» » » онлайн чтение - страница 19

Текст книги "Империя Повелителей"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:36


Автор книги: Антон Белозеров


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 19 (всего у книги 27 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Рен, ты можешь поговорить с ящерицей?

– Не знаю. – Опешил я от такого вопроса. – Смогу, наверное, если она перестанет так орать.

– Так скажи ей сам, чтоб заткнулась! – Воскликнул командор.

– Молчи/тихо! – Обратился я к ящерице, не слишком, впрочем, рассчитывая на то, что она меня поймет.

Однако, она поняла, потому что сразу же оглушила меня трелью щелчков:

– Кто ты, Теплое Мясо, говорящее/знающее язык Гич? Ты нас нашел/выследил и убил/(плохо!) всех моих охотников. Ты – чудовище/(сильное и страшное существо).

– Командор! – Обрадовался я. – Оно меня поняло!

Командор выпустил руку ящерицы и поднял тесак, выпавший из пальцев другой убитой мною твари. Он прижал лезвие к горлу существа и сказал мне:

– Скажи ему, что мы его отпустим, если он ответит на все наши вопросы.

Я перевел:

– Хочешь жить/питаться, отвечай мне правду/(то, что есть на самом деле).

Ящерица уставилась на меня всеми четырьмя глазами, и в ее взгляде я прочитал и ненависть, и страх, и надежду на спасение.

– Я все расскажу/(правду!), если обещаете отпустить/(не убивать).

– Сколько еще таких/похожих, как ты/(умелых охотников)?

– Три дюжины охотников/(три полных отряда), но не здесь/(не ближе ночного перехода). Охота на Теплое Мясо опасна, мы не ходи большими группами/толпами по болоту.

– Как далеко до берега, где живет Теплое Мясо?

– Половина ночного перехода дальше/туда на юг. Там живет сильное/(большое и ловкое) Теплое Мясо. Много огненных трубок, стреляющих камнями. Двое моих охотников/товарищей были убиты вчера ночью.

– Где вы/(такие как ты) живете?

– Три ночных перехода на север. Там большой остров/земля среди болота. Туда ссылают/(Портал-Вспышка-Полет) с Перекрестка Измерений нас/(таких как я).

– Давно вы/(такие как ты) охотитесь на людей?

– Всегда/(очень давно). Как только первый говорящий на языке Гич появился/(оказался не по своей воле) здесь.

– Если мы тебя отпустим/(подарим жизнь), что ты будешь делать?

– Вернусь на остров, залечу/(отращу новую) руку, соберу другой/(такой же) отряд/(товарищей-охотников) и пойду в поход/(на юг) за Теплым Мясом.

Я пересказал наш разговор командору. Тот немного подумал и сказал:

– Все ясно, это не вражда между расами, а способ выживания ссыльных ящериц. Скажи ей, или ему, пусть катится на свой остров и передаст всем своим соплеменникам: лучше бы им подыскать себе новый объект охоты.

Я перевел. Ящерица недоверчиво выслушала меня и спросила:

– Могу ли я взять/забрать свои болотные лыжи и оружие/(то, чем я убиваю)?

– Лыжи – можно, оружие/(убивающий предмет) – нет.

Придерживая вывернутую руку, ящерица поднялась на ноги и медленно потрусила к высокой стене, где пряталась в засаде. Мы были начеку и пошли следом. Время от времени бросая на нас злые взгляды, ящерица подобрала спрятанные за камнями лыжи и двинулась прочь. Мы проводили ее до внешней стены и наблюдали, как она спустилась с холма и скрылась в зарослях черных кустов-кораллов.

– Как ты думаешь, Рен, она может вернуться и попытаться нас убить? – Спросил Чи-Ге.

– Вряд ли. Я не только разговаривал с ящерицей, но и немного чувствовал ее настроение. Она потрясена и подавлена. Наверное, это первый в истории этих тварей случай, когда двое людей ночью уничтожают целый отряд опытных охотников. Она до смерти напугана.

– Может быть, это заставит их относится к «Теплому Мясу» с большим уважением. – Криво усмехнулся командор. – Теперь ящерицы дважды подумают, прежде чем вновь отправляться на охоту за людьми.

Мы возвращались к месту ночевки, когда я вдруг услышал приглушенный крик.

– На острове есть еще кто-то. – Взволнованно воскликнул я. – Я слышал звук, но это не ящерицы. Похоже, кричал человек.

Мы бросились бежать в направлении звука. Через несколько десятков шагов среди нагромождения больших каменных блоков мы увидели саниволокуши, которые вез с собой отряд ящериц. Чи-Ге одним движением сбросил закрывающую сани циновку. Нашим глазам предстало ужасное зрелище.

В санях лежало два человека: мужчина и женщина. Я порадовался, что сейчас ночь, но огорчился, что на небе слишком много звезд и увиденное кошмарное зрелище навсегда останется в моей памяти. Состояние людей ужасало. Руки в локтях и ноги в коленях были вывернуты и прижаты к телу. Одежда висела клочьями, а на теле виднелись следы страшных побоев. Лицо женщины напоминало сплошное кровавое месиво, вместо глаз зияли черные дыры, а с головы мужчины был снят скальп. Но самое страшное – люди все еще оставались живы. Женщина тяжело дышала, хотя в ее груди что-то булькало, а на разбитых губах надувались и лопались кровавые пузыри. Она была без сознания. Мужчина же открыл глаза и посмотрел прямо на нас.

– Бегите, – прошепелявил он, выплевывая выбитые зубы, – тут ночные охотники.

– Мы их перебили. – Сказал Чи-Ге. – Теперь все будет хорошо.

– Слава Богам. – Выдохнул мужчина и закашлялся.

– Мы вам поможем. – Командор протянул руку, словно собирался дотронутся до его плеча, но тут же отдернул ее, сообразив, что любое прикосновение причинит тому новую боль.

– Эти ублюдки переломали мне руки и ноги. – Из последних сил прохрипел мужчина. – Добей меня, я все равно больше не жилец.

– Эта женщина – твоя подруга? – Спросил Чи-Ге.

– Нет. Я ее не знаю. Она не сказала ни слова: вначале только стонала, а вечером потеряла сознание. Прошу тебя, прикончи меня, пожалей. И ее тоже, я клянусь, она не будет против. Быстрее, пожалуйста, я больше не в силах терпеть эту боль…

Командор склонился над санями, два раза поднял тесак вверх и дважды резко опустил. Я не видел выражения его лица, но, думаю, в тот момент оно было не лучше моего. Два круглых предмета выкатились из саней и упали к ногам командора. Это были человеческие головы. Чи-Ге поднял на меня глаза, полные слез:

– Зря мы отпустили последнюю ящерицу. Теперь понятно, почему она согласилась на все, лишь бы убраться с этого острова, пока мы не нашли ее добычу. Ладно, что сделали, то сделали. На сегодня хватит приключений. У нас осталось еще пол ночи. Давай немного поспим, а то завтра не доберемся до Равнины Яблок.

– Ладно, только я вначале починю свое копье. Чувствую, нам предстоит нелегкий день.

– Значит, твое дежурство первое. Разбуди меня, когда посчитаешь нужным.

Мы вернулись в свой маленький лагерь. Пока командор раздувал затухающий костер, я сбегал за его плащом и заодно собрал разбросанное оружие ящериц. Чи-Ге быстро заснул. Раз стальной тесак он, на правах начальника, оставил себе, я привязал к плетеному древку копья заточенную берцовую кость. Оружие получилось даже лучше, чем каменное.

Ремонтируя копье, я размышлял о том, что сегодня ночью я увидел истинный лик тюремной планеты. Обманчивая простота общины Старшого притупила мою бдительность. Но теперь я вспомнил, что тюремный мир – это не пасторальная идиллия, а поле боя, убийств, насилия…

Глава 14. Штурм Портала.

Ранним утром мы покинули остров. Позади нас остались неразгаданная тайна происхождения древних развалин и десять трупов: два человеческих и восемь ящериц. Мы продолжили свой путь на запад, где находилась равнина Яблок.

Наши шарокаты катились бок о бок, но мы с командором не разговаривали: берегли дыхание. Вчерашний переход от общины Старшого до острова и, особенно, ночные приключения, отняли у нас много сил. Мы двигались вдвое медленнее, чем вчера утром. Острова нам больше не попадались, а заросли болотных растений становились все более и более редкими. Постепенно болото превращалось в абсолютно безжизненную субстанцию.

– Рен, – обратился ко мне Чи-Ге, – меня беспокоит, что наши шарокаты слишком бросаются в глаза на ровной поверхности болота. Если на берегу выставлены сторожевые посты, то они заметят нас издалека.

– Тогда можно дождаться ночи, и в темноте причалить к берегу. – Предложил я.

Командор резко возразил:

– Ну, уж нет! Еще одну ночь на болоте мы проводить не будем. Вполне возможно, что в этот самый момент по нашим следам идет отряд ящериц.

Я подумал, что командор, наверное, прав. Если отпущенная нами ящерица поспешила не на свой остров, а на встречу с другими бродящими неподалеку охотниками, то, вполне возможно, они захотят отомстить нам за смерть соплеменников. Так что иного пути, кроме как на равнину Яблок, у нас не было.

Когда огромное холодное светило стояло в самом зените, на горизонте мы увидели красную полоску. Она отчетливо выделялась на фоне буро-зеленой болотной поверхности, и не было никаких сомнений, что это берег материка. Мы взяли курс прямо на сушу, непроизвольно прибавив скорость. Я поймал себя на мысли, что, подобно командору, также мечтаю побыстрее оказаться на твердой земле.

Берег равнины Яблок оказался скалистым и довольно высоким. Отроги красных скал возвышались отвесными стенами, так что вначале я засомневался, сможем ли мы подняться наверх. Но, подъехав поближе, мы увидели, что скалы не так неприступны, как выглядят издалека. Местами они разрушились, осыпавшись в болото каменными оползнями, местами в них зияли широкие промоины и ущелья.

Очень скоро мы нашли достаточно пологую и более-менее удобную дорогу наверх. С некоторым чувством сентиментальной грусти я оставил верный шарокат у подножия оползня. Командор же, казалось, ничуть не жалел о ненужном более средстве передвижения. В его глазах горел азарт бойца, наконец-то дошедшего до арены решающего поединка.

Мы начали карабкаться вверх по осыпающимся камням, время от времени делая передышки. Не знаю, о чем думал командор, лежа на пологом каменном склоне, я же не переставал гадать, заметил ли кто-нибудь наше прибытие на равнину Яблок, и станут ли нас преследовать ящерицыохотники в глубине материка.

Когда мы, наконец, преодолели нелегкий подъем, перед нашими взорами открылся вид на красно-оранжевую холмистую равнину, изрезанную пересохшими руслами рек, которые некогда впадали в болото. Реки текли из глубины равнины, оттуда, где почти у самого горизонта можно было разглядеть зеленоватые пятна, напоминающие леса или поля.

Согласно картам Старшого, побережье равнины Яблок было мало населено из-за недостатка пригодной для питья пресной воды. Здесь жили, в основном, самые опустившиеся люди, те, кого отвергло даже общество ссыльных преступников. Так что нам не было никакого смысла тут задерживаться. Нас влекли Порталы, позволяющие вернуться на Перекресток Измерений, а они находились в центре равнины.

Чи-Ге показал на русло реки, которое находилось в лиге южнее от нас:

– Смотри, Рен! Это русло прямое, как широкая дорога. По нему мы сможем быстро добраться до обитаемых краев. Кроме того, я вижу кое-где на дне русла растительность. Значит, там есть немного воды.

Это была блестящая мысль: по холмам и оврагам мы добирались бы до зоны лесов не меньше суток, а по пересохшему руслу реки на этот путь мы бы затратили втрое меньше времени. Да и запасы водяных и пищевых шариков у нас подходили к концу. Вскоре нам предстояло самим добывать себе пропитание. А если на дне русла есть вода, то, скорее всего, найдется и пригодная для людей пища. Меня смущало только одно:

– Командор, если это русло так удобно для ходьбы, то не встретим ли мы там бандитские патрули?

– Рен, а ты не думаешь, что в нашем теперешнем положении общество любых людей гораздо предпочтительнее, чем еще одна встреча в одиночку с ящерицами-людоедами?

Это был хороший вопрос, и, немного подумав и оценив ситуацию, я признал правоту Чи-Ге. Все-таки в вопросах стратегии и тактики он меня превосходил.

Я предложил:

– Чтобы поскорее добраться до русла, есть смысл сначала пройти по берегу до места, где река впадает в болото, а потом уже без помех идти вверх по течению.

Командор, в свою очередь, согласился со мной, и мы направились вдоль берега болота. Сильно изрезанная береговая линия, обилие скал, оползней, оврагов и ущелий сильно замедляло наше передвижение. Тем более, что мы старались по возможности избегать открытых участков. Кто знает, не прятались ли днем среди скал ящерицы-людоеды или какие-нибудь люди-отщепенцы? Остерегаясь нападения, мы время от времени останавливались и прислушивались: не зазвучит ли где-нибудь громкая речь ночных охотников?

Но прибрежные скалы были так же мертвы, как и омывающее их болото. Когда до заката оставалось около трех стандартных часов, мы, наконец, вышли на берег высохшего русла. Оно было очень широкое, около двухсот шагов в самом узком месте, но в то же время довольно мелкое. Каменистая почва плохо поддавалась разрушению, и текшая здесь когда-то вода разливалась между скалами широким потоком. По краям русла лежали крупные валуны, ближе к середине они постепенно уменьшались до размеров детского кулачка, а потом дно и вовсе покрывал мелкий песок, плотно утрамбованный и напоминающий покрытие мостовых на Перекрестке Измерений. В самом центре широкого русла виднелась тонкая полоска низких, по пояс, зеленых растений.

– Я пойду, проверю, есть ли там вода. – Сказал я Чи-Ге. – А Вы прикройте меня, если вдруг появится опасность.

– Хорошо, Рен, – согласился Чи-Ге, – только будь очень осторожен. Я послежу за окрестностью. Надеюсь, мне удастся заранее заметить опасность. Если услышишь мой крик, немедленно беги назад.

Быстрым шагом я направился к середине русла. Это было не очень-то приятно: находясь на совершенно открытой ровной поверхности, я в любое мгновение мог быть замеченным четырехглазыми ящерицами или местными бандитами. Когда до цели оставалось шагов тридцать, в кустах зашуршало, и с противоположной от меня стороны оттуда выскочило странное создание. Его тело продолговатой обтекаемой формой и блестевшей на солнце чешуей напоминало рыбу. Однако множество коротких тонких ног-проволочек позволяли ему двигаться по суше с удивительной быстротой. Я не заметил издалека, есть ли у этого создания глаза, нос или иные органы чувств, но, оно, несомненно, каким-то образом меня видело или ощущало. Внезапно существо издало тонкий свист, и из кустов выскочили еще пятеро сухопутных рыб гораздо меньше размером. Я сразу понял, что это мать (или отец?) привела своих детей на водопой. Семейство ринулось прочь от меня, перебирая ногами с такой скоростью, что казалось, будто тела поддерживают воздушные подушки. Пробежав вдоль полосы кустов шагов сто вверх по течению, странные существа вновь нырнули в заросли.

Очень осторожно, постоянно озираясь и держа наготове копье, я раздвинул переплетение густых веток и обнаружил, что между корней бежит веселый ручеек прозрачной чистой жидкости. Я встал на четвереньки и принюхался. Это была вода! Я дотронулся до нее кончиком языка и попытался проанализировать вкус: ведь она вполне могла содержать какиенибудь вредные примеси. Но нет, вода была совершенно чистая и пригодная для питья. Никаких следов бактерий и тяжелых элементов.

Теперь следовало побеспокоиться о пище. На поиск живых существ в таких густых зарослях ушло бы слишком много времени, поэтому от мыслей об охоте пришлось временно отказаться. Вот когда мы остановимся на ночлег, я обязательно поставлю ловушки. Вполне возможно, что сухопутные рыбы окажутся съедобными.

На всякий случай я отломил от куста маленькую зеленую веточку и тщательно ее разжевал. Вкус был такой, как у болотной ряски на Подсолнечной. В принципе, чтобы не умереть от голода, есть можно. Мой желудок потомственного болотника, случалось, переваривал и не такие продукты. Правда, пока у нас оставались запасы разноцветных питательных шариков и возможность наловить представителей местной фауны, не стоило торопиться переходить на подножный корм.

Я пересыпал в карман остаток пищевых таблеток и в освободившийся пакет набрал воды. Вдоволь напившись, я вернулся к Чи-Ге, который страховал мою вылазку, сидя на большом валуне и осматривая окрестности. Он был счастлив, как ребенок, когда в его ладони полилась струйка живительной влаги. Я доложил ему о результатах своих испытаний:

– Теперь у нас есть чистая вода, и, если уж очень прижмет, коекакая еда. Правда, я не знаю, встретятся ли нам животные и эти съедобные растения выше по течению.

Чи-Ге задумчиво посмотрел вперед:

– Надеюсь, нам все-таки не придется есть траву или гоняться за местными тварями. Раз мы знаем, что на равнине Яблок живет много людей, значит впереди нас и так ждет нормальная человеческая пища. Так что, Рен, давай лучше поспешим туда, где ее можно раздобыть.

Я хотел напомнить командору, что впереди нас ждут не мирные деревни и города, а военные поселения бандитских группировок, так что не стоит рассчитывать на то, что пищу мы раздобудем без особого труда. Но Чи-Ге так стремительно зашагал вдоль русла, его взор пылал таким вдохновенным огнем, что я не стал преждевременно расстраивать революционера, а поспешил следом за ним…

* * *

Идти вдоль высохшего русла реки было легко, и мы быстро удалялись от берега болота. Теперь нас окружали пологие каменистые холмы, кое-где перемежаемые высокими острыми пиками скал. Конечно, легче было бы идти не по камням, а по утрамбованному песку в середине русла, но мы не рисковали высовываться на открытое место. И, как оказалось, делали это не зря.

Когда мы прошли примерно пять лиг, я услышал впереди и немного в стороне какие-то странные хлопки.

– Товарищ командор, – тронул я за руку Чи-Ге, – прислушайтесь. Что это? На речь ящериц не похоже, на плеск водопада тоже.

Командор замер, весь обратившись в слух, и через минуту его лицо осветилось радостной улыбкой:

– Это выстрелы, Рен. Наверное, ты никогда не слышал звука выстрела из огнестрельного оружия, раз сразу же не узнал его. Там, впереди, идет бой. Значит, там люди. Ведь наш ночной пленник утверждал, что у его охотников нет «огненных трубок».

– Наверное, там люди отбиваются от ящериц. – Предположил я. – Надо им помочь.

– Давай сначала оценим ситуацию, а потом будем принимать решения. – Резонно ответил Чи-Ге. – Постараемся незаметно подобраться поближе к сражающимся…

Мы вновь двинулись вперед, готовясь в любой момент спрятаться за большими валунами у подножий холмов. Постепенно звуки выстрелов становились все громче и громче. Кроме них, теперь можно было расслышать еще и крики людей. Пройдя еще немного вверх по течению, мы поняли, что война идет между людьми.

– Сдавайтесь! – Кричали с одной стороны. – Все равно нас больше! Мы вас всех перебьем!

На эти угрозы с противоположной стороны отвечал звонкий женский голос:

– Нас мало, но мы сильнее духом! Пропустите нас, и мы уйдем туда, откуда пришли. Не хотите вести переговоры – не надо! Мы – послы! А в послов не стреляют!

– Нам плевать, послы вы или не послы! Мы вас не отпустим! Сдавайтесь, сложите оружие!

– Никогда! Свобода или смерть!

И вновь стрельба начиналась с новой силой.

Когда до места боя оставалось совсем немного, мы поползли вперед на четвереньках. Чи-Ге скатал свой плащ и обвязал поперек тела, образовав что-то вроде бронежилета.

Наконец, выглянув из-за склона холма, мы смогли увидеть сражение. Точнее, это было не сражение, а осада. На небольшой возвышенности среди нагромождения скальных обломков держала оборону небольшая группа людей. Разглядеть их мы не могли, так как, засев за камнями, они отстреливались от врагов, пытавшихся выбить их из природной крепости.

Нападавшие широким кругом охватили холм и, также прячась за камнями, вели интенсивный обстрел камней. Они, видимо, не ожидали нападения сзади, и поэтому не охраняли тылы. Так что, подобравшись еще ближе, мы смогли хорошо разглядеть двух ближайших стрелков. Они были перед нами, как на ладони, так как, находясь на склоне холма, мы оказались выше их позиций. Можно было видеть их спины, головы, а, главное, большие неуклюжие ружья.

Винтовки стреляли редко, они заряжались одним патроном и не отличались дальностью и меткостью стрельбы. Чтобы попасть в осажденных, находящихся на расстоянии в пятьдесят шагов, осаждающие поднимали стволы почти на сорок пять градусов. Точно таким же бесполезным был и ответный огонь из каменной крепости. Казалось, что идет не смертельный бой, а какая-то нелепая детская игра. Противники пуляли друг в друга из-за камней, не жалея зарядов. Стрельба с обеих сторон велась непрерывно, но не наносила особого ущерба противникам. Скорее, она до поры до времени помогала защитникам крепости не подпускать к себе врагов, а те, в свою очередь, не позволяли вырваться осажденным из окружения.

Чи-Ге, зорким взглядом окинув поле боя, в нескольких словах обрисовал ближайшую перспективу:

– На холме засело человек пять-шесть. Их окружают два десятка стрелков. Когда обе стороны расстреляют свои заряды, начнется рукопашная. И тогда тем, кто на холме, придет конец.

– Что мы будем делать? – На всякий случай спросил я, хотя уже заранее предвидел ответ.

– Конечно же, мы поможем осажденным. – Решительно сказал Чи-Ге. – Разве ты еще не понял, Рен, что в окружение попали наши товарищи?

Что-то подобное уже приходило мне в голову, однако я не ожидал встретить революционеров так скоро и в таком плачевном положении. Интересно, как они смогут захватить Портал, если даже бой с бандитами вотвот закончится их поражением?

– Вперед, Рен. – Приказал командор. – Твой бандит – правый, мой – левый. Прорвем брешь в кольце окружения и захватим нормальное оружие.

Чи-Ге поглубже натянул берет на голову и по-пластунски пополз вперед, держась низин и прячась за камнями. Он даже не обернулся, чтобы проверить, последую ли я за ним. Такое доверие, с одной стороны, радовало, с другой – налагало определенные обязанности. Внутренне обругав себя за чрезмерную уступчивость, я пополз к своей цели – прячущемуся шагах в сорока ниже по склону бандиту.

Грохот выстрелов, крики и брань сражающихся позволили мне подобраться к нему на расстояние одного прыжка. Я уже хотел было навалиться бандиту на спину и завернуть руки за спину, но в это время тот, зарядив ружье, начал старательно целиться. Я решил воспользоваться благоприятным моментом и неслышно подполз вплотную к стрелку.

Я положил левую руку на правое плечо человека, а правой приставил острие копья к его шее. Человек напряженно замер и очень медленно, словно во сне, скосил глаза на мою руку. Перепонки между пальцами заставил его побледнеть, а вид наконечника копья из белой кости бросил в пот. Когда же он перевел взгляд еще дальше и увидел рукава моей куртки из чешуйчатой кожи змеи анакванды, то затрясся, будто в ознобе.

Только тут мне пришло в голову, что должен был подумать местный житель, увидев подобное сочетание. Он еще не разглядел моего лица, а уже пришел к однозначному выводу…

– Ночные охотники! – Отчаянно завизжал мой противник, перекрыв своим нечеловечески громким воплем шум боя.

В то же мгновение он рванулся от меня, одновременно оборачиваясь и пытаясь ударить прикладом ружья. Естественно, я не мог ему этого позволить. Я выпустил копье, перехватил ружье поперек обеими руками и ударил стволом ему в лоб. Бандит потерял сознание, даже не успев понять, что оглушил его не четырехглазый иномирянин-людоед, а такой же, как он, человек.

Однако его вопль сослужил нам отличную службу. Я услышал, как бандиты возбужденно перекликаются:

– Отступаем! Все назад!

– Хирок, ты еще жив?!

– Да, а вот Док, похоже, попался ночным охотникам!

– Без паники, а то все пойдем на корм ящерицам. Отступаем организованно! За Кривым ущельем будем в безопасности.

– Да, точно, пока охотники займутся революционерами, мы от них оторвемся.

Выстрелы затихли, и только шум убегающих людей нарушал наступившую тишину. Я дождался, пока бандиты удаляться на достаточное расстояние и в пол голоса позвал:

– Командор!… Товарищ Чи-Ге!

Тишина. Я повторил уже погромче:

–Товарищ командор, Вы меня слышите?!

– Это ты, Рен? – Отозвался Чи-Ге.

– Я!

– Здесь ночные охотники! Наверное, они нас выследили.

Я едва не расхохотался.

– Товарищ командор, ящериц тут нет. Мой бандит принял меня за одну из них.

– Ты уверен? – Подозрительно поинтересовался Чи-Ге.

– Абсолютно. Я бы встал из-за камней, но боюсь, что меня застрелят товарищи революционеры.

– Эй! – Громко закричал командор. – Товарищи, не стреляйте! Бандиты ушли! Мы – свои!

В ответ женский голос в крепости скомандовал:

– Не поддаваться на провокацию, это ловушка! Приготовиться к отражению атаки!

– Командор, они нам не верят. – Разочарованно протянул я.

– Сейчас поверят. – Пообещал Чи-Ге. – Эй, товарищи, с вами говорит командор Чи-Ге. Есть ли кто-нибудь, кто знает меня в лицо?

– Мы все знаем героя революции. – Насмешливо ответил женский голос. – Тебе не удастся нас провести, подлец.

– Внимание! – Крикнул Чи-Ге. – Сейчас я встану. Прежде чем стрелять, внимательно посмотрите, в кого целитесь!

Выглянув в щель между камнями, я увидел, что Чи-Ге не просто встал, он еще и залез на большой камень, чтобы его лучше было видно. Он развязал свой плащ и бросил к своим ногам. Пыль и грязь запачкали его черный костюм, но гордо посаженная голова и величественная осанка делали незначительными подобные мелочи. Командор стоял неподвижно, как статуя, и лишь легкий вечерний ветерок трепал его черные кудри, выбившиеся из-под берета.

– Это командор Чи-Ге! – Хором воскликнуло сразу несколько голосов.

– Выходите, товарищи! – Властно приказал Чи-Ге. – Этот бой мы выиграли, но успокаиваться рано.

Из-за камней показались пять человек. Они бежали к нам, радостно приветствуя командора. Я тоже встал на ноги. Увидев меня, двое из революционеров моментально вскинули ружья, и я был вынужден вновь спрятаться.

– Не стреляйте, – поспешно сказал командор, – это наш товарищ с далекой планеты Земля.

Теперь я мог спокойно выбраться из укрытия и познакомиться с новыми друзьями.

Возглавляла отряд молодая женщина в сильно потертом и потрепанном синем мундире. Дыры и прорехи на нем были аккуратно закрыты заплатками из грубой серой ткани, наверное, местного производства. Волевое, но приятное лицо обрамляли коротко и неровно подстриженные огненно-рыжие волосы. Ее голову венчала странная диадема, сплетенная из лиан с зажатыми между ними мелкими разноцветными камешками и блестящими кусочками металла.

Четверо мужчин принадлежали, как я понял, к разным мирам или к разным климатическим зонам одной планеты. Они различались цветом кожи и волос, формой тела и лица, разрезом глаз, одеждой. Единственное, что их объединяло – это такими же, как у предводительницы, диадемы на голове.

– Капитан Ханита Кирада, – представилась предводительница, – бывший командир фрегата «Свобода и Согласие» во флоте адмирала СинагоСита. Теперь руковожу посольством полковника Ту-Го. Моя задача – агитировать местных жителей и вовлекать их в революционное восстание. Прежде всего, оденьте на головы вот это.

Из заплечного мешка она достала еще две диадемы и протянула нам. Одев плетеную конструкцию на голову, я почувствовал легкое покалывание в висках. Мне показалось, что звуки вокруг стали резче и четче, и в наступающих сумерках я вижу чуть лучше, чем обычно.

– Теперь, товарищ Чи-Ге, – продолжила Ханита, – вы защищены от мыслесканирования со спутников. А теперь бегите за мной, пока не поздно.

– А что случилось? – Спросил Чи-Ге. – Разве враг не бежал, оставив поле боя?

– Вы разве не слышали? Бандитов спугнули ночные охотники – жестокие иномиряне-людоеды. Если они где-то неподалеку, то надо побыстрее уносить ноги вглубь равнины. Далеко от болота они, как правило, не забираются.

– Ну, – усмехнулся Чи-Ге, – если вас беспокоят четырехглазые ящерицы, то можете не торопиться. Выдумка с ночными охотниками – это наша военная хитрость. Мы уже познакомились с ящерицами этой ночью, так что примерно представляли, чем можно напугать превосходящих числом бандитов.

– Вы встречали ночных охотников? – Удивилась Ханита. – Как же вам удалось от них ускользнуть?

– Наоборот, это им не удалось уйти от нас живыми. – Торжественно сказал Чи-Ге. – А началось все с того, что я встретил вот этого юношуземлянина по имени Рен и мы решили сократить путь до равнины Яблок и пройти через болото…

Командор коротко описал наше путешествие и ночные события. Глаза слушателей сияли восторгом и уважением. Похоже, теперь они готовы были поверить любым легендам о великом командоре Чи-Ге. При этом как-то забывалось, что главным действующим лицом был все-таки я, скромный охотник. Однако я не испытывал ни зависти, ни ревности. Положение скромного бойца, ведомого в бой великим командором, меня вполне удовлетворяло.

Меньше всего я хотел, чтобы моей персоне уделяли лишнее внимание. Я опасался лишних вопросов, так как до сих пор еще не выяснил отношения революционеров к Повелителям, Богам, Великим волшебницам и прочим существам моего круга общения.

Тем временем быстро и согласованно два солдата капитана Кирады занялись захваченным мною пленником.

– Он мертв. – Доложил один.

У меня екнуло сердце. Я же не хотел его убивать! Это был первый человек, который погиб от моей руки (разумеется, колдун Пулай Худ, причинивший столько зла моей Дилл, не в счет), и эта победа ни доставила мне никакой радости.

Наверное, на моем лице были явно написаны обуревавшие меня чувства, потому что другой солдат, подойдя ко мне и положив руку на плечо, сказал:

– На войне, как на войне, парень. Может быть, тебе станет легче, если я скажу, что он умер не от твоего удара, а от обширного инфаркта. Похоже, ты просто напугал его до смерти!

Хотя особой разницы я не видел, тем не менее дружеское участие совершенно незнакомого мне человека сняло груз с моей души. Честно говоря, переживал я сильно, но недолго. Я видел вокруг себя слишком много смертей, да и сам уже не раз убивал разумных существ, взять хотя бы тех же ящериц прошлой ночью. Хорошенько поразмыслив, я пришел к выводу, что человек-бандит не многим лучше иномирянина-людоеда, и я напрасно мучаюсь угрызениями совести.

Ружье мертвого бандита и запас патронов перешли к Чи-Ге. Хотя это был мой трофей, я ничего не имел против. Копье и дубинка были для меня более привычным оружием, чем эта тяжелая, грохочущая и неуклюжая конструкция.

– Товарищ командор! – Обратилась к Чи-Ге Ханита. – Я готова продолжить доклад, но предлагаю сделать это по дороге на восток. Эти места небезопасны. Здесь, действительно, может оказаться отряд ночных охотников. Да и бандиты, узнав что их провели, могут вернуться…

* * *

Хотя наступила ночь, мы продолжали быстрым шагом идти вверх по течению реки. Яркие факелы хорошо освещали наш путь, а солдаты капитана Хирады держали наготове заряженные винтовки. Ханита на ходу четко и подробно описывала нам сложившуюся на равнине Яблок ситуацию:

– Я попала сюда примерно три года назад, после разгрома флота адмирала Синаго-Сита в Галактике Сиркон-63097, так что считаюсь тут старожилом. Вместе со мной на эту планету попали несколько десятков товарищей, тогда как большинство было отправлено на тюремную планету системы Большого Аринрина. Мы, оказавшись в меньшинстве среди местных банд, вначале несли большие потери и были вынуждены отступить на запад равнины Яблок. Однако наши ряды периодически пополнялись новыми ссыльными революционерами, да и некоторые уголовники вставали на нашу сторону. Так что вскоре мы уже могли на равных вести переговоры с самыми крупными бандами равнины. Но мы не просто сражались за свою жизнь, каждый день мы искали выход с этой планеты. Несколько товарищей погибло от лазерных пушек спутников, когда пытались собрать межпространственные инфопередатчики.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации