» » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Момент истины"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 01:34


Автор книги: Томас Грессмен


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 14 страниц)

Шрифт:
- 100% +

11

Прыжковый корабль Эриданской Лёгкой Кавалерии «Цирцея»

Зенитная прыжковая точка системы Киттери

Марка Капеллы

Федеративное Содружество

4 февраля 3062 г.


– Хорошо, капитан, мы перезарядили двигатели и готовы к прыжку, – доложил главный инженер «Цирцеи».

Кимберли Морнингстар повернулась лицом к нему.

– Отлично, мистер Уолтроп, отправляйте нас в систему Милос.

– Есть на Милос, капитан, – ответил Уолтроп, будто он был пиратом с Периферии, а не высококлассным военным офицером, которым он являлся. Его пальцы забегали по контрольной панели расположенной перед ним, при этом он бормотал про себя по мере завершения предстартовых процедур. – Включить двигатели. Курс готов и введен в компьютер.

Хриплый гудок разнесся по всему кораблю, предупреждая всех, кто находился на борту, что «Цирцея» скоро войдет в небытие гиперпространственного прыжка.

– Я надеюсь, генерал Эймис знает, что делает. Если эти карты СОЗЛ неточны хотя бы на километр, это будет очень короткое путешествие, – сардонически усмехаясь, сказал Волтроп.

Морнингстар наградила его жгучим взглядом, но он не обратил на неё внимания и активировал последний контроллер.

– Активировать инициатор поля. Прыжок.

Спокойный, упорядоченный, рациональный мир растаял перед глазами командира «Цирцеи», сменившись взрывом цвета, света и звука. Ее отец был чистокровным лакота и он часто рассказывал о её предках и видениях, которые они вызывали при помощи песен и танцев. Честно говоря, она сомневалась, что танцы призраков могли выглядеть более пугающе, чем гиперпространственный прыжок.

Затем кошмарные образы исчезли, так же быстро, как пришли, сменившись незнакомыми созвездиями системы Милос.

– Навигатор, проверить наше положение, – рявкнула Морнингстар, пытаясь этим избавиться от эффектов, вызванных мгновенным переносом корабля на тридцать световых лет через гиперпространство. – Оператору сенсоров доложить о всех контактах.

– Капитан, мы в системе Милос, – доложил навигатор. – Как мы и должны быть.

– Мостик, это оператор сенсоров, я не зафиксировал значительных контактов.

– Повторите? – выкрикнула Морнингстар, тут же направившись через капитанский мостик по направлению к главной панели управления сенсоров. Магнитные ботинки, необходимые для опоры в невесомости, не позволяли сделать это быстро, но она преодолела эту дистанцию широкими, размашистыми шагами, характерными для опытных космонавтов.

– Капитан, на моих экранах чисто. В системе ни одного значительного контакта.

– А что насчет дестройера?

– Я сожалею, капитан, но его нет на радаре, – ответил техник, отклонившись назад, давая возможность капитану, убедится в этом лично. – Возможно, он за пределами радиуса действия наших сенсоров или возможно, он выпрыгнул из системы, в то время как мы вернулись назад на Киттери и перезаряжали наши двигатели. Так или иначе, ни один из моих сканеров его не обнаруживает.

– Отлично, – с чувством сказала Морнингстар. – Похоже, пронесло. Даже если «Элиас Цзюн» все еще в системе, то он достаточно далеко от нас, чтобы доставить нам какие-нибудь проблемы. Держать активные и пассивные сканеры включенными. Если засечете этот военный корабль, я хочу знать об этом немедленно, ясно? Свяжитесь с капитаном Кайлом и передайте ему, что следопыты могут стартовать. Мистер Уолтроп, начинайте зарядку двигателей. Горячая зарядка, но постоянно следите за ее ходом. Я не хочу, чтобы катушка двигателя разлетелась по всему машинному отсеку.

Дружное «Есть!» раздалось на ее поток приказов.

Морнингстар отвернулась от панели управления сенсорами. Она знала о приказе; отстыковать дропшип со следопытами и тут же выпрыгнуть из системы, но она все равно чувствовала за собой вину. Не важно, что они были сухопутными, да к тому же пехотинцами, но капитан Кайл и его отряд специального назначения были легкими кавалеристами, а ни одному эриданцу не понравится мысль о том, чтобы оставить друзей за линией фронта на планете, оккупированной вражескими силами.


Несколькими палубами ниже капитанского мостика, капитана Уильяма Кайла вдавило в его противоперегрузочное кресло, как только десантный аппарат «Марк VII» стартовал из ангара малых аппаратов «Цирцеи», с ускорением почти в 4 «жэ». Рядом с ним, пристегнутая к креслу, как и он, и остальные полдюжины мужчин и женщин, занимающие отсек десантного аппарата, находился второй по старшинству офицер – лейтенант Чатем Сивула.

Опущенные забрала облегченных разведывательных бронекостюмов, закупленных у Легиона Серой Смерти, надежно скрывали их эмоции. И было тяжело прочесть, по их позам и лицам, о чем они думают, но Кайл подумал, что он знает, какие чувства испытывает каждый из пехотинцев в отсеке и на борту второго десантного корабля. Эти эмоции охватили всех, сразу же после старта, каждый следопыт испытывал смесь гордости, тревоги и страха.

Гордость оттого, что они будут первыми из эриданцев, кто ступит на поверхность Милоса, в качестве авангарда ударных сил. Тревога, оттого, что они могут рассчитывать только на свои силы, без помощи отрядов мехов. И страх оттого, что никто не хотел провалить задание, для которого их выбрали и готовили. Для следопытов провал означал, что они подвели своих друзей и товарищей, и тем самым не оправдали доверия покойной Арианы Уинстон, которая основала первый отряд специальных операций Лёгкой Кавалерии.

– Майор Кайл, – вызвал пилот десантного аппарата, придерживаясь старой традиции временно повышать в чине капитана, который находился на борту корабля. – Мы на курсе. Я предполагаю, что мы войдем в атмосферу примерно через девять с половиной часов, так что расслабьтесь. Я подам вам сигнал, как только начнем входить в атмосферу.

– Спасибо, капитан, – ответил Кайл. «Попробуйте расслабиться» – легко сказать этому пилоту. Как только он нас высадит, то на всех парах помчится к «Цирцее», затем прыгнет в систему Киттери, а он в это время со своими людьми может попасть в мясорубку.


– Майор Кайл, мы приближаемся к атмосфере. Готовность до десантирования двадцать минут.

Голос капитана Уолтропа выдернул из сна командира следопытов. Он был рад, что бронированное забрало его силового разведывательного бронекостюма было опущено, скрыв его смущение. Он удивился, как это он заснул во время скоростного полета к Милосу.

– Ясно, капитан, – каркнул он хриплым голосом. Затем он переключил на командную волну и прочистил горло. – Хорошо, следопыты, мы приближаемся к атмосфере, десантирование через двадцать минут.

Каждый повторил «двадцать минут», чтобы проверить, что каждый бронированный разведчик-пехотинец получил сообщение. Кайл отстегнул ремень безопасности и поднялся на ноги, сразу же ощутив вибрацию челнока, вызванную тем, что он начал входить в верхние слои атмосферы Милоса. Через двадцать минут десантный аппарат достигнет заданной высоты, чтобы его команда совершила безопасное десантирование.

Ну, такое же безопасное, как может быть десантирование на занятую противником планету, – сказал он себе с сарказмом.

– Отлично, встали! – приказал Кайл. Шесть бронированных пехотинцев встали на ноги и повернулись лицом к носовой стенке отсека.

– Проверить снаряжение.

Каждый начал внимательно осматривать снаряжение пехотинца, стоящего перед ним, проверяя, хорошо ли подогнано снаряжение, обращая особое внимание на крепления ремней оборудования для прыжка, и чтобы все снаряжение было надежно закреплено на поверхности бронекостюма. Как только пехотинец заканчивал проверку, он хлопал своему товарищу по бедру, тем самым, сигнализируя, что его снаряжение проверено и все в порядке. Затем они развернулись и повторили все заново. Эта процедура была необходима, чтобы маленькая ошибка следопыта при подготовке к десантированию не стала фатальной. Не раз и не два за долгую историю воздушно-десантных войск, неправильно закрепленное снаряжение нарушало контроль над маневрированием во время высотных прыжков, и цена этому была жизнь десантника, при этом подвергались риску и его товарищи. Безопасные проверки проводились на протяжении сотен лет практики. И тем более сейчас Кайл не собирался нарушать эту традицию.

– Доложить о проверке снаряжения! – выкрикнул капитан разведчиков. Каждый из его людей начал выкрикивать о завершении проверки.

– Шестой, готов!

– Пятый, готов!

Отзывы продолжались, пока сам капитан Кайл не выкрикнул:

– Лидер, готов!

Взгляд на хронометр, расположенный на одном из дисплеев шлема его бронекостюма показал, что согласно графику, до завершения проверки осталось только три минуты. Информационный дисплей, закрепленный на носовой переборке, показал, что десантный аппарат выровнял свои маршевые двигатели на высоте чуть ниже отметки в двадцать тысяч метров над поверхностью земли. Прыжки с этой высоты были рискованными, но не были чем-то особенным. По крайней мере, для прыжка с этой высоты им не требовалось специальных герметичных капсул, необходимых для орбитального десантирования.

– Хорошо майор, мы на месте, и я начинаю разгерметизацию.

Освещение отсека погасло, через несколько секунд сменившись на тускло-голубое. Это делалось, чтобы глаза десантников привыкли к темноте, и в то же время чтобы снизить вероятность обнаружения их противником по свету. Находясь в своем герметичном бронекостюме, Кайл даже не почувствовал быстрого падения давления в отсеке. Только быстро уменьшающиеся цифры на информационной панели показывали быструю утечку воздуха.

Когда счетчик достиг нуля, Уолтроп приказал:

– Открыть дверь!

Прямоугольная часть корпуса поднялась вверх, открыв прямоугольник темного облачного неба.

– Майор, мы на месте, можете начинать.

Кайл не ответил. Вместо этого он положил свою руку на плечо первого разведчика, стоящего в строю, имя которого было Джонс.

– Первый к люку, пошел!

Джонс оттолкнувшись, выпрыгнул из люка, используя усиленные мышцы ног своего бронекостюма. Вслед за ним сразу же выпрыгнул номер два, за ним покинула корабль лейтенант Сивула. Как только последний член его группы покинул корабль, Кайл встал к люку, глубоко вздохнул и прыгнул в штормовое небо Милоса.

Как только Кайл покинул корабль, Уолтроп запустил главные двигатели транспортника и покинул пределы атмосферы Милоса, устремившись к сравнительно безопасной «Цирцее». Чуть в стороне, второе отделение взвода следопытов так же удачно произвело десантирование.

Казалось, что падение будет длится несколько часов, но Кайл знал, что это не так. Он и его люди падали с постоянным ускорением почти 9,6 метров на секунду в квадрате. Даже принимая внимание минимальный эффект от сопротивления ветра, у них не было времени на раздумья. Холодный пот выступил на его лице, пока он следил, как на высотомере, расположенном на дисплее его шлема, цифры неумолимо приближались к нулю, в это мгновение у него в голове пронеслось, что как только будет нуль – он разобьется о землю.

Как только счетчик прошел отметку в восемь тысяч метров, Кайл услышал и почувствовал громкий хлопок в центре спины – это бортовой компьютер его бронекостюма активировал первый из его вспомогательных тормозных парашютов. Купол развернулся над его головой, при этом его сильно тряхнуло, уменьшив скорость падения почти на треть. Но этот парашют не был основным, под которым он спустится на планету. Через пятнадцать секунд сработал взрывной болт, обрезавший стропы и отправивший коммандос в повторный свободный полет. Затем второй купол, больший, чем первый, раскрылся над его головой, еще больше снизив скорость падения. Кайл считал секунды. Из своего опыта он знал, что пройдет целая минута, прежде чем компьютер бронекостюма отстрелит этот второй парашют и раскроет последний – аэродинамическое паракрыло, управляя которым, он приземлится в намеченную следопытам зону приземления.

Но это было в теории, а на практике, особенно в боевой ситуации, не все проходило гладко. Часы показывали, что второй вспомогательный тормозной парашют был раскрыт всего сорок пять секунд, когда громкий хлопок, возвестил о преждевременном отстреле тонкого черного купола из нейлона. При этом хлопка, означающего раскрытие управляемого крыловидного парашюта не последовало. В течении нескольких секунд капитан Кайл стремительно падал к поверхности планеты. Борясь с паникой, он нащупывал кольцо ручного раскрытия парашюта. Дважды толстые пальцы бронированной перчатки соскальзывали с небольшого D-образного кольца. Наконец, когда его пальцы смогли ухватить кольцо, Кайл от души выругался и рванул за него. Он услышал приглушенный треск и шуршание, как только парящий в потоке воздуха купол раскрылся над его головой.

Посмотрев наверх, Кайл убедился, что черное нейлоновое крыло раскрылось нормально. Затем повертев головой, он увидел что он в стороне от зоны приземления и ниже остальных членов его команды. Потянув за левую ручку подвесной системы парашюта, он выровнял свой полет, так чтобы спланировать и приземлиться на краю заданной зоны приземления. В памяти он сделал заметку, что как только он вернется, то хорошенько поговорит с парашютоукладчиком, который укладывал его парашюты, и обязательно пригласит его совершить следующий прыжок вместе с ним.

И если тому повезет, то Кайл, возможно, позволит взять парашют.

12

Прыжковый корабль Эриданской Лёгкой Кавалерии «Геттисберг»

Зенитная прыжковая точка системы Киттери

Марка Капеллы

Федеративное Содружество

7 февраля 3062 г.


Эдвин Эймис почувствовал, как начались расплываться цвета и звуки, как только «Геттисберг» вышел из гиперпространства. В сотне километрах от «Геттисберга», невидимый взрыв тахионной энергии возвестил о пребытии второго транспортного корабля ЭЛК – прыжкового корабля типа «Стар Лорд», «Форрест».

– Проверка всех систем! – выкрикнул капитан Наталь, прежде чем Эймиса перестало мутить. – Запустить полное сканирование. Капитан Морнингстар доложила, что «Элиас Цзюн»ушёл, но я хочу быть уверенным наверняка. Диспетчер, немедленно запустить БАП.

Не успел капитан закончить, как начали поступать доклады.

– Капитан мы на месте, корабль прыгнул в систему, все посты докладывают, что все системы в порядке.

– Сэр, других кораблей кроме «Форреста» не обнаружено. Похоже, «Элиас Цзюн» действительно покинул систему. У меня только несколько АКИ, находящихся в атмосфере над Милосом.

– Капитан, боевой аэрокосмический патруль запущен, четыре АКИ вылетели, еще четыре истребителя в готовности «пять».

Эймис знал, что этот диспетчерский термин использовался еще в то время, когда человечество еще не покинуло Терру, в военно-морской авиации, и отвечало за координацию запуска и посадки АКИ, приписанных к прыжковому кораблю, к тому же он отвечал за стыковку громадных дропшипов с корпусом прыжкового корабля. Он также знал, что «готовность „пять“ означает, что истребители находятся в катапультах, полностью вооруженные и заправленные, в ожидании команды на запуск в космос через пять минут. Что его всегда удивляло в офицерах ВКС(военно-космических сил), так это их способность обрабатывать и отвечать на постоянный поток информации, с которым могли справиться единицы сухопутных офицеров. Прибавьте к этому их сверхъестественную способность к трехмерному мышлению, когда маневрируют их транспортники. Эд Эймис чувствовал себя таким же полезным на капитанском мостике, как и набор тренировочных рычагов у боевого меха.

– Генерал, – обратился Наталь, поворачиваясь к Эймису. – Все спокойно. Я собираюсь приступить к отстыковке дропшипов.

– Отлично, капитан, – ответил Эймис. – Запускайте ваш реактор, быстро перезаряжайте двигатели, и как только закончите, сразу же убирайтесь от сюда ко всем чертям. Я не хочу рисковать и потерять «Геттисберг» и «Форрест», если этот капелланский дестройер по-прежнему где-то рядом.

– Генерал, если я это сделаю, то вы…

– Останемся, – закончил за него Эймис. – Я знаю капитан, что Кавалерия никогда не бросает своих людей. Но если мы высадимся на Милос и оставим вас висящими здесь, а «Элиас Цзюн» все еще в системе, то это уже мы бросим вас. Вы получили приказ, капитан. Перезаряжайте прыжковые корабли и прыгайте назад в систему Киттери. Мы вас вызовем, если нам потребуется эвакуация.

– Мне это все равно не нравится, – проворчал Наталь.

– Как и мне капитан. Как и мне.


– Генерал, мы входим в атмосферу, – голос лейтенанта Кэрол Гови, командира «Рэд Легз» звучал, так как будто она находилась рядом с Эймисом, хотя капитанский мостик дропшипа типа «Оверлорд» находился восемью уровнями выше отсека, где размещались мехи.

Эймис взглянул на часы. Черные цифры на сером показывали 14:39. Это означало, что прошло двенадцать часов с того момента, как «Геттисберг» и «Форрест» прыгнули в пиратскую точку системы Милос. Одиннадцать часов назад «Рэд Легз» и остальные дропшипы отстыковались от огромных транспортных кораблей, и начали свой стремительный спуск к поверхности Милоса. Эймис позволил себе легкую улыбку. Для тех, кто не был знаком с современными методами ведения войны, термин «стремительный спуск» ассоциировался с тем, что массивные, перевозящие боевых мехов дропшипы запускали на полную мощность свои двигатели и с ускорением в несколько «жэ» устремлялись в головокружительном полете до атмосферы планеты.

На самом деле все было проще. «Стремительный спуск» означал, что дропшип разгонялся до 1.5 – 2 «жэ», после чего поддерживал эту скорость на протяжении всего полета. Длительное воздействие повышенного ускорения на человека и механизмы, было настолько тяжелым, что войска, испытавшие такую нагрузку, по прибытии на планету были не в состоянии сражаться.

В течении получаса Эймис и люди, находящиеся под его командованием, изнывали за пультами своих боевых мехов, в ожидании, когда же дропшипы прибудут в назначенную зону приземления. Они попадут из безопасного, огромного, бронированного транспортника во враждебный мир битв боевых мехов.

– Лейтенант, когда мы прибываем? – спросил Эймис.

– Через двадцать восемь минут, генерал.

– Два восемь минут, – подтвердил Эймис. – Есть ли какие-нибудь признаки того, что они знают о нашем прибытии?

– Нет, сэр! На локаторе все чисто.

– Отлично, – улыбнулся Эймис под опущенным визором своего нейрошлема. – По крайней мере, мы не связаны этим глупым бэтчаллом.

– Да, сэр. Как глупо так воевать, хех? Только скажи врагу, где ты, и вы станете – дерьмо!..

– Что случилось, лейтенант?

– Похоже я накаркала, генерал, – пришел ответ. – Сенсоры только что обнаружили восемь АКИ, идущих с большой скоростью.

– Восемь истребителей? – недоверчиво переспросил Эймис. – Это всё?

– Так точно, сэр. Но мы также засекли пару действительно больших отметок, соответствующих быстро низколетящим объектам, стартовавших с поверхности земли. Похоже, плохие парни решили запустить еще и пару дропшипов.

– Как вы думаете, мы сможем уйти от них? – Эймис был удивлен, услышав себя, спрашивающего, сможет ли Лёгкая Кавалерия уклонится от сражения.

– Нет шансов, сэр. Истребители уже развернулись и разогнались до максимальной скорости. Мы должны принять бой.


Чувство, которое испытала лейтенант Эрика Кеффер, когда мощная миомерная катапульта разогнала ее «Визигот-A», было похоже на то, что как будто большая рука схватила АКИ и вышвырнула его через узкие, щелевидные двери пускового отсека за пределы корпуса «Рэд Легза», в холодное, иссиня-черное небо Милоса. Извиваясь в своем кресле, Кеффер крутила головой, пытаясь визуально обнаружить такой же Т-видный истребитель ее ведомого. К счастью, маленький, окрашенный в белое силуэт занял свое привычное место, в нескольких километрах справа по борту. Вместе они составляли звено «Мститель» 50-го тяжелого кавалерийского батальона. Точно над спаренными стволами ее курсовых средних лазеров был рисунок смерча с мускулистыми руками и ртом с клыками. Ниже комичного рисунка было написано красными буквами слово «УРАГАН». Из-за этого рисунка позывной Кеффер был – «Ураган».

Оба истребителя были спроектированы неизвестным клановским инженером на заводе расположенном на далеком Хантресс. «Визиготы», как и большинство машин клана, попали в руки Эриданской Лёгкой Кавалерии после операции «Змея». Кеффер потребовалось провести много часов в кабине захваченного истребителя клана, чтобы привыкнуть к необычной планировке кокпита. Ее ведомый, уорент-офицер Дэниел Эуджэ, напротив, привык к новому истребителю с такой же легкостью, которую он демонстрировал в любом деле, за которое бы он не брался.

Низкий сигнал, прозвучавший в ухе Кеффер, сообщил ей, что ее истребитель захвачен вражеским радаром наведения. Автоматически она рванула рычаг управления до упора вправо, а правую педаль управления рулём направления вдавила до самого пола. Даже не смотря назад, она знала, что Эуджэ в точности повторил ее маневр. «Визигот» Кеффер совершил разворот вокруг правого крыла и затем спикировал вниз, в то время как Эуджэ совершил разворот с набором высоты влево. Этот маневр должен был сбить с толку вражеский радар наведения, сбив его захват цели, когда на радаре две картинки слились на несколько секунд, а затем разошлись. В этот раз все сработало в точности, как и задумывалось. Настойчивый звук начал стихать, а затем и вовсе смолк.

Кеффер бросила быстрый взгляд на свою активную РЛС, определяя местонахождение красного треугольника, который соответствовал вражескому истребителю. Признательная, что клановец, который проектировал ее истребитель, придерживался концепции «руки на ручке управления и на рычаге газа», доказавшей свою боевую эффективность. Она нажала рычажок включения вооружения и обозначила ближайший вражеский корабль для своих систем вооружения как первостепенную цель. В отдельном окошке система показала, что вражеским кораблем был капелланский средний истребитель TR-10 «Транзит».

Легкими касаниями джойстика управления очень чуткого истребителя, она вывела его на вектор сближения с вражеским истребителем. Маленький квадратик, отображающий вражеский истребитель, появился на индикации на лобовом стекле (ИЛС) «Визигота». Еще раз нажав на «горячий» переключатель вооружения на верхушке ручки управления самолетом и двигателем (РУСИД), она выбрала массивные пусковые установки РДД-20, которые по одной были подвешены под каждым длинным, узким крылом «Визигота». Мощная система управления огнем Артемис-IV получила информацию от радара истребителя, сравнила его с тем, что было на ее сенсорах, и через мгновение выдало разрешение на открытие огня. Буквы ДИСТПОР (на дистанции поражения) вспыхнули поперек нижней части ИЛС и она надавила большим пальцем на триггер.

Ферроалюминиевый каркас истребителя содрогнулся, когда сорок ракет дальнего действия сорвались из пусковых установок, расположенных на брюхе истребителя. Она не смогла увидеть стреловидный вражеский истребитель, но она могла проследить за белым следом инверсии, оставленными выхлопами ракет в верхних слоях атмосферы. Следы от ракет казалось, слились в одну линию, затем несколькими секундами позже вырвалась серия небольших стробоскопических вспышек.

«Транзит» выдержал шторм из стали и взрывов, хотя, должно быть, понес тяжелый ущерб от взорвавшихся РДД. Как будто демонстрируя, что он не вышел из боя, капелланский пилот разогнал свой самолет до максимальной скорости и сократил дистанцию между своим самолетом и истребителем Кеффер. Пульсирующая вспышка ярко-оранжевых трассеров пронеслись мимо правого крыла «Визигота». Лазерный огонь выжег полосу дымящихся кратеров поперек носа и фюзеляжа клановского истребителя, задев небольшой предкрылок, расположенный с левой стороны носовой части фюзеляжа.

Проворчав проклятье, Кеффер снова поймала в прицел вражеский корабль и выпустила еще один залп ракет, добавив еще залп из дальнобойной ППЧ «Визигота». Капелланский пилот накренился на правое крыло, позволяя предназначенному ему залпу ракет пройти в нескольких сантиметрах от бронированного брюха его истребителя. Но он ничего не мог поделать с ударом заряженных частиц, который вспорол его легко бронированный кокпит. Дальнобойная ППЧ, спроектированная техниками клана была разрушительной, расплавив толстый армопластик фонаря кокпита, превратив хрупкую человеческую плоть в поток пара красного оттенка. «Транзит» затрясся и начал падать, беспилотный, неуправляемый.

– Мститель-1, «Рэд Легзу», один бандит готов, – хладнокровно доложила Кеффер, наблюдая за последним полетом сбитого истребителя, кувыркающегося к земле.

– Отличный выстрел, босс, – повторил Эуджэ. – Подтверждаю один сбитый истребитель.

– Готовься, Дэнни-бой, – ответила Кеффер. – Пошли, найдем одного и для тебя.

– Вот здорово, «Ураган», спасибо, – сказал Эуджэ. – Очень рад, что ты не забираешь себе всю работу.


Менее чем через час «Рэд Легз» и другие дропшипы зависли над назначенной зоной высадки.

– Генерал? – позвала лейтенант Гови со своего места. – Вижу сигнальные огни. Похоже, капитан Кайл и его ребята собираются потребовать свое жалование за этот месяц.

– Да, похоже на то, – ответил Эймис, смотря на главный обзорный экран капитанского мостика. Сгенерированная компьютером на экране площадью в три квадратных метра, карта отображала серию красных точек, обозначающие небольшие инфракрасные маяки, установленные на поверхности широкого, плоского плато, скрытого в холмах в нескольких сотнях километров к северо-востоку от Тачстоуна.

– Лейтенант, что на радаре?

– Все чисто, генерал, только Кайл и его следопыты.

– Хммм, – Эймис потер свой подбородок, обдумывая ситуацию. – Хорошо, сообщение всем командирам. Нет необходимости рисковать нашими мехами в боевом десантировании, тем более, что рядом врага не засечено. Все дропшипы приземляются в обозначенную капитаном Кайлом зону высадки (ЗВ). «Рэд Легз» приземляется первым. Остальные корабли приземляются в соответствии с планом.

– Есть, сэр, – подтвердила Гови и повернулась к офицеру по связи, передавая ему приказы для кораблей.

Прежде чем она закончила передачу приказов остальным дропшипам Лёгкой Кавалерии, «Рэд Легз» завис над выстроенными в фигуру стрелки маяками и коснулся земли. Через некоторое время все шесть дропшипов приземлились и выгрузили свой груз боевых мехов, бронетранспортеров и мобильной артиллерии. Эймис устроил свой командный пункт в тени от массивного корпуса «Рэд Легза».

– Генерал, все подразделения выгружены и развернуты. Мы будем готовы выдвинуться примерно через час, – доложил Чарльз Антонеску. – Инженеры и экипаж кораблей натягивают маскировочные сетки над дропшипами.

– Хорошо, Чарльз. Спасибо, – ответил Эймис, отрывая глаза от электронной карты перед ним. – Пусть дропшипы снизят мощность их реакторов и отключат все системы, кроме жизненно необходимых. Необходимо снизить до минимума их сигнатуры, и будем надеется, что капелланцы их не обнаружат. Если ляоисты начнут на нас охоту и обнаружат дропшипы, ну что ж, значит, наше путешествие домой не состоится.

– Так точно, генерал, – ответил решительно Антонеску и повернулся, как будто собираясь идти.

– Полковник? Можно вас на пару слов? – остановил его Эймис.

– Mais oui, генерал.

Эймис подал знак, чтобы остальные офицеры покинули командный пункт и, дождавшись, пока он и его подчиненный не остались одни, сказал:

– Послушай Чарльз. Если капитан Наталь выполнит приказ, а я в этом не сомневаюсь, он перезарядит двигатели и выпрыгнет из системы через сорок восемь часов. Лёгкая Кавалерия будет торчать здесь, – Эймис сделал паузу и пристально посмотрел на Антонеску. – Мы оказались в ситуации – победа или смерть. Если что-то пойдет не так, нам придется с боем прокладывать путь к гиперимпульсной станции, расположенной в космопорте Тачстоуна, чтобы позвать на помощь или вызвать подкрепление. Так что давай попробуем направить мысли солдат на выполнение их работы. А то, если они будут думать, о том, что их здесь бросили, это сильно подорвет моральное состояние.

– D'accord, генерал, – ответил Антонеску, кивнув головой, – Я согласен.

– Отлично. Разворачивай полки и готовься выдвигаться. Наша первая цель – Тачстоун.

Антонеску отдал салют и собрался идти, когда его командир снова остановил его.

– И еще вот, что Чарльз. Как насчет того, чтобы называть меня Эд, когда мы одни? – слегка улыбнулся Эймис. – Я теперь чувствую себя одиноко, когда все называют меня генералом.

– D'accord, – сделал паузу Антонеску и дружелюбно улыбнулся. – Я сделаю это, Эд.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации