» » » онлайн чтение - страница 33

Текст книги "Луна предателя"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 16:10


Автор книги: Линн Флевелинг


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 33 (всего у книги 42 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 40. Гамбит

Несмотря на все предосторожности Теро, буря разразилась гораздо раньше, чем он рассчитывал. Он как раз помогал Мидри менять повязки на руке Клиа, когда прибежал встревоженный капрал Каллас.

– У соседей неприятности, господин. Мне кажется, тебе лучше спуститься.

Перед домом Адриэль собралась небольшая толпа. Сама кирнари Боктерсы стояла в дверях с несколькими своими родичами лицом к лицу с кирнари Хамана и Катме. Суровая Лхаар-а-Ириэль взирала на боктерсийцев с выражением праведного негодования на покрытом татуировками лице.

– Он никогда бы не скрылся, не сообщив об этом тебе! – говорил Назиен– и-Хари, обвиняюще тыча в Адриэль пальцем.

– Ты знаешь не хуже меня, что приговор об изгнании отрезал Серегила от клана и от семьи, – холодно ответила Адриэль. – Атуи не обязывает Боктерсу докладывать о его местопребывании. Даже будь это иначе, я ничего не могу сообщить тебе о том, куда и почему он отправился: мне это неизвестно. Клянусь в том светом Ауры!

– Вон волшебник! – крикнул кто-то из толпы, и недружелюбные взгляды собравшихся обратились на Теро.

– Где Серегил из Римини? – требовательно спросила Лхаар, и молодой волшебник заметил слабо светящееся облако магической силы, окутывающее женщину. Сердце Теро оборвалось: может быть, мысли Лхаар и не читала, но никакая восковая кукла не обманет эти острые глаза.

– Он покинул город, – неохотно ответил маг. – Куда он отправился, я не знаю. – Это в определенной мере было правдой: Серегил намеренно не сообщил ничего о своем маршруте.

– Почему они уехали? – обратился к Теро кирнари Акхенди, выходя вперед вместе со старейшинами Силмаи и Рабази. Теро внутренне содрогнулся: его уловки были теперь бесполезны. И как им всем удалось так быстро узнать об отъезде Серегила?

Маг оглядел толпу, высматривая знакомое лицо под рабазийским сенгаи. Ниала нигде не было видно.

– Я не могу тебе этого сказать, кирнари. Может быть, ситуация, в которой он оказался, была для Серегила тяжелее, чем понимал кто-нибудь из нас.

– Чепуха! – фыркнул Бритир. – Твоя царица и твоя принцесса обе поручились за него как за человека с сильным характером. Я и сам его таковым считаю. Он не убежал бы просто так! Ты должен держать ответ перед лиасидра. Я требую, чтобы ты немедленно вместе со всеми скаланцами явился на совет.

– Прости меня, кирнари, но это невозможно. – Толпа угрожающе зашумела, и Теро порадовался тому, что за спиной у него стоят солдаты. – Принцесса Клиа при смерти, и отравил ее ауренфэйе. Мы имеем основания думать, что и смерть Торсина тоже была насильственной. Я явлюсь в лиасидра сразу же, как только совет соберется, но долг не позволяет мне разрешить кому-либо из скаланцев покинуть дом, пока принцесса в опасности.

– Торсин убит? – заморгал старый кирнари. – Вы ничего раньше об этом не говорили.

– Мы рассчитывали, что убийца может выдать себя, если не узнает о наших подозрениях.

– Вы знаете, кто этот убийца? – скептически спросила кирнари Катме.

– Я пока ничего об этом не могу сказать, – ответил Теро, предоставив слушателям делать собственные выводы и надеясь, что новость отвлечет внимание от исчезновения Серегила.

– Что ж, пойдем, волшебник, – сказал ему Бритир, жестом приглашая Теро следовать за собой.

– Ты же не отправишься туда в одиночку? – прошептал сержант Бракнил, придвигаясь к магу поближе.

– Оставайтесь здесь, все вы, – спокойно сказал Теро. – Сейчас имеет значение только безопасность Клиа. Отошлите боктерсийцев в дом Адриэль, поблагодарив от моего имени, а затем держите оборону, как в осаде. – Маг остановился, уже наполовину спустившись с лестницы, и приказал: – Освободите сержанта Меркаль, пусть несет службу. Сейчас каждый человек на счету.

– Спасибо, господин. Она предана Скале, что бы ты ни думал о ее поступках. – Повысив голос, Бракнил добавил: – И будь осторожен, господин. Дай знать, если мы тебе понадобимся, – в случае чего.

– Уверен, что в этом не возникнет необходимости, сержант. – Сойдя со ступеней, Теро присоединился к кирнари. Адриэль задержалась у дверей собственного дома, но улыбнулась Теро, когда он проходил мимо. Интересно, подумал маг, это улыбка сообщницы или просто проявление желания приободрить?

Большинство членов лиасидра уже собрались в просторном зале, когда туда явились остальные ауренфэйе и Теро. В полной тишине молодой волшебник впервые занял почетное место в ложе. Сидевшие вокруг начали шепотом переговариваться, бросая на него любопытные взгляды.

Юлан-и-Сатхил присутствовал в зале, но, казалось, происходящее его не интересовало. Назиена сопровождала большая толпа хаманцев; Теро узнал многих приятелей Эмиэля. Вид у них был кровожадный.

Последней в зал вошла Адриэль в сопровождении Саабана и еще двадцати родичей.

На этот раз церемония открытия собрания лиасидра не проводилась; рассматривался спор между Хаманом и Скалой, остальные присутствовали лишь в качестве свидетелей.

Назиен-и-Хари выступил вперед, как только последний кирнари занял свое место; к чести хаманца, он не проявил злорадства, когда объявил:

– Перед этим собранием я требую объявления тетсага против изгнанника Серегила, в прошлом члена клана Боктерса, и против всех, кто был его пособником. Он нарушил клятву, и я требую отмщения – таково право клана Хаман.

– Как удачно все для тебя сложилось, – насмешливо протянула Ириэль-а– Касраи, кирнари Брикхи. – Задержись Серегил еще немного, и он мог бы найти доказательства вины твоего племянника.

– Тихо! – прикрикнул Бритир. – Назиен говорит верно. Лиасидра не может лишить его клан права мести. Серегил об этом знал. Он сделал свой выбор, и его бывший клан должен поступить, как диктует атуи.

– Вина или невиновность Эмиэля-и-Моранти не имеют отношения к делу, – заявил Назиен. – Как кирнари Хамана и как дед хаманца, убитого изгнанником, я выполняю свой долг. Я требую, чтобы боктерсийцы свершили правосудие, как того требует закон.

Адриэль, бледная, но не сломленная, поднялась и сказала:

– Правосудие свершится, кирнари. – Мидри и Саабан стойко выдержали удар, но позади них Кита и некоторые другие боктерсийцы закрыли лица руками.

Наконец кирнари Силмаи повернулся к скаланцу.

– Теперь, Теро-и-Процепиос, я требую, чтобы ты объяснил исчезновение Серегила. Почему он бежал и кто помогал ему в этом?

– Сожалею, но ничего не могу тебе сказать, – снова ответил Теро и под возмущенные крики опустился на свое место.

Из тени у двери вынырнула одинокая фигура и вышла на середину зала. Это наконец объявился Ниал.

– Я думаю, ты сможешь выяснить, что Серегила сопровождали Алек-и– Амаса и капитан скаланского отряда, – сказал Ниал, не глядя на Теро.

«Ах ты, пронырливый пес!» – в ярости подумал маг. Так вот каким образом хаманцы так быстро узнали об отъезде Серегила!

Поднялся Юлан-и-Сатхил, и в зале воцарилась тишина. Хоть на честь вирессийца и легла тень, он все еще пользовался уважением.

– Может быть, в первую очередь нам следовало бы выяснить, почему Серегил покинул Сарикали. Это внезапное и необъяснимое бегство никуда не укладывается. Хоть я и не питаю к нему особой любви, все же должен признать, что со времени прибытия в Сарикали изгнанник показал себя с хорошей стороны. Он заслужил уважение и даже поддержку многих и восстановил связи со своим бывшим кланом. Так почему же в разгар собственных разбирательств против моего клана и Хамана он внезапно совершил столь вопиющее нарушение законов чести? – Юлан помолчал, потом добавил: – Почему, если только и ему, и скаланцам не потребовалось что-то скрыть?

– На что ты намекаешь? – резко поинтересовалась Адриэль. Юлан развел руками.

– Я просто рассуждаю. Может быть, Серегил узнал о чем-то настолько важном, что это оттеснило на задний план исход его миссии здесь.

Теро затаил дыхание. Неужели пленимарские шпионы Юлана так быстро узнали о злополучном плане Коратана? Или это Ниал каким-то образом сумел предать скаланцев?

– Могу заверить тебя, кирнари, – сказал он, поднимаясь, – что ни для Серегила, ни для любого из нас нет ничего важнее, чем успех наших трудов в Сарикали. – Даже в его собственных ушах эти правдивые слова прозвучали гораздо менее убедительно, чем вся ложь, которую он произносил до сих пор.

– Я вовсе не хочу усомниться в чести Теро-и-Процепиоса, но должен сказать, «то в подтверждение преданности скаланцев долгу мы имеем лишь его слово, – возразил Юлан. – Должен также отметить, что именно Серегил, осужденный предатель и убийца, проявил замечательное знакомство с кольцом, с помощью которого, по его словам, была отравлена Клиа. Разве не он с такой легкостью обнаружил кольцо в моем доме, тем самым дискредитировав самого непримиримого противника Скалы?

– Ты хочешь сказать, что это он отравил Клиа? – спросил Бритир.

– Я ничего не хочу сказать, – спокойно ответил Юлан. – Но ведь она не умерла, не так ли? Разве не сумел бы человек, так много знающий о ядах, воспользоваться своими знаниями, чтобы жертва заболела, но не умерла, а впечатление попытки убийства возникло?

– Это просто смешно! – воскликнул Теро, но его протест утонул в криках, раздавшихся со всех сторон. Люди повскакивали с мест, спорили и вопили, они запрудили, весь зал. Даже Бритири-Ниен не мог добиться тишины в этом столпотворении.

Теро покачал головой, поражаясь тому, с какой легкостью кирнари Вирессы удается манипулировать лиасидра. Впрочем, существовали разные способы привлечь внимание людей. Маг вскочил на стул и хлопнул в ладоши, в спешке забыв о воздействии странной энергии самого города.

Дневной свет на мгновение померк, от сильнейшего удара грома все здание содрогнулось; на несколько секунд все заполнил оглушительный грохот.

Результат оказался почти комичным. Люди цеплялись друг за друга, зажимали уши руками, падали в кресла. Теро тоже пришлось ухватиться за спинку стула, чтобы устоять на ногах.

– Что бы Серегил ни сделал, каковы бы ни были причины, заставившие его так поступить, тетсаг касается его и клана Хаман, – провозгласил молодой волшебник. – Самое же большое зло причинено принцессе Клиа, которая теперь лежит без чувств в городе, который она считала убежищем от насилия. Ловите Серегила, если считаете нужным, но не позвольте действиям одного человека разрушить то, ради чего все мы трудились на протяжении недель. Клянусь всеми священными именами Светоносного, Клиа ни в чем не отступила от правил чести, а в награду получила ужасное увечье; однако она не требует мести. Умоляю вас не забывать об этом, когда придет время голосовать.

– Как можешь ты говорить о голосовании! – закричала Лхаар-а-Ириэль, поднимаясь с пола и отталкивая руки тех, кто пытался ей помочь. – Мы же видим, какова цена клятв тирфэйе! Вышвырнем их отсюда, и дело с концом!

– Голосование состоится, – оборвал ее Бритир. – Тем временем изгнанник должен быть пойман и предстать перед судом. Со своего места поднялась Адриэль.

– Мои соплеменники, кирнари! И Клиа, и благородный Торсин долго и с честью трудились среди нас. Им причинено зло. Проводить голосование, когда Клиа лишена возможности привести свои доводы, – значило бы причинить ей еще большее зло. Я призываю лиасидра проявить милосердие и отложить свое решение до выздоровления принцессы и до прояснения всех обстоятельств. Несколько дней или недель – что это для нас по сравнению с тем, какую важность имеет наше решение для Скалы!

– Пусть изгнанник будет пойман! – выкрикнул Элос из Голинила, бросая на Теро угрожающий взгляд. – Предлагаю отложить голосование до того, как он ответит за свои поступки. Только тогда разрешатся все сомнения насчет истинных намерений Скалы!

– Ты говоришь мудро, кирнари, как и Назиен-и-Хари, – заговорил снова Ниал. – Я знаю изгнанника и его спутников лучше, чем кто-нибудь из вас, и не хотел бы, чтобы с ними случилось несчастье. Скорее всего, они отправились или на север, в Гедре, или на запад, в Боктерсу. Вам всем известно, что я умелый следопыт, а те края мне хорошо знакомы. Если лиасидра позволит, я готов возглавить погоню.

Из ложи, где сидели боктерсийцы, донеслись гневные крики, но Бритир, подняв руку, призвал к тишине.

– Я принимаю твое предложение, Ниал-и-Некаи, при условии, что у Назиена-и-Хари нет возражений.

– Пусть делает что угодно, – бросил хаманец. – Я уже послал людей и на север, и на запад, как только узнал о бегстве Серегила.

Ниал поклонился и вышел из зала, не взглянув в сторону Теро. У мага руки чесались, магическая сила так и рвалась на свободу – так ему хотелось поразить предателя. Гневно глядя в спину рабазийцу, Теро мысленно поклялся: «Ты получишь от меня тетсаг. Если по твоей вине с моими друзьями что-нибудь случится, ни закон, ни колдовство не защитят тебя!»

За время отсутствия Теро дом, где жили скаланцы, превратился в крепость. У каждой двери стояли вооруженные часовые, лучники заняли позицию на крыше. Поспешно войдя внутрь, маг в изнеможении рухнул в кресло. Его окружили воины Ургажи и слуги-ауренфэйе.

– Почему вы все еще здесь? – спросил он боктерсийцев.

Мать Киты пожала плечами.

– Клиа остается родственницей Адриэль и гостьей нашего клана. Мы не предаем своих гостей.

Молодой волшебник благодарно кивнул женщине, потом кратко описал все, что произошло в лиасидра.

– Ниал выступил против нас? – поразился капрал Никидес. – Как же он мог так поступить с нашим капитаном? Я бы поклялся…

– Уж не в том ли, что он ее любит? – фыркнул сержант Бракнил. – Это уловка, старая, как мир. И разыграл он все ловко, одурачил даже меня, а я ведь не вчера родился!

– Он всех нас обманул, – печально сказал Теро. – Я только надеюсь, что Серегил и остальные успели ускакать достаточно далеко и им удастся их затея.

Собрав последние силы, маг поднялся и отправился в комнату Клиа.

Глава 41. Открытия под дождем

Легкая морось преследовала Алека и Серегила целый день; к вечеру дождь усилился и стал перемежаться с мокрым снегом.

– Что за бесполезный дождь, – пожаловался Серегил, ежась и запахиваясь в мокрый плащ. – Даже следы наши смыть не может.

– Легче согреться в метель, чем в такую погоду, – согласился Алек, тоже промерзший до костей. Его плащ и туника промокли на плечах и коленях, и мокрые пятна все росли. Пропитанная водой одежда тянула тепло из тела; даже в разгар весны можно было простудиться насмерть. Не помогало делу и то, что выбранная Серегилом тропа привела их в горы скорее, чем привела бы главная дорога. На дальних пиках все еще белели снежные шапки, снег лежал и на некоторых перевалах. Расплывчатое светлое пятно – еле видное сквозь туман солнце – все ниже опускалось к западному горизонту; с ним вместе уходило и еле заметное дневное тепло.

– Скоро придется остановиться, – сказал Алек, хлопая себя руками по плечам, чтобы хоть немного согреться. – Где-нибудь удастся найти место для костра.

– Мы пока еще не можем так рисковать, – возразил Серегил, оглядывая лежащую перед ними тропу.

– Тебе не кажется, что, если мы замерзнем насмерть, это задержит нас сильнее, чем если нас выследят?

Серегил подхлестнул свою лошадь на подъеме. Они все еще ехали среди деревьев, но на этой высоте уже чувствовался ветер, от которого путники мерзли еще сильнее. Когда тропа снова расширилась достаточно, чтобы всадники могли скакать рядом, Серегил повернулся к Алеку, и юноша сразу же понял по нахмуренному лбу и отсутствующему взгляду, что друг его не думает ни о дожде, ни о возможном укрытии.

– Даже если Эмиэль и лезет из кожи вон, чтобы сменить Назиена в качестве кирнари, убийство Клиа почти наверняка испортило бы ему всю игру, верно? Эмиэль жестокий ублюдок, спору нет, и все-таки… – Серегил помолчал, потирая синяк на подбородке. – Это просто впечатление, конечно, но после разговора с ним в казарме прошлой ночью я не могу представить себе, чтобы он рискнул своей честью.

– Это после всего, что он тебе сделал? – проворчал Алек. – Я все еще считаю, что он – самый вероятный убийца. А что ты думаешь о Юлане-и– Сатхиле?

– Неужели ты всерьез полагаешь, что такой человек столь глупо повел бы себя в этом деле? Разве станет ловкий интриган, способный развязать гражданскую войну в соседней стране, прятать улику в своем саду, как подленький шантажист, который держит грязную коллекцию писем под собственным матрасом?

Нет, конечно, он для этого слишком хитер. Если бы он приложил руку к убийству, мы никогда бы его не выследили. И потом, с чего бы ему убивать Торсина, который готовил компромисс, идущий на пользу Вирессе? Так что нам нужно искать где-нибудь в другом месте. Помнишь, что я говорил тебе про ауренфэйе?

Алек ухмыльнулся.

– Что убийства им не удаются из-за недостаточной практики?

– Задавать правильные вопросы… – пробормотал Серегил, снова углубившись в собственные мысли. – Мы взялись за дело так, словно выслеживаем какого-нибудь профессионала – наемного убийцу: мы ведь к этому привыкли. – Серегил безнадежно вздохнул. – Любители! С ними хуже всего иметь дело.

– Рабазийцы темнят насчет того, на чьей они стороне, – сказал Алек, хотя ему все еще не по душе было подозревать Ниала, оказавшего такую помощь в лечении Клиа. – Яд апакинаг им хорошо известен, и свой человек среди нас у них был. И есть еще Катме. Если бы я выбирал подозреваемых по их злобности, на первом месте оказалась бы Лхаар и ее компания. Совершенно ясно, что они не считают тирфэйе равными себе. Может, они даже не сочли бы убийство одного-двух таким уж страшным преступлением.

– Интересная мысль, – согласился Серегил. – За время моего отсутствия их религиозный пыл, кажется, еще вырос. Мне случалось видеть, как во время войны фанатизм наносил более ужасный урон, чем даже магия. – Однако словам Серегила не хватало убежденности.

Ночь путники провели в полуразрушенном домишке, скорчившись под влажными одеялами после холодного ужина из вяленой оленины и сыра, запиваемых дождевой водой. После заката ветер усилился и, проникая в каждую щель их ненадежного убежища, стал колыхать мокрую одежду, развешанную у единственной целой стены.

Сидя рядом с Алеком, Серегил уткнулся головой в колени, стараясь не обращать внимания на периодически сотрясавшую его дрожь и на струйки холодного воздуха, при малейшем движении проникавшие под одеяла. Ему не грозила опасная простуда, он просто испытывал ужасное неудобство.

Как всегда, Алек согрелся быстрее.

– Придвинься-ка поближе, – сказал он, разворачивая Серегила так, что тот оказался сидящим между вытянутых ног юноши, спиной к его груди. Алек соорудил из одеял кокон, лучше защищавший от сквозняков, и обнял друга за плечи. – Так теплее?

– Немножко. – Серегил сунул руки под мышки, чтобы согреть их.

Алек хихикнул прямо в ухо Серегила.

– Не думаю, что ты смог бы выжить там, где я вырос. Тот только фыркнул.

– Я мог бы сказать то же самое о тебе. Мне случалось и голодать, и попадать в разные переделки, пока я скитался по Скале.

– Кот из Римини.

– Я был и много кем еще, пока не стал Котом из Римини. Ты когда-нибудь задумывался, почему я был так щедр со шлюхами, когда мы с тобой только встретились?

– До сих пор не задумывался. – В голосе Алека прозвучала усталая обреченность.

Серегил долго смотрел на темные ветви, колеблемые ветром, сквозь дыру в крыше.

– Попав в Сарикали, я… мой ум словно заволокло туманом. А теперь там такая неразбериха, что я начинаю сомневаться: был ли я полезен Идрилейн и Клиа. – Он глубоко вздохнул, стараясь прогнать чувство вины. – Мы должны были узнать больше, сделать больше.

Руки Алека теснее обняли друга.

– Может, и должны были, до только Фория заставила их насторожиться. И действительно только мы с тобой можем добраться до побережья. И насчет Эмиэля ты, пожалуй, прав.

– Все это так, но все равно я чувствую себя со времени прибытия сюда лунатиком.

– По-моему, я недавно тебе об этом говорил, – лукаво заметил Алек. – Но дело не только в тебе. Ауренен совсем неподходящее место для шпионов и соглядатаев. Слишком много значения тут придают чести.

– И что же это случилось с тем добропорядочным последователем Далны, которого я встретил когда-то? – усмехнулся Серегил.

– Его уже давно нет, да и жалеть не о чем. – Алек поудобнее согнул ноги. – Ты в самом деле думаешь, что Коратан послушает тебя?

– Разве был бы я здесь, если бы так не думал?

– Это не ответ.

– Мне придется заставить его прислушаться. Друзья замолчали, и вскоре ровное дыхание Алека сказало Серегилу, что тот уснул. Серегил положил голову на плечо Алека, но сон не шел.

Может быть, необходимо было оказаться вдали от могущественной ауры Сарикали. Туманные слова руиауро, его собственные сны, отчаянные старания доказать свою полезность – к чему все это привело, как не к еще большей путанице? Ауренфэйские интриги надоели ему до смерти; Серегил мечтал вернуться к опасной, но понятной жизни в Скале. Ему вспомнились слова Адриэль во время их краткого свидания в Римини перед самой войной:

«Разве был бы ты удовлетворен, сидя под апельсиновыми деревьями дома, рассказывая детям сказки, обсуждая со старейшинами, следует ли выкрасить карниз храма в белый или в серебряный цвет?»

Новая рапира лежала рядом, и Серегил, протянув к ней руку, провел пальцами по рукояти; он вспоминал свои ощущения в тот раз, когда впервые сжал этот эфес. Что бы руиауро, или Нисандер, или члены его семьи, или даже Алек ни думали на этот счет, одно – и только одно – он умел делать хорошо: шпионить. Придворный, подмастерье волшебника, дипломат, член уважаемого клана, сын – сплошные неудачи.

Сидя здесь, с рапирой под рукой, ощущая спиной тепло тела Алека, с ожидающим его впереди опасным путешествием и противостоянием с бывшими соплеменниками, жаждущими его крови, Серегил впервые за много месяцев почувствовал умиротворение.

Сновидение снова стало иным. Он опять был в своей детской комнате, но на этот раз там было холодно и сыро, пахло пылью. Полки на стенах оказались пусты, занавеси порваны, штукатурка с покрытых грязью стен осыпалась. Несколько игрушек и расписной экран его матери, поломанные, валялись на полу. «Это гораздо хуже, чем раньше», – подумал Серегил; охватившая его скорбь вытеснила страх. Всхлипывая, он опустился на колени перед покосившейся кроватью, ожидая появления языков пламени. Вместо этого его все сильнее окутывали безмолвие и леденящий холод; скоро свет начал меркнуть. Серегил откуда– то знал, что и весь остальной дом окажется в таком же запустении; ему не хватало мужества пойти и удостовериться в этом. Он продолжал всхлипывать, теперь уже замерзнув до того, что зубы его выбивали дробь. Наконец в полном изнеможении он вытер нос истлевшим одеялом и тут услышал знакомый звон стекла.

«Те самые стеклянные шары!» – Вспышка гнева, сопровождавшая эту мысль, оказалась ослепительнее предшествовавшего ей отчаяния. Серегил вскочил и протянул руку, чтобы смахнуть их с постели, но замер на месте, пораженный зрелищем: шары образовывали странный круглый звездообразный рисунок. Некоторые из них были черными, другие сияли, как драгоценности. Все это занимало пространство в несколько футов, а в середине в матрас по самую рукоять оказалась воткнута рапира. Серегил заколебался, опасаясь нарушить рисунок, потом все же вытащил клинок и, потрясенный, увидел, что тот начал менять форму: сначала это была рапира, которую он отбросил после убийства Нисандера, потом головка эфеса стала круглой, как темная молодая луна. За этой рапирой последовали другие, – а также странные стальные трубки с изогнутыми рукоятями из дерева или кости, все покрытые кровью. Кровь потоком потекла по руке Серегила, окрасила его ладонь, начала капать на кровать.

Опустив взгляд, Серегил обнаружил, что шары исчезли; на их месте лежало квадратное черное знамя, расшитое тем же звездным узором. Капли крови, все еще падающие с его руки, превращались в прикрепленные к ткани рубины.

– Оно еще не закончено, сын Корита, – прошептал голос, и внезапно Серегил погрузился в темную пучину нестерпимой боли…

Алек проснулся со сдавленным проклятием; что-то сильно ударило его в лицо. Боль на мгновение ослепила юношу, и он стал отчаянно отбиваться от чего-то, давившего на грудь и ноги. Тяжесть исчезла, и юноша потной кожей ощутил порыв холодного ветра. Горячая кровь во рту чуть мешала дышать. Осторожно потрогав нос, он ощутил и там теплую влагу.

– Проклятие! Что?..

– Прости, тали.

Было слишком темно, чтобы Алеку удалось разглядеть Серегила, но он расслышал какое-то шевеление, а потом почувствовал осторожное прикосновение к своей руке.

Юноша сплюнул, стараясь освободить рот от крови.

– Что случилось?

– Прости, – снова извинился Серегил. Алек опять услышал какое-то шебуршение, затем заморгал от неожиданно яркого сияния светящегося камня. Серегил держал его в одной руке, а другой растирал себе затылок. – Похоже, нас обоих разбудил мой кошмар.

– В следующий раз согревайся сам, – проворчал Алек, без особого успеха пытаясь завернуться в одеяло. Серегил углом другого одеяла попытался остановить кровь, текущую из носа Алека, но его руки так тряслись, что тот отодвинулся, опасаясь еще больших повреждений. – Сколько мы проспали?

– Довольно долго. Пора двигаться, – ответил Серегил; по его глазам Алек видел, в какой растерянности пребывает друг. Они оделись в молчании, ежась, когда приходилось натягивать на себя мокрую шерстяную и кожаную одежду. Снаружи все еще завывал ветер, но Алек почувствовал, что погода меняется: выйдя из-под крыши, он увидел в разрывах облаков звезды.

– До рассвета всего час или два, мне кажется.

– Это хорошо. – Серегил вскочил в седло и привязал повод сменной лошади к луке седла. – Как раз к рассвету и доберемся до первого охраняемого перевала.

– Охраняемого?

– Заколдованного, – поправился Серегил, который теперь уже начал выглядеть самим собой. – Я мог бы проехать там и в темноте, но тебе придется завязать глаза, а дорога местами трудная.

– Ну, мне есть что предвкушать, – проворчал Алек, промокая кровь, все еще сочащуюся из носа, рукавом. – Не говоря уже о холодном завтраке, который мы съедим, не спешиваясь.

Серегил поднял брови.

– Теперь ты становишься похож на меня. Еще немного, и ты потребуешь горячую ванну.

Ниал демонстративно осмотрел ворота, ведущие из скаланской конюшни, и следы на земле, хотя и хорошо представлял себе, куда отправились Серегил и остальные. Он следовал за ними достаточно долго и видел, как беглецы сменили лошадей в акхендийской деревне на главной дороге. Позже, в зале лиасидра, он подслушал, как акхендийский кирнари сообщил Назиену-и-Хари, к какому перевалу, должно быть, направились путники; этот перевал Ниалу был хорошо известен.

В погоню он отправился с двенадцатью всадниками – молодежью из нейтральных кланов и из его собственного. Ниал тщательно отобрал их, заботясь о том, чтобы в отряд попали только совсем зеленые юнцы, которые наверняка будут делать то, что он им скажет.

Добравшись к вечеру до акхендийской деревни, Ниал расспросил паренька, присматривавшего за лошадьми. От него он узнал, что последние трое гонцов не подали условного сигнала, и это сразу же вызвало подозрение. Подозрительным показалось и то, что курьер-скаланка явно понимала язык ауренфэйе лучше, чем делала вид.

Дальше следы читать было нетрудно: у кобылы, на которой ехала Бека, подкова на левой задней ноге имела трещину. Через несколько миль, однако, к удивлению Ниала, обнаружилось, что беглецы едут вместе с несколькими попутчиками. Значит, Серегил и Алек оказались более дерзки, чем он думал, раз осмелились здесь выдавать себя за акхендийцев. Они явно не старались скрыть свои следы и скакали по главной дороге, вместо того чтобы разделиться и попытаться скрыться по одной из многочисленных троп. Можно было бы проехать по руслу пересекавшего дорогу потока, можно было вернуться по собственным следам… Впрочем, Серегил ведь не знает всех здешних дорог.

– Может быть, эти всадники – тоже заговорщики? – предположил молодой силмаец, когда отряд остановился у родника, где путники утоляли жажду.

– Если и так, пользы от них немного, – сказал Ниал, рассматривая следы на мягкой земле у воды: отпечатки двух пар ауренфэйских сапог и одной – скаланских; спутники беглецов не спешивались,

– Они, похоже, не знают местности, иначе показали бы Серегилу, где свернуть с главной дороги, чтобы сбить нас со следа, – заметил рабазиец по имени Ворил.

– Верно, – пробормотал Ниал, гадая, что задумал Серегил. Только на следующий день, когда наконец они нашли место, где две группы всадников разъехались, начал Ниал понимать его замысел.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации