154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Момент истины"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 01:34


Автор книги: Томас Грессмен


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 14 страниц)

15

Космопорт Тачстоуна, Милос

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

10 февраля 3062 г.


Чэнь Шао убрал свои руки с рычагов управления своего «Энвила», стянул теплозащитные перчатки из номекса и вытер свои потные ладони о хладожилет из грубого нейлона, применяемого в бронежилетах. В нескольких сотнях метрах, низкий, сгорбленный «Сентинел» наблюдал через электронику за северным периметром. Помимо его собственного и среднего меха, пилотируемого сао-вэем Клаусом Базара, Шао имел под своим командованием только четыре боевых меха. «Центурион» старой модели, в дополнении с «Требюшетом» составляли его основную огневую группу. Третий, небольшой, быстрый «Рэйвен», разработанный еще до четвертой Войны за Наследство, был годен лишь на роль гончей. Последним был совершенно новый «Экстерминатор», захваченный неповрежденным у уланов Черного Ветра. Эту современную машину пилотировал один из Коммандос Смерти, прибывший вместе с Шао.

Помимо этих полутора копий, смешанной весовой категории, Шао имел только горстку обычной боевой бронетехники и небольшую группу плохо подготовленных пехотинцев милиции против хорошо оснащенных, великолепно подготовленных, мощных боевых сил, которые угрожали ему.

Разведчики, оставленные им заметили отряд легких боевых мехов при поддержке нескольких дюжин бронетранспортеров и легких ховертанков, обходивших южную границу Тачстоуна. Зная Лёгкую Кавалерию из разведывательных рапортов, Шао решил, что подразделения, близко подошедшие к космопорту с юга, были всего лишь передовым отрядом. Лёгкая Кавалерия была хорошо известна своими попытками всячески избежать потерь среди гражданского населения, и скорее всего не введет свои тяжелые фронтовые части в Тачстоун. Таким образом, основной удар последует с севера.

Шао вытер пот с рук, снова натянул плотно облегающие перчатки и приготовился ждать. Он знал, что осталось не долго.


Со своего места в безопасном кокпите своего «Геркулеса», полковник Чарльз Антонеску мог видеть немногим больше, чем низкую холмистую местность и небольшие перелески, которые мелькали, символизируя Милос для Эриданской Лёгкой Кавалерии. Серые зимние небеса, из которых начал сыпать мокрый снег, завершали мрачный пейзаж. К счастью, это было не единственное, что он мог увидеть через бронированное смотровое окно кокпита своего тяжелого боевого меха. Небольшой компьютер, контролирующий тактический дисплей, отображал положение каждой роты мехов из его атакующих сил. Если он заставит прибор показать каждую военную машину под его командованием, маленький экран монитора покроется крошечными голубыми иконками, отображающий каждый мех и бронированный транспорт 151-го Легкого Кавалерийского полка.

Пред началом операции, Антонеску спросил мнение генерала Эймиса о сражении против капелланских сил, удерживающих Тачстоун, в условиях ограниченной битвы.

– Это безрассудно, придержать часть наших сил, – он официально выразил протест, – Вы же знаете, так же хорошо как и я, что когда вы атакуете вы должны использовать все имеющиеся в наличие силы, non? Так почему для атаки мы используем только легкие единицы полка Черной Лошади? Почему бы не нанести один сокрушающий удар?

– Чарльз, ты помнишь Лутеру, столицу Хантресс? – спросил Эймис. – Помнишь, как она выглядела после того, как мы прошли сквозь нее? Я поклялся, что я никогда не буду на стороне тех, кто уничтожает гражданские зоны, когда этого можно бы избежать. Если мы ввяжемся в открытое сражение мех на мех, то мы разрушим множество гражданского имущества, и мы точно не завоюем симпатию населения, которое и так поддерживает капелланцев, а только еще больше настроим против себя.

– Нет, мы все-таки сделаем по-моему. Если что-то пойдет не так, тогда мы позовем на помощь «тяжелую кавалерию», но не раньше.

Антонеску странно, по-французски пожал плечами, он часто так делал, когда говорил с командиром. Как будто ограничительные ремни его катапультируемого кресла впились в его плечи.

– «Мадьяр», это «Соколиный глаз-один», – радиосообщение прервало его размышления, – Мы вступили в контакт с противником. Похоже, дело принимает тяжелый оборот.


Пара лазерных копий оставили глубокие разрезы в толстой броне, прикрывающей торс «Энвила» Чэнь Шао, отчего большая машина пошатнулась, когда тонна закаленной стали мгновенно испарилась. Фугасные снаряды взорвались между ног меха, когда очередь снарядов из автопушки упали с недолетом. Кусочки феррокрита громко застучали о его бронированные лодыжки.

Вначале Шао подумал, что командир Лёгкой Кавалерии собирается попытаться захватить космопорт только при помощи бронированной пехоты, потому что именно они вступили в бой против него на первом этапе сражения. Едва пехота СОЗЛ в бронекостюмах прибыла в космопорт и открыла огонь по капелланским танкам и обычной пехоте, как появились боевые мехи Лёгкой Кавалерии и битва разыгралась не на шутку.

В одном углу своего экрана для визуального наблюдения он увидел милиционера, который всего лишь несколько недель назад был обычным фермером, вставшего на колено в тени двери ангара космопорта и выпустил пару ракет ближнего действия в «Фалькона», раскрашенного в серо-зеленые цвета. Реактивные снаряды взорвались, не долетая до брони меха Лёгкой Кавалерии. Они были активированы дистанционными взрывателями в нескольких метрах от брони меха, залив худой на вид военный мех смесью пальмитата нафталина, белого фосфора и других зажигательных химикатов. Липкая горящая жидкость залила «Фалькона», обвив его темным, масляным пламенем.

В течении нескольких минут мехвоин отчаянно пытался соскрести горящие топливо с брони меха, но он добился только еще большего распространения вещества.

В поступке более подходящем нетерпеливому ребенку, а не профессиональному солдату, он выстрелил из пульсирующего лазера, превратив человека с пусковой ракетной установкой, который выстрелил в его поврежденный мех, в горку пепла.

У Шао не было времени рассмотреть бесполезную смерть милиционера во всех подробностях, второй залп снарядов из автопушки, на этот раз более точный, полоснул поперек ног его «Энвила». Развернув торс меха вокруг, он обнаружил своего мучителя – птицеподобную «Цикаду» и угостил её импульсным залпом из большого лазера, который разорвал броню правой ноги и руки меха Лёгкой Кавалерии.

«Цикада», должно быть, ранее получила повреждения в сражении, потому что она просела на свою поврежденную ногу и затем упала на бок, потеряв половину правой ноги, которая отломилась у колена. Пилот погиб или был без сознания, или хотел схитрить, так как сорокатонный мех по-прежнему лежал.

Прежде, чем он смог насладиться своей победой, другой мех Лёгкой Кавалерии, на этот раз «Энфорсер», занял место своего упавшего товарища. Вражеский мех открыл огонь из всего оружия, рискуя, отключиться от перегрева, ради возможности разрушительного «альфа-удара» во вражеского командира.

Сигнал опасности вспыхнул на дисплее состояния меха «Энвила», показывая серьёзное повреждение брони его правой ноги, ниже колена. Бронебойно-подкалиберные снаряды с отбрасываемым поддоном от орудия двойного назначения (LB-X) «Энфорсера» сорвали две трети защиты ноги одним залпом. Практически невидимая молния когерентного света попала в правую часть груди «Энвила», расширив и углубив ранее полученное повреждение лазерным ударом от неизвестного противника.

Шао ответил двойным залпом из своих больших импульсных лазеров, от которого волна жары прокатилась по кокпиту. Игнорируя опасно поднявшуюся температуру, он снова нажал на триггеры, на этот раз добавив немного менее мощные средние лазеры к немыслимой энергии, которая атаковала мех Лёгкой Кавалерии. «Энвил» стал несколько заторможенным и странно волнующий сексуальный женский голос сообщил ему об начале запуска процедур автоматического отключения. С презрением он хлопнул по ручному отключению автоматики, задыхаясь, он не мог вздохнуть, пока его перенапряженные теплоотводы боролись, снижая уровень внутренней температуры меха до приемлемого уровня.

Как только он смахнул пот с глаз, Шао понял, что «Энфорсер» прекратил стрелять в его меха. Искалеченный механизм Легкой Кавалерии тихо замер. Обе руки валялись на земле, слегка сыпавший снег превращался в пар, когда он касался раскаленного металла. Сочленение ног «Энфорсера» зафиксировалось его бортовым компьютером, когда пилот катапультировался из свой сильно поврежденной машины.

На территории рядом с дальним зданием распустился сверкающий цветок огня, когда взорвался боекомплект «Требюшеа». Вблизи стояли два его тяжелых танка «По», оба разрушенные и горящие. Очевидно, они были уничтожены в начале битвы.

Движением, который незнающий не ожидал бы от Коммандос Смерти, Чэнь Шао открыл широкополосный канал связи, который охватил все его выжившие войска.

– Всем Милосианским силам, это Чэнь Шао, – передал он ясным, ровным голосом, – Отходим. Я повторяю снова, отходим и встречаемся в точке сбора.

Не дожидаясь подтверждений от своих людей, он запустил прыжковые двигатели своего «Энвила» и прыгнул прочь. По всей огороженной территории милиционеры и инструкторы регулярных ВСКК также начали выходить из боя и отрываться от противника.

Когда его мех приземлился на землю после прыжка, перешел в размашистый шаг, повинуясь воле своего пилота, Шао горько проклял необходимость оставить сражение и поле битвы врагу. Но он утешал себя тем, что он сможет намного лучше послужить канцлеру, оставшись в живых и продолжив сражаться в качестве партизана, чем мертвый герой.

16

Космопорт Тачстоуна, Милос

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

10 февраля 3062 г.


Как только генерал Эдвин Эймис спустился по подвесной цепьевой лестнице, свисающей по торсу его меха, он ощутил подъем гордости в сердце. Под его командованием Эриданская Лёгкая Кавалерия победила в двух сражениях, пусть и небольших, с минимумом жертв. Большинство боевых потерь свелось к повреждению брони и миомеров, хотя были и внутренние повреждения несущих каркасов. Все, кроме одного поврежденного меха могли быть починены. А этот «Энфорсер», принадлежащий 50-й разведывательной роте, теперь годился только на запчасти.

Теперь Лёгкой Кавалерии предстояла куда более сложная задача, чем победа в бою. Капелланцы владели Милосом почти год. Информационные брифинги, которые проводились на Киттери, говорили, что сразу же после захвата планеты на ней появились капелланский военный персонал, офицеры-политруки и инструкторы. Эймис также знал, что бывшие уланы Чёрного Ветра вели безнадежную партизанскую войну в течении месяцев, прежде чем прибыла Лёгкая Кавалерия. Жаль, что она прибыла слишком поздно, чтобы спасти их.

Сколько граждан охвачено идеями капелланского экспансионизма? Сколько из них прониклись пропагандой Синь Шен, чтобы участвовать в партизанской войне? Со сколькими партизанами-снайперами, террористами и просто смутьянами столкнуться его войска прежде, чем планета сможет стать безопасной? Он знал о их существовании из выпусков новостей о политических убийствах, перехваченных во время их первого неудачного вторжения в эту систему.

К тому же, должна последовать реакция вооруженных сил Капелланской Конфедерации. Никто точно не знал, какими силами располагает Сунь-Цзы Ляо. Большинство военных аналитиков на Киттери полагали, что капелланские силы опасно растянуты тонкой линией вдоль всего фронта военного противостояния между Капелланской Конфедерацией и стремительно уменьшающимся Сент-Ивским Пактом. Достаточно ли сил у Сунь-Цзы, чтобы контратаковать только что захваченный Милос?

– Генерал? У нас небольшие проблемы. – Эймис узнал голос, который раздался в его головном коммуникаторе, который принадлежал майору Гэри Рибицу, заместителю Антонеску.

– Продолжайте, майор. В чем дело?

– Ну, сэр, одно из подразделений бронепехоты преследовало группу капелланских милиционеров до здания, находящегося под защитой КомСтара, возле северной границы космопорта, – ответил Рибиц. – Похоже, они попросили защиты или убежища, или черт его знает чего, и местный регент дал его. Они отсиживаются в здании ГИС, а регент сказал, что КомСтар соблюдает нейтралитет, который силы Звездной Лиги должны уважать. Но есть еще одно, что вы должны знать, сэр – хотя это по-прежнему установка КомСтара, но, похоже, что регент как будто симпатизирует Блэки.

Проклятье, выругался про себя Эймис. Отчасти иронический термин «Блэки» – означал фракцию «Слово Блейка», которая отделилась от КомСтара несколькими годами ранее, из-за отказа организацией от псевдорелигиозных атрибутов, завещанных основателем.

– Хорошо, майор, – сказал он через мгновение-другое, обдумав ситуацию. – Передай регенту, что мы оставим их и его в покое. Милиционеры могут сидеть в своем убежище при условии, что никто из милиционеров и обслуживающего персонала КомСтара в этом здании не попытаются оказать помощь и поддержку капелланским силам, все еще активным на Милосе. Передай ему… Кстати, как его зовут?

– Регент Джэйми Миконе.

– Передай регенту Миконе, что я приду и увижусь с ним в течение следующих нескольких дней. Возможно, мы сможем решить эту проблему без стрельбы.

Эймис изменил параметры своего радиопередатчика и включил широкополосный командный канал.

– Внимание, приказываю! Всем командирам ЭЛК, это «Каменная Стена». Организуйте ваших людей. Пополнить боезапас и ремонтироваться в первую очередь. Саперам тщательно обыскать каждый сантиметр рядом со зданием. Капелланцы, возможно оставили после себя мины-ловушки или саботировали некоторые из портовых зданий, или еще что-нибудь. Я не хочу, чтобы кто-нибудь погиб, если мы можем избежать этого.

Полковник Антонеску? Передайте вашим ребятам от меня «хорошо сделано», договорились? – Эймис почти ощутил скупую удовлетворенную улыбку подчиненного, от неожиданного комплимента от человека, который когда-то тоже был полковником.

– И кто-нибудь, вызовите дропшипы, – продолжил Эймис, улыбка расплылась на его губах, – Солнечный мальчик, возможно, не сможет бросить на нас всё, что есть под рукой. Но те, кого он пошлёт, будут серьезными ребятами. Я хочу, чтобы ЭЛК была настолько готова к их встрече, насколько она вообще может быть готова.


Человек, который не был членом Эриданской Лёгкой Кавалерии, хладнокровно наблюдал, как вражеский офицер, с одиночными звездами генерал-лейтенанта Звёздной Лиги, поправляет ободок наушников своего радиопередатчика, и повернулся к главному зданию космопорта.

С ее выгодной позиции на крыше пакгауза, расположенного фасадом к восточному ограждению космопорта, Несса Эмент внимательно изучала через мощный телескопический прицел её ненавистной и запрещенной тяжелой винтовки «Зевс». Интуитивно она вычислила скорость движения человека и дистанцию до цели. Приняв во внимание лёгкий встречный ветер и то обстоятельство, что она стреляла под уклон, она осторожно навела точку прицельной сетки оптического прицела, задержала дыхание и надавила на спусковой крючок.


– Генерал?

Голос раздался в нескольких метрах позади него. Эймис остановился на месте и резко обернулся.

– Да, Дэйн? Капитан Дэйн Николс, который был адъютантом генерала Арианы Уинстон, по-видимому, сам себя назначил на тот же самый пост к её преемнику.

Так или иначе, сообщение Николса для командира осталось несказанным, так как в этот момент громкий треск разорвал воздух. Приглушенное «пуфф» было неразличимо из-за звука, когда хрупкая ружейная пуля ударилась в феррокрит в полудюжине метров от того места, где стоял Эймис.

Не каждый человек сможет понять, что означают эти звуки, и уж точно немногие смогут за такой промежуток просчитать их последствия. Оба одновременно крикнули старое предупреждение – «снайпер!» и прыгнули в укрытие за портового грузоперевозчика, припаркованный всего в нескольких метрах от них.

Бронепехота тут же появилась на месте происшествия, окружила офицеров и проводила в сравнительно безопасное здание космовокзала. Другие силы пехоты рассыпались вокруг терминала, ища какие-нибудь признаки снайпера, но никого не нашли.


За шестьсот метров, Несса Эмент тихо опустила свою винтовку. Рядом с ней, одновременно также медленно опустил свой электронный бинокль ее наблюдатель, Джин Ракан и качнул головой. Её выстрел прошел мимо.

Эмент зашипела сквозь стиснутые зубы, отщелкивая магазин винтовки.

Она никогда не промахивалась из такой выгодной позиции, думала она, зло укоряя себя.

Ракан снова тряхнул головой, когда Эмент убрала винтовку в сильно раздутую «заплечную сумку». Она дала ему простой жест, который он понял как, «Все иногда промахиваются».

– В следующий раз я не промахнусь. – Её хриплый голос был полон злости и разочарования. – В следующий раз я разнесу ему голову.

17

Космопорт Тачстоуна, Милос

Сообщество Синь Шен

Капелланская Конфедерация

16 февраля 3062 г.


– Ремонт почти завершен. Мы практически доведем нашу готовность до уровня перед началом операции, – полковой старшина Стивен Янг просматривал электронный клипборд, лежащий перед ним на столе. – Мы безвозвратно потеряли четыре меха, и еще два, которые можно будет починить, если у нас будут в наличии запасные детали. Проблема в том, что у нас нет этих запчастей.

Эймис внимательно слушал то, что с черным юмором называли «перечень мясника», перечень потерь в какой-либо битве или кампании. В обычных обстоятельствах, он бы сказал, что Лёгкая Кавалерия легко отделалась, потеряв только шесть мехов и дюжину пехотинцев поддержки или бронированных единиц от вражеских действий. В противовес этим потерям, они захватили удерживаемый противником космопорт. Но с учетом того, что противник был плохо подготовлен и представлял собой местное ополчение, поддерживаемое капелланскими военными советниками, потери были слишком велики.

Когда Янг закончил свой доклад и сел, лейтенант Себастьян де Джованни, командир копья телохранителей командной роты, а также офицер, который обычно выступал, как связной офицер между бригадой и местным населением, встал со своего места.

– Генерал, мы по-прежнему не представляем, кто стрелял по вам в тот день, – сказал де Джованни, не сверяясь со своими записями, – Мы тщательно исследовали все здания в округе, и нашли множество следов на всех плоских крышах. Похоже, что большое количество любопытных вылезли, чтобы понаблюдать за битвой, и сразу же разбежались, как только началась стрельба. Мы могли бы примерно вычислить траекторию выстрела, но что с того. Я приказал нашей охране периметра не спускать глаз с граничащих с космопортом плоских крыш. Но так как эти здания гражданская собственность, я не могу приказать им закрыть крыши.

Я пытался задействовать местную администрацию, и вот тут начались проблемы.

– В каком смысле? – спросил Эймис, откинувшись назад в своем кресле. Верный своим привычкам, он появился на совещании с тонкой черной сигарой, крепко сжимаемой зубами.

– Ну-у, сэр, когда я поговорил с местным шефом полиции, он просто прикидывался дурачком. Он сказал, что они «начали работу над инцидентом» – так и сказал, сэр, но он думает, что мало шансов узнать, кто был стрелок. Как вы знаете, наша практика – покупать, по крайней мере, некоторое количество наших запасов у местных продавцов. Около половины торговцев, к которым мы обращались, работали с нами, как бы это получше описать – с угрюмой покорностью. Некоторые были открыто враждебны. А один оптовый продавец сельскохозяйственных продуктов вышвырнул нашего сержанта-интенданта на улицу со словами, что он прежде спалит свой магазин, чем отоварит нас. Я сделал вывод, что большинство местных заняли такую же позицию.

– Мои люди докладывают о подобных инцидентах по всему городу, – вставил майор Кент Фэйрфакс. Его 50-й Тяжелый Кавалерийский батальон был хорошо известен своим отношением к безопасности всех гражданских и не участвующих в битве, не только принадлежащих Эриданской Лёгкой Кавалерии, но и местных. – Мы отправились в город, чтобы начать работу по обеспечению безопасности местных. Вы знаете, чтобы посмотреть, что мы можем сделать для них, убедиться, что ни один из наших людей не вышел из-под контроля, или что-нибудь в этом духе. У меня действительно сложилось мнение, что местные злятся на то, что мы здесь. Некоторые даже говорили, что они были бы счастливы возвращению капелланцев, и спрашивали, почему мы приперлись и перевернули все с ног на голову?

Эймис молча глубоко затянулся своей сигарой. Он был удивлен, что кто-то из населения планеты, которое жило свободно под управлением демократического правительства, страстно желало возвращения репрессивного, тоталитарного государства, такого как Капелланская Конфедерация.

– Хорошо, лейтенант, но почему?

– Я точно не знаю, сэр.

– Возможно, я смогу предоставить объяснение, генерал? – официально сказал Антонеску. – Кроме того, материальные отчеты скудны, многие были уничтожены, обработаны или изменены иным способом, но все выглядит так, что до начала капелланцами их компании по захвату Сент-Ивского пакта, провокаторы Маскировки засылались на различные планеты, включая и Милос, для восстановления местного населения против правительства, которое они сами и избрали, но которым теперь недовольны. Выпуски новостей показывают, что количество антидэвионских, антисентивских и прокапелланских демонстраций выросло сразу перед тем, как Сунь-Цзы послал «миротворцев» в Сент-Ивский пакт. Очевидно, что положение дел до капелланского вторжения настолько накалилось, что Уланы Черного Ветра были заперты на своей базе. Демонстрации были ежедневными и становились изо дня в день все более опасными. – Антонеску сделал паузу для короткого, безрадостного смеха. – Если бы капелланцы не захватили Милос, вполне вероятно, что местные жители сами взяли бы штурмом базу улан, и всё закончилось бы кровавой резней.

Так что, когда капелланские миротворческие силы пришли, и изгнали «ренегатских» Улан Чёрного Ветра, милосцы встретили их с распростертыми объятиями. Капелланцы находились здесь в течение последнего года. Как только шум улегся, за исключением неясных сообщений о партизанской деятельности, они вернули свои культуру, квоты, налоги, программы экономического развития. В результате планетарная экономика выросла. Люди накопили достаток. Я считаю, что это – часть программы Синь Шен. Похоже, они не возражают обменять часть своей свободы.

Эймис положил свою сигару и покачал головой.

– Грустно, когда люди больше ценят Ц-банктоны в своем кармане, чем свободу, не так ли? Он снова покачал головой и вздохнул. – Так, Чарльз, ты говорил, что население было радо возвращению капелланцев. Теперь они полагают, что Эриданская Лёгкая Кавалерия прибыла под знаменем Звёздной Лиги с целью изгнания «миротворцев» Солнечного мальчика, а на самом деле Лига хочет удержать их в государстве со слабой экономикой.

– Очень похоже на правду, генерал.

Эймис фыркнул с отвращением на не очень-то забавные превратности человеческого разума.

– Хорошо, – сказал он наконец. – Начнем делать все, что зависит от нас, чтобы прекратить эту глупость. Чарльз, отправь сообщение на Киттери. Сообщи генералу Сортеку, что мы обосновались здесь, и спроси совета у департамента гражданских дел или отдела операций по психологическому воздействию на противника. Пока мы будем придерживаться стандартной линии поведения. Никто не вступает в противостояние с аборигенами…

– Извините, генерал, – прервал Фэйрфакс, – Но возможно, это не лучшая идея.

– Что?

– «Аборигены», сэр. Я знаком с этим общепринятым термином, но большинство местных жителей считают его унизительным.

– Хорошо, включите это в завтрашние предписания. Используемый термин «аборигены» не приемлем. Поэтому с настоящего момента будем использовать термин «местные». Это поможет?

Фэйрфакс кивнул головой.

– Далее. Я не хочу никаких стычек с местными жителями. Мы сократим количество наших патрулей, насколько это возможно. Сохраним минимальный контроль за милосцами. Только те субъекты, которые окажутся в закрытых площадках космопорта, должны быть проверены. Давайте попробуем сохранить статус-кво. Солнышко отправит большие силы, чтобы попытаться выбить нас с Милоса, и мне не хотелось бы оказаться на планете, кишащей повстанцами, также как и с оснащенными мехами линейными силами.

– Генерал, что насчет капелланцев и милосцев, отсиживающихся в станции КомСтара? – спросил полковник Кэлвин.

– Регент Миконе сказал, что он вышвырнет их через несколько дней, так, что я думаю, ни каких проблем там не будет, – ответил Эймис. – Только убедитесь, что мы отделили капелланцев от местных. Милосцев отпускайте под честное слово, но капелланцев придется взять в плен.

– Что-нибудь еще? – Когда никто не проронил ни слова, Эймис распустил своих офицеров.

Как только Эд Эймис и Чарльз Антонеску вышли из душного главного здания космопорта, они задержались у входа в здание, чтобы поднять воротники, так как последние два часа дул холодный, пронизывающий ветер. Капитан Билл Коул, старший помощник полковника Кэлвина, коснулся своего кепи в формальном салюте, проходя мимо своих командиров. Коул снисходительно улыбнулся попыткам старших офицеров прикрыться от ветра. Выросший в холодном южном климате Таркада, он рассматривал холодный бриз достаточно освежающим.

Внезапно, посередине шага по бетону космодрома, Коул упал лицом вниз, даже не пытаясь сгруппироваться. Громкий, резкий выстрел отдался эхом от кирпичных и феррокретовых зданий космопорта.

Эймис схватил Антонеску и толкнул во внутрь здания, за мгновение до того, как второй выстрел разорвал воздух. Осколки оболочки пули и серых кусочков феррокрета осыпали его полевую куртку.

– Чёрт! Всё вышло из-под контроля! – прорычал Эймис, когда снаружи полудюжина голосов предупреждающе закричали – «Снайпер!»

В сотне метрах от главного здания космопорта, в районе основного ангара обслуживания космопорта, пехотинец Легкой Кавалерии вскинул свой автомат и начал поливать огнем крышу ближайшего здания. Эймис предположил, что пехотинец заметил, или ему показалось, что заметил снайпера, и попытался подавить или убить вражеского стрелка.

Красные брызги крови взметнулись из раны, когда тяжелая пуля снайпера пробила грудь пехотинца. Звук выстрела потерялся в треске автоматной очереди Легкого Кавалериста. Пехотинец свалился на спину. В предсмертной агонии он конвульсивно нажимал на спусковой крючок автомата. Трассирующие пули продолжали разрывать мрачное, снежное небо до тех пор, пока магазин не опустел.


На плоской крыше ближайшего пакгауза, Несса Эмент прильнула к окуляру её дневного оптического прицела, пока Джин Ракан водил своим электронным биноклем в поисках новой цели. Её последняя жертва – пехотинец, была слишком простой мишенью. Он не только не додумался найти подходящее укрытие, но и привлек к себе внимание, открыв ураганный огонь по не тому зданию. Он был глупцом и заплатил за это своей жизнью.

– На один час, десять метров. Джип, – спокойно сказал Джин.

– Принято, – подтвердила Эмент, обнаружив транспортное средство в дюжине метрах от места, где упала её последняя жертва.

– Мужчина спрятался за капотом машины. Подожди секунду, и он снова высунет свою голову.

Эмент прильнула к прицелу. Решившись, рыжеволосый человек высунул свою голову на несколько сантиметров из-за оливково-зеленого джипа. Она наблюдала, как он осторожно обходил транспорт, подбираясь к её первой цели – вражескому офицеру. В левой руке он сжимал большую зеленую нейлоновую сумку. Рукав мужчины и сумку украшал белый круг с красным крестом в центре.

Без колебаний Несса Эмент навела прицел позади левого уха мужчины и нажала на курок. Санитар упал замертво, его голова превратилась в кровавое месиво.

Её уши уловили тихое, скулящее жужжание, но снайпер проигнорировала этот звук, так как она искала новую мишень.

– Несса, они запускают боевых мехов, – настойчивый шепот Ракана прокомментировал шум. Это было пульсирование включающегося реактора меха. – Его сенсоры, возможно, смогут засечь нашу позицию. Мы должны уходить. Сейчас.

Эмент молча кивнула головой. Неважно, что она стреляла из укрытия, используя глушитель, который не только уменьшал шум от выстрела, но и подавлял вспышку и дым от выстрела. Три жертвы были обычной тактической нормой для снайпера, согласно жестокой доктрины, сформулированной Коммандос Смерти. Совершенные сенсоры боевого меха почти наверняка помогут его пилоту обнаружить их позицию. Даже мощные тринадцатимиллиметровые пули от ее тяжелой снайперской винтовки, оставляли мало шансов против прочной брони меха.

Без единого слова он выползла из специально выбранного укрытия, которое она и Ракан занимали последние два дня. «Улов» был достаточно успешным. Один офицер, медик и солдат лежали мертвыми. Сегодня враг понял, что легкой кампании не будет. Битва за Милос не будет чистым, открытым боем. Если Эмент сделает все что сможет, Эриданская Лёгкая Кавалерия узнает, что такое ужасы партизанской войны.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации