154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 41

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 27 апреля 2014, 23:42


Автор книги: Татьяна Маршкова


Жанр: Кинематограф и театр, Искусство


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 41 (всего у книги 87 страниц) [доступный отрывок для чтения: 57 страниц]

М

Мазурок Юрий Антонович
баритон
1931–2006

«Сегодня Юрий Мазурок – ведущий лирический баритон не только в нашей стране, но и во всем мире. Красивый, яркий и светлый голос, отличная вокальная школа, обеспечивающая высокое вокальное мастерство, умение работать позволили ему занять это положение», – говорила в начале 1980-х Елена Образцова об одном из своих самых любимых партнеров, с которым пела не только в Большом театре, но и на других крупнейших оперных сценах мира. Ирина Архипова называла удивительного баритона последним рыцарем оперной сцены, а дирижер Фуат Мансуров – певцом исключительной вокальной чистоты. Незабываемый артист, он принадлежал к плеяде выдающихся мастеров, составивших славу Большого театра во второй половине XX века и ставших его легендой.

Онегин. «Евгений Онегин»


Юрий Мазурок родился 18 июля 1931 года в городе Красник Люблинского воеводства (Польша) в семье адвоката Антона Степановича Мазурока и учительницы Варвары Ивановны Ковальской. Его детство прошло на Украине, богатой прекрасными голосами. Но сам он сначала не думал о профессии певца. Свою трудовую биографию прославленный баритон начнет инженером-нефтяником, в 1955 году окончив Львовский политехнический институт и овладев полным вузовским курсом технических наук. Студентом он выступает как певец на самодеятельной сцене с симфоническим оркестром, участвует в любительских оперных спектаклях, поет Жермона в «Травиате» Дж. Верди, Онегина в опере П.И. Чайковского. Страсть к музыке и пению побеждают. Тем более что заниматься вокалом ему советуют такие авторитетные профессионалы, как известный украинский баритон, солист Львовского оперного театра П.П. Кармалюк. И вот, находясь проездом в Москве, в 24 года, начинающий инженер и аспирант Львовского политехнического института решает прослушаться в консерваторию. Судьба ему улыбается: особо одаренного абитуриента берет в свой класс профессор С.И. Мигай, в прошлом один из известнейших драматических баритонов, выступавший на оперной сцене с Ф.И. Шаляпиным, А.В. Неждановой, Л.В. Собиновым, не только из-за блестящих природных данных, но и разгадав в своем ученике достойного преемника корифеев русского вокального искусства. Сергей Иванович, послушав Юрия, скажет: «Думаю, инженер вы неплохой. Но считаю, что химию и нефть вы можете пока бросить. Займитесь вокалом». Выбор был сделан, путь определен – только пение, только оперная сцена. Выбор совершенно осознанный, продиктованный верой в себя и любовью к избранному делу, а дальше – целеустремленное овладение новой профессией, безраздельное, одержимое подчинение одной цели всей своей жизни. Одна из сокурсниц вспоминала Мазурока в консерваторские годы: «Сергей Иванович Мигай пригласил меня на репетицию: его класс готовился к экзаменам. И вот, когда вышел на сцену Юрий Мазурок, лицо старого профессора озарилось улыбкой, и он сказал: «Юра напоминает мне мою юность. И я уверен, у него будет интересная творческая жизнь». Здесь, в консерваторских классах и оперной студии, Мазурок пройдет настоящую школу, необходимую оперному артисту.

О Ю. Мазуроке заговорили как открытии еще тогда, когда студентом Московской консерватории он пел Онегина в спектаклях Оперной студии. Эта роль в творческой биографии певца стала судьбоносной. Онегин – его коронная партия, начиная с самодеятельности во Львове, с дипломной работы в Московской консерватории, которую он окончил в 1960 году (после смерти С.И. Мигая занимался у А.Л. Доливо, в свое время выпускника У. Мазетти). По окончании аспирантуры по классу профессора О.С. Свешниковой, в 1963-м, именно в «Евгении Онегине» молодой артист дебютирует и на сцене Большого театра, представ перед зрителем истинно пушкинским героем, в гармоничном слиянии его внешнего облика и внутреннего мира. В Онегине – Мазуроке главной темой была драма одиночества, разрушающего человеческую личность.

Этот образ будет постоянно сопровождать артиста. Позже его Онегин покорит Югославию и Венгрию, Лондон и Тулузу, Варшаву и Нью-Йорк, Токио и Париж… «С этой роли началась моя сценическая жизнь, а теперь я чувствую, что это была моя судьба, – так оценивал роль Онегина в своей творческой судьбе сам артист. – По-моему, остается непревзойденным режиссерский вариант Бориса Александровича Покровского в Большом театре СССР. Если исполнение четырех главных ролей – Татьяны, Онегина, Ольги и Ленского – на хорошем художественном уровне, то публика всегда получает истинное наслаждение… Конечно, незабываемы встречи на сцене с солистками Большого театра Тамарой Милашкиной и Маквалой Касрашвили, а также с самым выдающимся современным исполнителем партии Ленского – Владимиром Атлантовым».

В Большой театр Юрий Мазурок пришел лауреатом трех престижных международных конкурсов: «Пражская весна» (1960), где получил 2-ю премию, имени Джордже Энеску в Бухаресте (1961; 3-я премия), а также II Всесоюзного конкурса имени М.И. Глинки (1962), разделив 2-е место также с будущими солистами Большого – В.А. Атлантовым и М.С. Решетиным.

Уже в первом своем театральном сезоне 1963/64 32-летний певец, поначалу стажер оперной труппы, завоевал публику и заявил о себе как ведущий лирический баритон, при всей индивидуальности и неповторимости таланта, продолжающий вокальные и сценические традиции именитых предшественников, и прежде всего П.М. Норцова. «Юрий Мазурок прочно вошел в репертуар и закрепился в труппе Большого театра как исполнитель уже многих ответственных партий. Это не случайно, а вполне закономерно: Ю. Мазурок – законченный профессиональный певец», – писал в статье о певце «Талант и профессионализм» весной 1965 года А.П. Иванов, отмечая его «мягкий лирический баритон, полного диапазона голос, приятные внешние качества и музыкальность».

Покоряющий жизнелюбием и романтизмом Веденецкий гость в «Садко» Н.А. Римского-Корсакова, блистательный Андрей Болконский в «Войне и мире» С.С. Прокофьева, Елецкий в «Пиковой даме» П.И. Чайковского и Жермон в «Травиате» Дж. Верди, включая всех поразившего Онегина, – такой стремительный творческий взлет свидетельствовал о том, что театр делал ставку на даровитого новобранца, сразу по достоинству оценив его возможности. Даже небольшая партия Андрея Щелкалова в «Борисе Годунове» М.П. Мусоргского с ее монологом-ариозо в исполнении Мазурока вызывала восторженную реакцию публики, в том числе итальянской. В 1964 году артист пел ее на гастролях труппы Большого театра в Ла Скала, удостоившись самых высоких похвал рецензентов, в числе лучших образов гастрольных спектаклей отмечавших его Андрея Болконского и Елецкого. «Юрий Мазурок и Тамара Милашкина просто великолепно справились со своими трудными ролями»; «Очень хорошим было исполнение. Лучше скажем – превосходным! Прекрасные голоса Юрия Мазурока и Тамары Милашкиной придали блеск спектаклю», – писали итальянские газеты об исполнителях главных партий «Войны и мира».

Вернувшись из Милана, певец готовит партию Деметрия в опере Б. Бриттена «Сон в летнюю ночь», которую впервые ставит на сцене Большого Б.А. Покровский. «За несколько месяцев до меня в театр пришли Г.С. Королева (меццо-сопрано. – Т.М.) и Ю.А. Мазурок, – запишет в своем дневнике А.И. Орфенов, вторично тогда вернувшийся в Большой. – Мазурок казался скорее тенором, чем баритоном. Он пел Онегина, Елецкого, Андрея Болконского, Веденецкого гостя, затем Жермона, Щелкалова и Альберта в «Вертере». Голос Мазурока за этот год сильно укрепился, стал звучать красивее, наполняя зал и неизменно вызывая овации».

«Пиковая дама». Лиза – М. Касрашвили, Елецкий – Ю. Мазурок


Расцвету карьеры певца способствовала и новая яркая работа, закрепившая в театре его позиции первого баритона, – Фигаро в «Севильском цирюльнике» Дж. Россини, которую наряду с Онегиным и Марселем в «Богеме» Дж. Пуччини он подготовил и пел в Оперной студии Московской консерватории. В образе неиссякаемого на выдумки ловкого цирюльника Юрий Мазурок не изменял себе: тема благородства и достоинства личности, которую артист пронесет через все свое творчество, и здесь не оставалась в стороне. Критика восторженно принимала его героя – причем вокальные и сценические оценки не уступали друг другу: «Кватина Фигаро у Ю. Мазурока точно фейерверк коротких выразительных мотивов-характеристик»; «Герой Ю. Мазурока пришел из итальянской народной комедии, со страниц «Кьеджинских перепалок» К. Гольдони. В нем народный ум, трезвость, покладистость и беззаботность, умение жертвовать, смекалка ловкого проныры. Он – достойный преемник дзанни – персонажа итальянской комедии масок»; «Фигаро Ю. Мазурока обладает одним отличительным качеством, которого до сих пор еще не приходилось наблюдать у других советских исполнителей. Его Фигаро чрезвычайно элегантен и изящен. Эти, казалось бы, чисто внешние черты пластического решения образа на самом деле продиктованы характером музыкальной драматургии оперы, ее стилевыми особенностями. Элегантность вокального и сценического исполнения позволяют Ю. Мазуроку выявить в характере Фигаро чувство собственного достоинства, которое другими исполнителями этой партии нередко забывается или же заглушается проявлением чрезмерного темперамента… Наблюдая за игрой Ю. Мазурока – Фигаро, зритель, слушатель в течение всего спектакля чувствует большой творческий размах, который свойствен лишь большим мастерам оперной сцены».

Признанным солистом Большого театра певец одерживает победу на Международном конкурсе вокалистов в Монреале (1967), завоевав 1-ю премию и золотую медаль. Вскоре певца ждет еще один триумф в Канаде, куда он приезжает в составе оперной труппы Большого театра во время Всемирной выставки ЭКСПО-67, по свидетельству очевидцев, задав тон огромному успеху гастролей в Монреальском театре-зале Уильфрида Пелетье. «Артист обладает прекрасным по тембру голосом и владеет им с большим мастерством, – писали тогда канадские газеты, воссоздавая события гастрольных выступлений оперной труппы Большого. – Ария во втором акте («Пиковой дамы». – Т.М.) была встречена бурей оваций, и это было совершенно заслуженно. …Он обладает неиссякаемыми артистическими способностями и играет с большим вкусом». Своего любимца не обошла вниманием пресса даже, казалось бы, в «невеликой» роли Щелкалова: настолько он запомнился канадским слушателям. «Среди наиболее впечатляющих вокалистов-исполнителей небольших ролей был Юрий Мазурок, победитель Международного конкурса, состоявшегося здесь недавно, в этом сезоне, который исполнил партию Андрея, секретаря Думы, – отмечал рецензент. – Его чистый, светлый баритон великолепно прозвучал в небольшой арии».

У себя на Родине необыкновенный певец не мог не покорить и такого тонкого ценителя вокала, замечательную певицу и педагога, как Наталия Дмитриевна Шпиллер: «Юрий Мазурок – вокалист высокого мастерства, познавший все таинства звукообразования… Редкий по красоте, свободно льющийся голос его кажется просто безграничным и доставляет громадное эстетическое удовольствие».

Веденецкий гость. «Садко»


Воодушевленный премьерой «Трубадура» (1972) дирижер Б.Э. Хайкин высказывался: «Ю. Мазурок вновь порадовал своим красивейшим сочным голосом изумительного тембра. Партия великолепно впета, мастерство артиста растет. Пение, манера, поведение на сцене – все это удивительно гармонирует, и все говорит о том, что это граф ди Луна».

38 лет (1963–2001) классический баритон Юрия Мазурока с его неповторимой красотой тембра и полнотой звучания безраздельно царил на сцене Большого театра, и каждое выступление артиста неизменно сопровождалось долгими овациями зала. Он был всегда в форме, его называли аристократом русской оперы за особую стать и величие. Баритон номер один из золотой плеяды голосов поры расцвета театра 1970– 1980-х (Т.А. Милашкина, В.А. Атлантов, Е.В. Образцова, Е.Е. Нестеренко), необычайно требовательный к себе и партнерам, он приумножал его славу. Высочайший уровень профессионализма, безупречное сценическое и вокальное мастерство, дар перевоплощения, исключительные певческие данные и прекрасная школа предопределили широту творческого диапазона певца, позволив ему создать на сцене самые разные образы и объять практически весь ведущий баритоновый репертуар, включая драматические партии.

Художественно достоверен и впечатляющ был певец-артист в итальянском репертуаре с его вокально и психологически насыщенными ролями: Скарпиа в «Тоске» Дж. Пуччини (режиссер Б.А. Покровский), Маркиз ди Поза в «Дон Карлосе» (режиссер И.М. Туманов), Граф ди Луна в «Трубадуре» (режиссер Э.Фишер), Ренато в «Бале-маскараде» (режиссер С.А. Штейн) Дж. Верди, Сильвио в «Паяцах» Р. Леонкавалло в постановке Штейна, Амонасро в «Аиде» (режиссер И.А. Габитов) Дж. Верди. В частности, по достоинству оценив высокий уровень исполнения Мазуроком партии Скарпиа, критика замечала: «Его великолепный голос с металлической окраской как нельзя более соответствует холодной жестокости, неумолимой беспощадности этого страшного человека, играющего судьбами подвластных ему людей».

Скарпиа. «Тоска»


«А какие глубины человеческих переживаний, борений с самим собой, сомнений и мук ревности проникает артист-певец в образе Ренато («Бал-маскарад» Верди)! – писала музыковед М.А. Игнатьева. – И ведь ни в одной музыкальной фразе, ни в одном акценте, фермате или паузе, ни в одной позе, движении, жесте Ю. Мазурок не перебирает, не «рвет страсти». Внутреннее огромное душевное волнение, внутренний огонь раздирает душу этого героя, но артист не выплескивает эти страсти, предельно сдерживает, и от этого – впечатление эмоциональной силы, наполненности исполнения».

Благородство, достоинство личности для артиста везде – прежде всего. За внешней сдержанностью, лаконизмом – накал чувств, цельность образа, отточенность исполнительской манеры. И – никакой нарочитости.

Праздником оперного искусства были и его неподражаемый Роберт в «Иоланте» П.И. Чайковского (режиссер О.М. Моралев), излучающий чистоту и жизнелюбие, с экспрессивным, ярким звучанием голоса, чеканной дикцией, ослепительный Тореадор в «Кармен» Ж. Бизе (режиссер Г.П. Ансимов), запечатленный в фильме-спектакле знаменитого итальянского режиссера Франко Дзеффирелли с Кармен – Е. Образцовой и Хозе – П. Доминго, поставленном в Венской опере в 1978 году. Значителен артист и в более поздних своих ролях – Мазепы в одноименной опере Чайковского (режиссер С.Ф. Бондарчук) и Риголетто в одноименной опере Верди (режиссер А.И. Микк), достигая в них высот подлинного трагизма. Заметим, что Ю. Мазурок во всех этих спектаклях пел премьеры, то есть они ставились прежде всего с расчетом на него.

В репертуар артиста, включавший более 30 партий, попали и роли революционеров в советских операх: матрос Илюша в «Октябре» В.И. Мурадели, матрос Царев в опере С.С. Прокофьева «Семен Котко». Но и они в исполнении певца были ярки и сценически убедительны.

Среди других партий: Второй Корабельщик в «Сказке о царе Салтане» Н.А. Римского-Корсакова, Валентин в «Фаусте» Ш. Гуно, Гульельмо в опере В.А. Моцарта «Так поступают все женщины», Астон («Лючия ди Ламмермур» Г. Доницетти; концертное исполнение).

Народный артист СССР (1976).

Самые лучшие певцы Большого театра всегда преклонялись перед высочайшим уровнем мастерства и таланта своего коллеги.

Ирина Архипова: «Выступления Юрия Мазурока всегда украшают спектакли театра, всегда на уровне тех высоких профессиональных требований, которые предъявляются к артистам Большого тетра Союза ССР… За последнее время мне довелось слышать Ю. Мазурока как бы со стороны. Во время наших гастролей в Вене он пел Елецкого в «Пиковой даме». Арию Ю. Мазурок спел с таким блеском, в таком благородном «тоне», у него так все блестяще звучало от начала до конца, была такая великолепная вокализация, так его исполнение было красиво, эмоционально, осмысленно, что действие спектакля остановилось: зрительный зал буквально бушевал от восторга.

Известно, что на гастролях у нас все вдвойне – и радости, и огорчения. Я, слушая Юрия Мазурока из-за кулис, гордилась тем, что у нас есть такой блистательный баритон. Я до сих пор помню его Елецкого в Вене – это был высокий класс оперного исполнительства.

В мае с.г. (1972 г. – Т.М.) на закрытии фестиваля в Висбадене (ФРГ) Ю. Мазурок пел партию ди Луна из «Трубадура». Вместе с ним выступали Т. Милашкина, В. Пьявко и я. И опять я отметила высочайший профессионализм Юрия Антоновича, который впервые пел эту трудную партию, да еще на итальянском языке и с минимальными сценическими репетициями. Он пел превосходно: красиво, умно, безупречно вокально. И опять бушевала публика, особенно после арии «Jl ballen».

В упругом, как струна, голосе Ю. Мазурока, в красивом звуке, во всей его осанке уже есть благородство, честь и многие другие качества его оперных героев – графов, князей, рыцарей, революционеров. И это, естественно, связано с его вокальными образами; это и определяет его творческую индивидуальность».

Елена Образцова: «Мне неоднократно приходилось слушать Ю. Мазурока в партии Онегина – в Большом театре, во время гастролей. В этом образе особенно ощутимо творческое развитие, совершенствование артиста. Глубокое понимание музыки, чувство слова, художественная чуткость, тщательная отделка деталей с годами снимали с этого образа случайное, наносное, определяли вокальную, сценическую свободу исполнения. При внешней сдержанности рождался многогранный характер, скрытый за хорошими манерами. Гибкость голоса, который может звучать не только лирически мягко, но и отчужденно-жестко, выразительная интонация, отличная дикция – все подчинено раскрытию образа. Не случайно Онегин в исполнении Юрия Мазурока получил мировое признание. Он пел его за рубежом не только в гастролях Большого театра, но и в спектаклях таких известных оперных театров, как Ковент-Гарден в Лондоне, где «Онегин» впервые зазвучал на русском языке, в Королевской опере в Брюсселе, в Метрополитен-опере в Нью-Йорке, в Афинах и других театрах. Особенно много Ю. Мазурок пел за рубежом два года назад (1979 г. – Т.М.), когда во все мире отмечалось 100-летие со времени первой постановки оперы…

Однако зарубежные труппы приглашают Ю. Мазурока не только для исполнения русского репертуара. Прежде чем выступить в партии Ренато («Бал-маскарад») на сцене нашего театра, он исполнял ее за рубежом, пел с большим успехом в Сан-Франциско, Лондоне, Вене. Мы вместе участвовали в постановке «Кармен», которую осуществляли в Венской опере дирижер Карлос Клайбер и режиссер Франко Дзеффирелли. Выступая с Юрием Мазуроком за рубежом в «Трубадуре», «Дон Карлосе», «Бале-маскараде» и «Кармен», я каждый раз вновь и вновь отмечала его высочайший профессионализм, умение работать, то, с каким успехом демонстрировал он свое мастерство…

Среди спектаклей, в которых мы выступаем вместе, мне бы хотелось назвать еще два – «Пиковую даму» и «Садко». Лишь однажды встречается Графиня с князем Елецким, но каждый раз за внешней благообразностью вижу и слышу я холодную уравновешенность, не согретую горячим чувством. А ведь благороден, знатен, хорош собой…

Вся партия Веденецкого гостя сводится практически к одной песне, но вокалисты знают, какого профессионального мастерства требует ее исполнение. И Юрий Мазурок демонстрирует его в полной мере: здесь и тонкое чувство стиля, и отличная фразировка, и вокальное изящество».

Зураб Соткилава: «Я познакомился с Юрием Мазуроком в июне 1972 года. В Большом театре проходил гала-концерт, посвященный 100-летию со дня рождения Леонида Витальевича Собинова. Пели И. Архипова и Г. Вишневская, А. Огнивцев и Е. Нестеренко, В. Атлантов и Ю. Мазурок… Пригласили участвовать в этом концерте и меня – солиста Тбилисского оперного театра.

Это было мое первое выступление на сцене Большого театра, и я хорошо помню все, что относится к этому концерту. Исполнение Ю. Мазуроком арии Онегина и арии Графа ди Луна – одно из самых ярких впечатлений вечера. Меня покорила высокая музыкальная культура, блестящая вокальная техника. Передо мной был профессионал, которого ни на мгновение не оставляло чувство огромной ответственности за то, что он делает на сцене…

Таким вошел в мою творческую жизнь Юрий Антонович Мазурок. За годы, что мы вместе работали в Большом театре, было множество наших общих спектаклей, гастролей, концертов. Были разные города, театры, страны. Неизменными оставались взыскательность и ответственность моего коллеги, где бы он ни выступал… Секрет его творческого долголетия – не только в прекрасной школе, которую ему дала Московская консерватория, но и в том, что мой коллега – великий труженик.

Ближе, лучше я узнал Юрия Антоновича, когда вместе с М. Касрашвили начали проводить музыкальные фестивали в Кутаиси… Сольный концерт из произведений П.Чайковского, который дал в Кутаиси Юрий Мазурок, я не забуду никогда. К сожалению, мы, коллеги, редко слышим друг друга в концертах. В Кутаиси два больших отделения с монографической программой ни на мгновение не отпускали внимание публики. Это был очень разный П. Чайковский, представленный в огромном разнообразии чувств, страстей, характеров. Ю. Мазурок открылся мне не только как блестящий профессионал, но и как глубокий психолог, умеющий постигать тончайшие движения человеческой души.

И здесь, в Кутаиси, за маской неприступности и равнодушия, которую часто носит Юрий Антонович, я увидел очень интересного человека, в чем-то легко ранимого, теплого и душевного, доброго и наделенного неожиданно лучезарным чувством юмора.

При кажущейся удачливости не все в его жизни и творчестве легко и просто. Наверное, и потому, что и человек он не простой, и критерии у него высокие. У него есть свои принципы, которыми он дорожит и не разменивает их во имя мнимого или истинного благополучия».

Владимир Кудряшов: «Давно известно, что театр – это личности, если их нет, нет и спектакля. А они были, да еще какие!!! И Ю. Мазурок для меня выделялся даже среди них. Ю.А. Мазуроку, может быть, как никому другому, не подходят слова: «Чем чернее небосвод, тем ярче звезды». В любом созвездии он подобен Полярной звезде… Всякий раз, когда я слышал Юрия Антоновича в спектакле Большого театра или в концертах, меня поражало, что певец всегда был в превосходной форме, восхищала его безупречная дикция, я уж не говорю о вокальной стороне. Я думал: «Вот образец, к которому надо стремиться».

В «Евгении Онегине» блистали несколько поколений певцов Большого театра. Онегин – Мазурок с первого выхода очаровывал зрителей. Да, кстати, когда Ю. Мазурок во время гастролей театра во Франции только вышел на сцену и спел: «Я очень, очень рад…», зал разразился аплодисментами. На следующий день газеты назвали его «Король вокала»… В Онегине Мазурока меня всякий раз поражает его аристократизм. Кстати, и в жизни Юрий Антонович всегда элегантен, как настоящий джентльмен. Веришь, что Онегин был именно таким: немного скучающим, может быть, пресыщенным, но неотразимо привлекательным…

Я считаю, что главное – это умение самостоятельно делать роль, и не только потому, что такую роль интересно и играть, и смотреть, но и потому, что без этого нет жизни на сцене. Но все это – ничто без пения. Когда Ю. Мазурок поет ариозо «О, Мария!..» – все! Замри! И не дыши!!! Какая гамма чувств! Любовь, тоска, нежность! Это – лебединая песня Мазепы. Ария у Ю. Мазурока звучит, как молитва под сводами храма. Своим пением Юрий Антонович способен просто мистифицировать слушателей. Итальянцы, присутствовавшие в Большом театре на одном из спектаклей «Тоски», были уверены, что Скарпиа поет итальянец-гастролер. В антракте они пришли за кулисы, чтобы увидеться с соотечественником. Каково же было их изумление, когда выяснилось, что это – русский певец.

Для меня все, что связано с Юрием Антоновичем Мазуроком, – необычно, вернее, необыденно, не так, как у других. Он ни на кого не похож, как бриллиант, каждая грань которого высвечивает новое качество, присущее только ему одному».

Преданный оперному театру, Юрий Антонович Мазурок, не так часто появлялся на концертной эстраде, как того хотелось бы его многочисленным поклонникам. Хотя имел обширный камерный репертуар, включающий музыку разных эпох и стилей. «Поет он замечательно… и в оперных спектаклях, и в концертах, где ему помогает довольно редкий дар: чувство стиля, – отзывалась о певце И.К. Архипова. – Если он поет Монтеверди или Масканьи, то эта музыка будет всегда у Мазурока итальянской… В Чайковском и в Рахманинове всегда будет жить неизбывное и возвышенное «русское начало»… В Шуберте и Шумане все определит чистейший романтизм… Подобная художественная интуиция обнаруживает подлинную интеллигентность и интеллект певца». Но как бы ни складывалась программа певца, как правило, в конце вечера, на «бис» он пел украинские песни.

Звезда мирового класса, в 1970– 1980-е годы Юрий Мазурок – частый и желанный гость на крупнейших оперных сценах мира – в Ковент-Гардене и Венской опере, в Сан-Франциско и Милане… В 1975 году он выступил в партии Ренато на сцене лондонского Ковент-Гардена. В сезоне 1978–1979 гг. дебютировал в Метрополитен-опере в партии Жермона; там же исполнил и партию Скарпиа (1993). Мазурок пел в спектаклях вместе с Пласидо Доминго, Джоан Сазерленд, Хосе Каррерасом, Лучано Паваротти, Николаем Геддой. Фирмой «Philips» записан «Трубадур» с Ю. Мазуроком – Графом ди Луной и Катей Риччарелли – Леонорой.

С Мазуроком – лучшим Онегиным последней трети ХХ века в 1970–1980-е осуществляли запись оперы П.И. Чайковского фирмы «Мелодия», «Sony», «Le Chant du Monde». В 1977 году с хором и оркестром Оперы Сан-Франциско (дирижер Курт Герберт Адлер) Юрий Мазурок участвовал в записи оперы «Бал-маскарад» (Ренато) с Хосе Каррерасом (Ричард) и Катей Риччарелли (Амелия).

В 1981 году в Лондоне в исполнении певца записаны романсы Н.А Римского-Корсакова и С.В. Рахманинова, украинские народные песни (партия фортепиано К. Шеппард).

Среди грамзаписей певца с солистами, хором и оркестром Большого театра в 1960–1980-е на фирме «Мелодия»: оперы «Пиковая дама» (дирижеры Б.Э. Хайкин; М.Ф. Эрмлер), «Иоланта» (дирижер Эрмлер), «Тоска» (дирижер А.Н. Лазарев); П.И. Чайковский. Фрагменты из опер «Евгений Онегин», «Иоланта», «Орлеанская дева», «Пиковая дама» (дирижеры Хайкин, Эрмлер, Ф.Ш. Мансуров); «Юрий Мазурок. Арии из опер «Демон», «Пиковая дама», «Евгений Онегин», «Иоланта», «Травиата», «Севильский цирюльник» (дирижеры Хайкин, Эрмлер) и другие.

С Юрием Мазуроком в главной роли снят фильм-опера «Риголетто» (дирижер А.С. Дмитриев, режиссер В. Ф. Окунцов, «Лентелефильм», 1987 г.).

К сожалению, в России артиста так и не услышали в партиях таких вердиевских опер, как «Макбет», «Аттила» и других, которые он исполнял на Западе. Так и не состоялась в Большом театре обещанная постановка специально «на Мазурока» оперы А.Г. Рубинштейна «Демон». Не удалось ему осуществить на сцене и еще одну желанную роль – Мизгиря в «Снегурочке» Римского-Корсакова…

Бывало, что он уже одиноко возвышался над теми, кто начинал осваивать подмостки Большого. В последние годы Юрий Антонович выходил на сцену Большого театра в партиях Ренато в «Бале-маскараде» и Амонасро в «Аиде» Верди – выступлением в этой роли он окончил свою театральную карьеру, отметив свое 70-летие. И как всегда, это был праздник оперного искусства, его величие и достоинство.

Певец награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени (1971; 1981).

В 1996 году Ю.А. Мазуроку была присуждена «Жар-птица» – высшая награда Международного союза музыкальных деятелей.

Умер на даче, в поселке Новодарьино Московской области 1 апреля 2006 года. Похоронен на Троекуровском кладбище.

Художник самой высокой пробы, он принес Большому театру немеркнущую славу.

Т. М.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации