храбрый, но слабо подготовленный воин погиб в своем кокпите. Кэлвин повернулся, ища нового противника.

Сопровождаемый громким трещащим звуком, выстрел близких невидимых лазерных дротиков прошел мимо фронтального стекла «Виктора».

– «Тигр», это «Боксер-один-один».

Кэлвин опознал позывной капитана Роберта Джонса, командира восьмой роты второго Ударного батальона.

– Мы под огнем. «Боксер-один» под тяжелым дальнобойным обстрелом противника. У меня два потерянных меха, и еще три с тяжелыми повреждениями. Прошу срочной поддержки.

Еще один заикающийся взрыв лазерного огня впился в подмороженную землю в полудюжине метров от ноги «Виктора», превратив ее в грязный пар, прежде, чем Кэлвин смог ответить. Низко сидящий танк «Мантикора» показался на краю небольшой лощины, открыв огонь по меху командира 19-го Кавалерийского полка. На этот раз он добавил залп неуправляемых реактивных ракет к этой атаке. Бронебойные боеголовки содрали толстую броню с ног и ступней «Виктора». Кэлвин поспешно прицелился и выстрелил из своей пушки Гаусса в танк, промахнувшись на полдюжину метров.

– Осторожно, капитан, – выкрикнул Кэлвин. Джонс был приемышем, майор Лиранского Альянса, который согласился на понижение в звании, только чтобы получить место в ЭЛК. Кэлвин всегда немного подозрительно относился к программе приема офицеров, недвусмысленно утверждая, что ты никогда не узнаешь, что представляет собой офицер, которого ты получил, пока не станет слишком поздно. Сейчас, похоже, судьба подтверждала его правильные подозрения. Джонс начал паниковать. ТИД показал, что первый был в нескольких километрах юго-западнее от его позиции, дальше, чем ему следовало быть. – Отведи свои силы назад в квадрат N-Y-9-1-1, по AM-7-4-3. Перегруппируетесь с «Боксером-3».

– Мы не можем, сэр. Капелланцы держат нас под огнем своей дальнобойной артиллерии. Если мы попытаемся соединиться, то орудия ближнего радиуса действия разнесут нас на равнине.

– Хорошо, тогда, черт побери, если вы не можете отступить, идите вперед! – проорал Кэлвин, – Если вы сблизитесь с их собственными мехами, они не смогут прицельно стрелять из артиллерии так, как они могут делать это сейчас.

– Но, полковник…

– Черт возьми, я сказал, идите вперед, капитан. Я слишком занят, чтобы спорить с вами. – Кэлвин навел свое орудие Гаусса и снова выстрелил. Заряд попал в цель, сильно смяв броню орудийной башни танка. – Я отдал тебе понятный приказ. И тебе лучше выполнить, то, что я тебе приказал, а иначе я пристрелю тебя собственноручно, после того как все закончится.

На вспышку гнева Кэлвина не было ответа.

– «Боксер-1», вы поняли?

Ответа по-прежнему не было.

– Мразь, – Кэлвин переключил каналы, – Кто-нибудь может сходить, посмотреть как там Джонс?


– Да, сэр. «Боксер-3» сейчас свободен, – ответил капитан Томас Грэм, глядя на свою тактическую карту. Восьмая рота была в нескольких километрах от того места, где его шестая тяжелая штурмовая рота закончила короткий, но кровавый бой с взводом пехоты, вооруженной пулеметами и ранцевыми зарядами. Один из мехов Грэма свалился, потеряв правую лодыжку от взрыва установленной сапером в колено ранцевого заряда. Другой имел серьезные повреждения спины, которую повредили сосредоточенным огнем вражеские пулеметчики, неожиданно оказавшись с тыла меха, но большая часть его роты была невредима.

– Хорошо, Грэм, иди и вытащи этого идиота из под огня.

– Принято, «Шестой»! – выкрикнул Грэм в свой гибкий микрофон связи. – Люди, вы все слышали. Разворачиваемся и выдвигаемся с двойной скоростью.

Он повернул контрольные джойстики своего трофейного «Колдрон Борна-B» до упора вперед, переведя спроектированный кланом элегантный птицеподобный омнимех в бег рысцой. Все его подчиненные штурмовой роты сделали то же самое. Через мгновение Грэм мысленно представил себе, закованных в латы рыцарей с копьями наизготовку, несущихся по полю битвы. Дистанция быстро сокращалась. Грэм понял, что капелланцы обнаружили его присутствие, когда раздался вой залпа и множество тяжелых артиллерийских снарядов начали взрываться среди боевого порядка его подразделения. Тактический дисплей показал, что он почти достиг позиции восьмой роты. Шрапнель осыпала броню его меха, но не могла причинить серьезного ущерба. «Бомбардиру» из ударного копья повезло меньше. Артиллерийский снаряд пробил броню меха поддержки и вызвал детонацию боекомплекта РДД меха. Только система раздельного хранения боеприпасов, окружавшая заряды, спасла жизнь пилоту. Специальные выводящие панели направили взрывную волну наружу, мимо жизненно важных систем «Бомбардира». Но взрыв раздробил внутренние конструкции, держащие его правую руку, в которой было установлено единственное наступательное оружие – пусковая установка РБД. С этой бесполезной конечностью шестидесятипятитонная машина была разоружена.

Пока вражеские артиллеристы перезаряжали орудия и вносили поправки в их прицел, рота Грэме прошла мимо нескольких всё ещё функционирующих мехов, всё что осталось от восьмой роты, и решительно сблизились с полудюжиной или около того капелланских боевых мехов, и поддерживающих их обычной бронированной пехотой. Во время своего перемещения через позиции восьмой роты, Грэм заметил тлеющий остов, который когда-то был «Ягермехом» капитана Роберта Джонса. Позже он узнал, что Джонс пытался выполнить приказ полковника Кэлвина, но попавший залп ракет дальнего радиуса действия, который пробил броню кабины меха, мгновенно убил его.

У Грэма не было времени оплакивать погибшего товарища. Их задачей было достичь середины капелланских позиций. Долговязый «Энфорсер» стоял на его пути, как будто бросая ему вызов сражаться. Грэм сделал одолжение ляоистскому воину, сделав двойной залп из сдвоенных ППЧ своего меха. Искусственная молния вонзилась в более легкого меха, почти отрезав его левую руку и оставив большой чернеющий шрам выше на его торсе.

Жара залившая кокпит Грэма, сдавила его дыхание. Он не мог вздохнуть несколько ударов сердца, пока спроектированные кланом теплоотводы омнимеха, не снизили высокую температуру внутри кабины до более приемлемого уровня. Выбрав другое оружие, Грэм добавил к той невероятной энергии, которую уже выдержал «Энфорсер», залпы из большого импульсного лазера. Шатающийся капелланец попытался ответить, но взрывы от снарядов, выпущенных из автопушки оставили лишь линию небольших выщербин поперек скругленного торса «Колдрон Борна», в то время, как лазерная энергия выжгла краску и броню с правой ноги птицеподобного механизма. Еще один выстрел из ППЧ в правой руке омнимеха Грэма опрокинул высокого вражеского меха на землю. И тот не смог подняться.

– Томми, они бегут! – ликующе выкрикнул лейтенант Джон Моросини, командир ударного копья роты Грэма.

Действительно, капелланские силы стремительно отступали, их воинственная воля была сломлена так же, как и их линия обороны.

– «Тигр», это «Боксер -3-1». Капелланцы в беспорядке отступают, – доложил Грэм полковнику Кэлвину, – Похоже, мы имеем чистую дорогу до самого Тачстоуна.

14

Военный корабль ВСКК «Элиас Цзюн»

Надирная прыжковая точка системы Маладар

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

9 февраля 3062 г.


Взгляд сквозь затухающие мириады огней, проецируемые на сетчатку глаз небытием гиперпространства, сказал Туллио Кару, что «Элиас Цзюн» материализовался из пустоты, точно там, где и должен был – в надирной прыжковой точке главной звезды системы Маладар. За несколько миллиардов километров второе солнце испускало ленивые лучи сквозь толщу космоса. Вследствии парадоксальной природы путешествия при помощи прыжковых кораблей, фактическое время на перемещение из системы Милоса заняло не более нескольких секунд. Но на все путешествие потребуется более двух недель. Путешествуя по прямой, «Элиас Цзюн» был вынужден прыгнуть в глубокий космос и перезарядить свои прыжковые двигатели напрямую от реактора, вместо того, чтобы накопить солнечную энергию с помощью паруса корабля.

– Кун-сан-вэй, мы в системе, все системы функционируют нормально, – доложил его старший помощник со своего места на капитанском мостике.

– Отлично, кун-сао-вэй Йип, – подтвердил Кар, и обратил свое внимание на другого члена команды. – Связь, установить контакт со штаб-квартирой Конфедерации на Маладаре. Я хочу переговорить с их замполитом. Сообщите мне как только установите защищенный канал. Я буду в своей каюте.

Не ожидая подтверждения от молодого человека, сидящего за консолью связи, Кар развернулся и небрежно вышел с капитанского мостика.

Он не пробыл в своей каюте и нескольких минут, когда ожил корабельный интерком, и тех-связист сообщил ему, что защищенная линия связи, между кун-сан-вэем и замполитом (офицером по политике Конфедерации) на Маладаре, установлена.

– Приветствую, кун-сан-вэй Кар, – сказал замполит, – Как хорошо, что вы присоединились к нам. Вы должны были прибыть ещё неделю назад. Будьте любезны объяснить ваше нарушение долга?

– Это не было «нарушением долга», замполит Ороз, – парировал Кар, прочитав фамилию человека на идентификационной пластинке в нижнем правом углу экрана. Даже учитывая тридцатиминутную задержку в связи с поверхностью планеты, он был раздражен инсинуацией замполита. Подобно другим действующим офицерам, которые вынуждены иметь дело с чиновниками, Кару не нравилось, что за его плечом вечно маячит офицер-политрук, а в этом Орозе было что-то неприятное. Вкрадчивая манера человека и зачесанные назад черные волосы напомнили Кару черную солнечную гадюку, которую надо уничтожать.

– Мы были задержаны, в прыжковой точке Милоса флотом транспортных прыжковых кораблей, несших представителей Сил Обороны Звёздной Лиги. Исходя из количества и типов этих транспортов и дропшипов, которые они несли, я считаю, что это были силы вторжения. Я предотвратил отстыковку их дропшипов. Я оставался на месте в системе Милос, до тех пор, пока они не перезарядили свои двигатели и не выпрыгнули из системы. Затем я выпрыгнул сам.

– Почему ты просто не уничтожил эти транспорты и не продолжил твою миссию в соответствии с графиком? – издевательски усмехнулся Ороз.

– Никто не откроет огонь по прыгунам СОЗЛ, если только не хочет сделать своим врагом всю остальную Внутреннюю Сферу! – прорычал Кар. – И никто не уничтожит невооруженные транспорты, в особенности, когда они принадлежат Эриданской Лёгкой Кавалерии! Или вы никогда не слышали про Сендай, замполит? Хотите, я напомню, что произошло, когда глава планеты Сендай захватил беспомощный персонал и иждивенцев Легкой Кавалерии, устроив резню. Вы хотите отряд мстящих ангелов, спускающихся на Маладар, Милос или Сиан?

– Вы сказали, Эриданская Лёгкая Кавалерия была на Милосе? – прошептал Ороз, казалось, услышав только эти три слова. – Почему вы раньше не сообщили военному командованию Конфедерации об этом флоте вторжения?

– Вы когда-нибудь слышали о сканерах, замполит? – Кар уже устал от вкрадчивого голоса политического офицера и его оскорбительных вопросов. – Если бы я послал сообщение на ГИС системы Милос, проинструктировав переслать его ВСКК, враг бы точно перехватил его. Даже если бы он закодирован или передавался сжатыми импульсами, ни один вид связи не дает стопроцентной гарантии. Всегда есть вероятность перехвата. Кто мог просчитать реакцию Лёгкой Кавалерии на такое сообщение? Размер флота вторжения говорил, что это не более чем простой рейд. Они могли решить рискнуть и вступить со мной в бой и прорваться к планете. Подумав, что я вызвал подкрепление, они могли захотеть захватить планету и затем удерживать ее против осаждающих сил. Ведь обороняться всегда намного легче, чем атаковать. Они могли также вызвать подкрепление, превратив Милос в поле настоящей битвы, а не простой перестрелки. Я не мог пойти на такой риск.

Ороз, казалось, особо не впечатлился от анализа ситуации Каром. – Вы, конечно же, включили все подробности об этом флоте вторжения в ваш рапорт, – сказал он тоном, который не предвещал ничего хорошего.

– Конечно, замполит Ороз, – огрызнулся Кар, его терпение истощалось, – Приготовьтесь получить отчет.

Небесный дворец

Цзынь-цзинь Чэн (Запретный город), Сиань

Сообщество Сианя

Конфедерация Капеллы


– Повтори, Чжань, – тон Сунь-Цзы Ляо был полон легкого любопытства.

– Канцлер, я сказал, что мы только что получили рапорт о том, что флот вторжения Сил Обороны Звёздной Лиги был замечен в системе Милос. – Медленно и тщательно повторил сан-цзян-цзюнь Талон Чжань, ближайший военный советник. – Флот состоял из трех прыжковых кораблей: «Инвейдер», «Стар Лорд» и «Монолит». Каждый загружен тяжелыми дропшипами – перевозчиками мехов. Все несут символы Эриданской Лёгкой Кавалерии.

– Ясно, – прошептал канцлер Капелланской Конфедерации, убрав свои руки в карманы серо-зеленой военной униформы. Полностью золотые эмблемы нового герба Конфедерации – бронированная перчатка, державшая рукоять меча дарндао, блестели в петлицах его мундира. Никаких украшений или знаков различия не было видно, да этого и не требовалось. Каждый в командном центре знал, кто был этот зеленоглазый молодой человек, и когда человек стоит во главе одного из сильнейших Государств-Наследников, ему нет нужды кричать на каждом углу о своей значимости.

– Пожалуйста, продолжай.

– Кун-сан-вэй Туллио Кар, командир военного корабля «Элиас Цзюн», приказал захватчикам покинуть систему, и оставался в системе до тех пор, пока корабли Лёгкой Кавалерии не перезарядили свои двигатели и не выпрыгнули.

По прибытии в систему Маладар, кун-сан-вэй Кар доложил о ситуации на Милосе Десмонду Орозу, местному замполиту. Ороз переправил рапорт нам. Информация по крайней мере, двухнедельной давности. Если Лёгкая Кавалерия решила вернуться, то, скорее всего через пиратскую прыжковую точку, соответственно, они могли быть в системе не менее чем через неделю.

– Что-нибудь есть с Милоса относительно повторного появления этого флота вторжения?

– Нет, канцлер, – ответил Чжань, – Последовавший рейд вашей кузины спровоцировал на Милосе только разрозненные атаки партизан и повстанцев.

– Включить карту сообщества Синь Шен, – сказал Сунь-Цзы, не обращаясь ни к кому конкретно, но техник в дальнем конце командного центра приступил к работе. Голографическая карта спроецировалась на светлую восточную стену центра. Территория Капелланской Конфедерации была окрашена в радующий глаз нефритово-зеленый, планеты, отобранные назад у мятежников сообщества Синь Шен, подсвечены белым. Светло-зеленым показывались миры которые еще не перевоспитались, в то время, как миры на которых продолжали бушевать сражения были окрашены яко-красным. По ту сторону границы территории Синь Шен было пространство, окрашенное в горчично-желтый цвет, показывая территорию, принадлежащую Федеративному Содружеству, национальное государство ненавистной семейки Дэвионов.

– Теперь покажите мне Милос.

В ответ на приказ Сунь-Цзы белый кружок вспыхнул немного ярче, в то время, как в нижнем левом углу голографической карты открылось окошко, в котором отображалась вся имеющиеся информация о системе Милос. В течение нескольких минут он пристально изучал карту, наблюдая как прокручивалась информация о системе, затем его благородные черты лица заполнило выражение понимания.

– Чжань, посмотри сюда. Это Милос, небольшой ничтожный мир в центре наших порядков. Для нас он абсолютно неважен, но посмотри, – Сунь-Цзы взял голо-ручку и отчеркнул полукруг через сообщество Синь Шен, с центром в Милосе.

– Посмотри, – повторил он снова, – Эти три мира, из тех которые находятся в одном прыжке от Милоса: Хустейнг, Харлок и Гэй-Фу. А теперь посмотри сюда? Он отчеркнул вторую, более широкую окружность. – Если противник захватит Милос и использует литиевые батареи для двойного прыжка, они могут с минимальным риском спуститься на Капеллу или даже Сиан.

Чжань побледнел, сразу оценив ситуацию.

– Дайте мне название и местоположение ближайшей незадействованной боевой части, – потребовал Сунь-Цзы.

Сент-Лорис, система на расстоянии примерно в 36 световых лет от Милоса, прямо на границе с Федеративным Содружеством, вспыхнул ярче. Значок «Бронированной Кавалерии Маккэрона» появился рядом с ней, подписанный под ним буквенно-цифровой индекс показал, что часть, расположенная на этом мире была вторым полком «БКМ», под командованием сан-шао Сэмюэля Кристобаля.

Чжань быстро изучил карту, в уме прокладывая навигационный курс.

– Канцлер, если мы немедленно отправим полк Кристобаля, то он будет на Милосе примерно через три недели.

Сунь-Цзы кивнул, соглашаясь на срыв планов, вызванный обстоятельствами, которые вынуждали его отводить опытные фронтовые части с передовой, чтобы зачистить предположительно усмиренный мир.

– Выполняй, – приказал он.

Техники подошли, чтобы зашифровать приказ канцлера и отправить его на расстояние более чем 80 световых лет. Талон Чжань отошел от карты и, подперев правой рукой подбородок, задумался, глубокомысленно уставившись в пустоту.

– О чем задумались, сан-цзян? – спросил Ляо.

– Я думаю, канцлер, что возможно, это не более чем обычный рейд, как и предположил кун-сан-вэй Kaр.

– Возможно, но я не могу рисковать. Чэнь Шао, командир гарнизона Милоса, имеет в своем распоряжении одну или две роты боевых мехов. С теми немногими мехами и частями милиции, которые он сможет собрать, мало шансов выстоять против опытных фронтовых частей мехов, не говоря о Эриданской Лёгкой Кавалерии.

Нет, если бы это был любой другой мир, а не Милос, или другая часть, а не Лёгкая Кавалерия, ну или на крайний случай, если бы в атаке участвовал один полк Кавалерии, я возможно и поверил бы, что это просто отвлекающий удар. Но выбор времени и цели, а также силы вторжения, говорит, что это атака, направленная против Конфедерации и никак иначе.

– Но если они атакуют, почему, все, что мы посылаем на Милос, это полк Кристобаля?

– Повторяю, Чжань. Это Эриданская Лёгкая Кавалерия. Исходя из количества и типов прыжковых кораблей и дропшипов, упомянутых в рапорте кун-сан-вэяKaра, мы можем предположить, что противник направил на Милос по меньшей мере два полка. Если им не удалось пройти через парадную дверь, они попытаются вломиться в окно. Они вернутся, а возможно уже вернулись.

– В таком случае, канцлер, – почтительно сказал Чжань, – Достаточно ли будет одного полка «Бронированной Кавалерии Маккэррона?»

В течение нескольких минут Ляо обдумывал вопрос, затем печально тряхнул головой.

– Это всё что я могу послать. – Он немного повеселел и продолжил, – Мне посчастливилось узнать, что Лёгкая Кавалерия понесла тяжелые потери на Хантресс. Как видишь, есть кое-какие преимущества быть Первым Лордом. Я также знаю, что они восполнили потери, за счет рекрутов и принятого персонала из частей Государств Наследников. Так что мы можем предположить, что силы вторжения будут не полностью укомплектованы. Из сил, которыми они действительно располагают, около половины составляют неиспытанные в бою рекруты и приемыши, которые ещё в полной мере не владеют приемами видения войны, принятыми в Эриданской Лёгкой Кавалерии.

– И к тому же, сан-цзян, не забывайте о Чэнь Шао. Я знаю этого человека. – Канцлер сделал паузу и позволил себе легкое подобие улыбки. – Если он выживет в начале вторжения, он найдет способ устроить Эриданской Лёгкой Кавалерии очень весёлую жизнь, до того как полк Кристобаля сможет прибыть.

Сунь-Цзы вдруг прекратил говорить, все эмоции исчезли с его лица. Он просмотрел твердую копию рапорта кун-сан-вэя Kaра, которую ему вручили по его прибытии в командный центр, и который до сих пор был не прочитан. Рапорт был кратким и чётким, что было похвально, но серьезные промахи в оценке ситуации офицером и преданности долгу были очевидны. Если бы «Элиас Цзюн» остался в системе Милос, то возможно, ему удалось бы отбить попытку второго вторжения или известить командование ВСКК, или и то и другое.

Маска безразличия на лице канцлера только стала тверже.

– Чжань, отправь сообщение Саше Вань Ли, пусть Маскировка арестует кун-сан-вэя Туллио Kaра. Он будет отдан под трибунал за грубое пренебрежение долгу перед Конфедерацией.

Талон Чжань прочитал в изумрудно-зеленых глазах канцлера невысказанный остаток приказа. Кар должен будет признан виновным и казнен.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации